Старинный фотопортрет пожилой черной женщины

В начале мая 2015 года в одном из антикварных (antique) магазинов Луисвилла (Louisville, KY), Кентукки, мы увидели на стене старый потрескавшийся овальный портрет пожилой чёрной женщины.

За десять экспедиций по Америке мы обошли сотни подобных магазинов и флимаркетов в более чем сорока штатах, побывали на различных ярмарках, в городских и частных музеях и еще бог знает где, но никогда не видели ничего подобного. Фотографии чёрного населения даже довоенного времени, не говоря уже о начале 20-го века, найти очень трудно. Чёрные не любили фотографироваться, да их особенно никто и не стремился запечатлеть. Даже знаменитые блюзовые сингеры с Юга, герои Фолк-Возрождения двадцатых, имеют в лучшем случае по одной фотографии, чем мы обязаны звукозаписывающим компаниям, продвигавшим свою продукцию. Мы имеем лишь по одной фотографии Чарли Пэттона, Томми Джонсона, Лемона Джефферсона, Барбекю Боба, Блайнд Блэйка, хотя эти музыканты были знаменитыми на всем Юге в конце двадцатых ― начале тридцатых, то есть относительно недавно… Не лучшая ситуация и с пионерами джаза: новоорлеанских музыкантов стали активно фотографировать лишь в сороковые, когда те состарились, хотя Новый Орлеан ― это не миссисипская или луизианская деревня… На красочных почтовых открытках, которые массовым тиражом издавались в Соединенных Штатах, представляя страну в лучшем виде, также почти не встречаются чёрные жители, и совсем нет открыток с изображением их сельского быта, впрочем городского тоже…

В итоге каждая фотография афроамериканца, относящаяся к довоенному времени, является редкостью, за ними охотятся коллекционеры и издатели, и те немногие фотоснимки, которые каким-то образом оказываются в продаже, ― тотчас раскупаются для различных изданий или переизданий, то есть становятся объектом бизнеса.

И уж совсем мало фотографий черных жителей Америки, относящихся к позапрошлому веку. Даже их копии отыскать непросто: так, в одном из магазинов на Бурбон-стрит в Новом Орлеане эти копии продают по 20 долларов, предварительно упаковав в паспарту… Что касается оригиналов, то взгляните на сайт ebay.

Как видим, на шести страницах – лишь три портрета афроамериканцев, и они недешевы.

Так обстоят дела со старинными фотографиями, на которых запечатлены чёрные жители Америки. При том что фотографии белого населения ― как довоенные, так и начала 20-го века и конца 19-го ― встречаются довольно часто и продаются за недорого.

И вот мы обнаруживаем в одном из луисвиллских antique malls довольно большой портрет черной женщины, да еще в оригинальной старинной раме с выпуклым стеклом, ― и всего за 35 долларов! На обороте фирменная этикетка ателье, выполнившего заказ: «PASCO. Robt. Pelan. Lot number 8915».

Да! Это действительно ценная находка, которая могла бы украсить любой краеведческий или этнографический музей!

Но нет уж… Этот портрет мы увезем с собой, коль скоро никому, кроме нас, он до сих пор был не нужен…

К нашему ужасу, треснувший от долголетнего напряжения толстый картон, на котором отпечатано изображение, развалился на три части, как только мы вскрыли раму и отделили от неё выпуклое овальное стекло. То есть портрет распался на части! И нам срочно, в условиях недорогого мотеля, предстояло его как-то собрать-склеить, прежде чем упаковать перед долгой дорогой на другой континент. В конце концов мы его довезли, привели в порядок, и теперь старинная фотография украшает наш дом как одна из наиболее ценных реликвий…

Но кто запечатлен на портрете? Кем, когда, где и как этот портрет был выполнен?

Точно уже не узнать. Но с помощью интернета можно выяснить многое.

Так, например, похожий портрет афроамериканского юноши ("PASCO. Robert Pelan. Lot #7979"), опубликованный на портале по истории Техаса (The Portal to Texas History), датирован примерно 1890 годом.

Наш портрет ― Lot number 8915, следовательно, он сделан немного позже, но все равно его появление относится к 1890-м годам. То есть ко времени, когда блюз только-только зарождался в дебрях Deep South, а главные герои наших книг были либо младенцами, либо ещё не родились вовсе…

Теперь вопрос: как сделан этот портрет?

С этим разобраться непросто. Когда мы вскрыли раму и попытались легкими касательными движениями почистить изображение, оно тотчас стало стираться, будто это не фотоснимок, а рисунок, выполненный карандашом, так что затею с очисткой пришлось оставить. Вернувшись домой, мы попытались выяснить, каким способом создавались подобные портреты в конце позапрошлого века в Америке, но сделать это оказалось непросто. В конце концов нам попалась небольшая статья, опубликованная под ником Usteel, в которой дается следующее разъяснение:

 

«Фотографические пастельные портреты (crayon portraits) – большого формата, чаще в пределах 16 на 20 дюймов, с виньетированным фоном (то есть с небольшим затемнением от центра к краям изображения – прим. В.П.), иногда в форме выпуклого овала. Их часто помещали в большие позолоченные или декорированные орнаментом рамы. Это была продукция из области коммерческого портрета времен первых попыток фотоувеличения, в том числе с использованием прибора под названием Woodward Solar Enlarging Camera, запатентованного исследователем Вудвардом в 1857 году. Полученным бледным “солнечным” фотоотпечаткам требовалось прикосновение художника, который пастелью придавал изображению резкость и сочность. Сочетание пастели и фотографии породило новую эстетику коммерческого портрета, которая имела большой успех приблизительно с 1860 по 1905 год, а в некоторых изолированных районах такая практика продолжалась вплоть до Великой Депрессии. Среди них были первые фотоизображения в естественную величину. В качестве фотографической основы художники использовали бромистые, серебряные и платиновые фотоотпечатки. Вышедшая из печати книга Джерома Эй Бархидта описывает процесс создания таких портретов: См. Jerome A. Barhydt. Crayon portraiture; complete instructions for making cray-on portraits on crayon paper and on platinum, silver, and bromide enlargements, also directions for the use of transparent liquid water colors and for making French crystals. New York: The Baker & Taylor Co, 1892.

Что касается портретов Pasco and Rob't Pelan, то, разрекламированные в местных газетах, практически все они заказывались по почте… Некоторые портреты доставлялись разъезжавшими агентами, которые обычно брали у клиентов небольшую фотографию-оригинал, а уже обратно доставляли портрет…»

 

Итак, в луисвиллском антикварном магазине мы приобрели один из пастельных портретов (сrayon portrait), выполненных на заказ в девяностых годах 19-го века. Исходным материалом (оригиналом) для заказа, по-видимому, служила небольшая фотография или негатив, переданные фотомастеру Роберту Пелану, контора которого, вероятно, располагалась в городе Паско (Pasco), штат Вашингтон.

Но что мы можем сказать о женщине, запечатленной на фотопортрете?

Она в зрелом возрасте: ей не меньше шестидесяти, а возможно и больше… Это значит, что она родилась в тридцатых или даже в конце двадцатых годов 19-го века и могла быть бабушкой или даже прабабушкой наших героев-блюзменов! Руки женщины опущены «по швам», при этом правая немного выдвинута. Лицо застыло в тревоге, глаза выдают настороженность. Процедура фотосъёмки явно некомфортна женщине, но она вынуждена подчиниться чьей-то воле, не обязательно недоброй: портрет пожилой черной женщины понадобился кому-то не для того, чтобы его видом ублажать свои эстетические чувства, ― он явно заказан тем (или теми), кто уважал эту женщину или даже любил её…

Фигура женщины полноватая, шея утолщенная, следовательно, она не испытывала недостатка в еде и явно не работала в поле, по крайне мере в последние годы. Скорее всего, она была служанкой, возможно поварихой или нянькой, в доме какой-нибудь состоятельной белой семьи, и скорее всего в одном из северных штатов…

На женщине простое домашнее платье с длинным рукавом, сшитое из плотной ткани, на плечи накинуто меховое манто, к этому скромному и не новому платью никак не подходящее, но, очевидно, используемое фотографом для придания снимку эффекта. Впрочем, манто это может быть и собственностью хозяйки дома, куда фотографа пригласили, чтобы сделать снимки семьи, а заодно и пожилой служанки, которая за многие годы успела стать близкой хозяевам дома…

И видимо, уже потом близкие родственники пожилой женщины, быть может сыновья или муж, достигший относительного благосостояния и положения в обществе (дело-то происходило на Севере!), прочитав рекламу в местной газете, заказали большой портрет своей матери или жены, передав снимок (или негатив) агентам фирмы Роберта Пелана в Паско, штат Вашингтон.

 

Но быть может, все обстояло совсем иначе. Кто сейчас разберет, как оно было на самом деле!

В любом случае мы видим перед собой уникальный документ прошлого ― застывшую фигуру пожилой черной женщины, вглядывающейся в нас из глубин ушедшего времени.

 

Аура, июль 2015 г.