Автограф В. Д. Конен на её книге «Пути американской музыки» (2016)

В свой последний приезд в Санкт-Петербург (третья декада сентября) мне невероятно повезло: в букинистическом отделе «Академкниги» на Литейном проспекте я купил изданную в 1965 году  книгу «Пути американской музыки» (второе  издание) с автографом автора — выдающейся исследовательницы музыки Валентины Джозефовны Конен! Конечно же, это не только удача, но и повод ещё раз со словами благодарности вспомнить Валентину Джозефовну и её книгу, написанную на основе диссертации, защищенной, страшно подумать, в 1946 году!

Вспомним кратко биографию музыковеда и историка, изложенную в Википедии и в других справочниках.

Валентина Джозефовна Конен родилась в Баку 29 июля (11 августа) 1909 года в семье столяра, революционера-подпольщика Натана Робермана (по другим сведениям — в семье врача-стоматолога), в 1913 эмигрировавшего в Палестину. Вместе с матерью, Полиной Файнштейн, и сёстрами в 1913—1919 годах жила в Бессарабии и в Могилёве-Подольском. В 1920 году семья соединилась, провела год в Европе и в 1921—1931 годах проживала в США, где фамилия отца была заменена на Конен. В США Валентина Конен закончила общеобразовательную школу и занималась в Джульярдской школе (Juilliard School) по специальности фортепиано (класс М. Берголио). Большое влияние на её формирование оказал музыковед, композитор и общественный деятель Чарльз Сигер (Charles Seeger, 1886-1979), кроме прочего, ещё и глава всемирно известного музыкального семейства. Училась также на литературном отделении Нью-Йоркского вечернего университета. Выступала в американской периодике как музыкальный критик.

Валентина Конен со своим отцом Иосифом (Джозефом) Конен в США. 20-е годы. Фото с сайта `Наше наследие` (nashenasledie.livejournal.com/)В 1931 году семья Конен репатриировалась в СССР и вернулась в Баку, где Валентина Конен училась в Политехническом институте. В 1932 году переехала в Москву, в 1934 получила советское гражданство. В 1933—1938 годах училась на историко-теоретическом отделении Московской консерватории. В 1938-1940 годах училась в аспирантуре Московской консерватории, в 1940 году защитила кандидатскую диссертацию «Предпосылки классической симфонии» (научный руководитель — Т.Н.Ливанова). Среди педагогов Валентины Конен были Михаил Иванов-БорецкийБолеслав ЯворскийЛев МазельВиктор Цуккерман, уроки фортепиано она брала у Марии Юдиной. Одновременно Конен работала музыкальным критиком в газете «Московские новости» (1934—1938 и 1944—1949), московским корреспондентом журнала «Музыкальный Курьер» (1934—1937).

В 1940—1941 годах Конен преподавала историю зарубежной музыки в Московской консерватории, затем находилась в эвакуации в Казани, где преподавала в музыкальном училище и работала санитаркой и медсестрой в военном госпитале. По возвращении в Москву преподавала в 1944—1949 годах в консерватории и Институте им. Гнесиных. В 1946 году защитила докторскую диссертацию на тему «Очерки по истории музыкальной культуры Соединенных Штатов Америки».

C мужем Евгением Львовичем Фейнбергом и дочкой Таней. 1975. Фото с сайта Наше наследие (nashenasledie.livejournal.com/213608.html)В 1949 году, в связи с начавшейся “борьбой с космополитизмом”, Конен была уволена из Московской консерватории и Института им. Гнесиных с запретом преподавания в Москве, но получила приглашение в качестве и. о. профессора в Уральскую консерваторию в Свердловск, где в 1951—1953 годах периодически читала лекции.

В 1960—1988 годах — старший научный сотрудник Института истории искусств Академии наук СССР. С 1960 года выступала с лекциями по Всесоюзному радио, с 1968 — эпизодически читала лекции в Московской консерватории для студентов и слушателей факультета повышения квалификации. В 1964—1970 годах — член редколлегии сборника «Музыка и современность».

С академиком Виталием Гинзбургом. Фото с сайта Наше наследие (nashenasledie.livejournal.com/213608.html)Научное наследие В. Д. Конен насчитывает более 130 работ, охватывающих историю мировой музыкальной культуры от средневековья до современности, в том числе книги о Шуберте (1953, 1959), Ральфе Вон-Уильямсе (1958), Монтеверди (1971), «Пути американской музыки» (1961, 1965, 1977), «Театр и симфония» (1968, 1975), «Этюды о зарубежной музыке» (1968, 1975), «Пёрселл и опера» (1978), «Третий пласт» (1994), «Очерки по истории зарубежной музыки» (1998, сост. В. П. Варунц) и др. Помимо академической музыки научные интересы Валентины Конен распространялись и на джазовую, которой она посвятила книги «Блюзы и ХХ век» (1981) и «Рождение джаза» (1984).

Валентина Джозефовна была замужем за известным физиком-ядерщиком, академиком, другом А. Д. Сахарова — Евгением Львовичем Фейнбергом (1912-2005). Проживали они в Москве, в доме номер 52 на Ленинском проспекте. Умерла В.Д.Конен 8 декабря 1991 года. Похоронена на кладбище Донского монастыря.

 

Немного о книге «Пути американской музыки». Она была и остается для меня настоящим даром Божьим, путеводителем в самом высоком смысле этого слова и заветным ключом к разгадке феномена, за изучение которого я взялся больше пятнадцати лет назад, приступая к написанию серии книг о Фолк-Возрождении пятидесятых и шестидесятых годов, а затем и о сельском блюзе (country blues). Так вот, в книге Конен было указано не только как искать, но, что ещё важнее, где искать, так что мне оставалось лишь следовать логике, принципам и методам этого выдающегося историка и музыковеда, разумеется, с пониманием того, что мои познания в области музыки, особенно академической, несопоставимы с познаниями Валентины Джозефовны… На Туманный Альбион в 2003, 2004 и 2005 годах я неизменно отправлялся с книгой Конен подмышкой, четко представляя, какие вопросы нужно задавать героям своих будущих книг, потомкам и наследникам Джинни Робертсон (Jeannie Robertson, 1908-1975), Шеймуса Энниса (Séamus Ennis, 1919-1982) и странствующих Стюартов. И уж, конечно, без книги Конен было не обойтись в Америке… Позволю себе привести цитату из Первого тома «Пришествие блюза»:

 

«В.Д.Конен в своей книге “Пути американской музыки” непосредственно о кантри-блюзе пишет немного, не больше трех-четырех страниц, да и рассматривает его лишь в контексте зарождения джаза. Термин кантри-блюз она не употребляет вовсе, называя его фольклорным блюзом, хотя в распоряжении Конен уже могла иметься вышедшая в 1959 году книга Самюэля Чартерса (Samuel Charters, 1929-2015).[1] Если исключить Ледбелли (Huddie Ledbetter / Leadbelly, 1889-1949), который перечислен в ряду других “горячих исполнителей раннего джаза”, то в книге Конен нет упоминания ни об одном из представителей кантри-блюза, которых мы, спустя более сорока лет со времени выхода её книги, иначе чем “великими” не называем. Что ж, когда Конен работала над книгой, о блюзе вообще мало кто знал, причем не только в СССР, но и в стране, в которой он возник. Блюз еще только выбирался из частного мира “черной” Америки к своей всемирной славе, и то, что в действительности являлось вершиной англо-американской музыки, полвека назад казалось лишь начальной ступенью к чему-то более серьезному, например к джазу. Тем более удивительно, насколько точны и глубоки исследования Конен. Ведь всё, что она пишет о природе возникновения американской музыки, о её истоках и путях развития, ― в большей части и есть история блюза!» (Пришествие блюза. Т.1. Country Blues. Книга первая: "Delta Blues, vol.1". —М.: Империум Пресс, 2009, С.34.)

  

Повторю еще раз: в книге «Пути американской музыки» действительно указаны и со знанием дела подтверждены не метафизические, а реальные пути американской музыки, и прежде всего англо-американской, поэтому для заинтересованного читателя эта книга станет наилучшим прологом к будущим познаниям (фолка, госпел, блюза, джаза и всего, что им предшествовало), а для нового исследователя ― прочным фундаментом, на котором он сможет смело воздвигать конструкции из собственных исследований. Конен не просто музыковед, она ещё и вдумчивый историк с прекрасной школой, что позволяет ей мастерски оперировать источниками, самыми важными и самыми верными в данный момент и по данной теме. А я догадываюсь, что и муж ― знаменитый физик-ядерщик академик Фейнберг ― мог подсказать ей какие-то свои специфические принципы, присущие лишь этим избранным расщепителям самого малого (и наиболее страшного!), что только есть в бренной материи…

 

«Историк, ― пишет Валентина Джозефовна в одной из своих работ, ― не может опираться только на технологический анализ. Он должен обладать широким обобщающим мышлением, в котором синтезированы разные аспекты изучаемого художественного явления. Он обязательно должен иметь широкий гуманитарный кругозор, ассоциативный склад мысли и ту интуицию (вот-вот – интуицию! В.П.), которая способна охватить не только внешние, но и внутренние, часто глубоко запрятанные связи между собственно музыкальными явлениями и духовной культурой породившей их эпохи» («Задача первостепенной важности» // Советская музыка. 1977. -№ 5. - С.39).

 

Музыковед. Историк. Мыслитель. Вот отчего в книге «Пути американской музыки» что ни страница, то указатель ― куда идти и над чем размышлять прежде всего; что ни фраза ― то ключ к очередной потаенной двери… А дверей таких было и остается в многоликой американской музыке ох как много!

 

Теперь об автографе.

В.Д.Конен, не щадящая нас своим косым витиеватым почерком, сделала надпись в сентябре 1968 года, адресовав книгу «на память» Елене Григорьевне и Авениру Васильевичу Михайловым.

Но кто это?

Раньше на то, чтобы из моей финской деревни ответить на этот вопрос, ушло бы бог весть сколько времени и сил. Теперь же, благодаря Интернету, достаточно ввести их имена в поисковую систему…

И вот уже читаем: Авенир Васильевич Михайлов (1914-1983) ― выдающийся музыкант, хоровой дирижер, профессор, заведовал кафедрой хорового дирижирования консерватории в Санкт-Петербурге (в то время в Ленинграде). С 1950 по 1962 год работал главным хормейстером в театре оперы и балета им. Кирова, составил сборник  «Старинная хоровая музыка», воспитал много учеников… С 1972 года А. В. Михайлов становится художественным руководителем и главным дирижёром Академической капеллы… (Читайте полностью статью Веры Калиновны Павловой.)Авенир Васильевич Михайлов. Фото с сайта Проза.ру (www.proza.ru/2011/01/20/348)

А Елена Григорьевна Михайлова, как уже можно догадаться, ― жена и преданный друг Авенира Васильевича, сохранившая для учеников и последователей его архив и давшая первый импульс к изучению его творчества.

Разве не чудо?!

Надписывая Михайловым свою книгу, Валентина Конен заключает: «…на память о Сортавале».

Тотчас узнаём, что близ этого живописного, некогда финского, городка на северном берегу Ладоги в историческом здании «Дача аптекаря Яскеляйнена», построенном Паули Бломстедтом в 1935 году, с середины шестидесятых располагается Дом творчества композиторов «Сортавала»… Наверное, Валентина Джозефовна и чета Михайловых там отдыхали, конечно же, познакомились, хорошо поговорили (а им было о чем поговорить!), и, прощаясь, Конен подарила им свою книгу, которую предусмотрительно взяла с собой в отпуск… А может, в Сортавале проводился фестиваль хорового пения или что-то в этом роде? Ведь вон что оказывается:

 

«Издавна Карелия рунопевческая считалась краем хорового пения, которое стало почти всенародным увлечением. И в Сортавале, городке на Ладоге, в лучшие времена количество хоров достигало двадцати. "Быть сортавальцем означало быть хористом", ― такое  мнение бытовало  в те времена. В 1874 году открылся городской парк Ваккосалми, а в нём ― концертный зал под открытым небом, позже названный певческим полем. Окруженный скалами и могучими елями, он славился отличной акустикой. В этом убедились сортавальцы, когда в 1883 году провели первый городской песенный праздник…» (Читайте здесь...)

 

Кому, как не руководителю знаменитой хоровой капеллы, присутствовать в Сортавале? Там, может, выступала вся Академическая капелла… А может, Конен и Михайловы встретились уже потом, в Ленинграде или в Москве? Разговорились, вспомнили Сортавалу, обменялись подарками… Гадать можно долго.

 

А потом…

Потом всё как всегда и повсюду… Прошло время. Ушли люди… То, что было ценно и дорого, что с нежностью береглось, хранилось, с любовью пересматривалось и перечитывалось, стало лишним, стало обузой, ненужным и никчемным хламом… И спасибо уже на том, что не выбросили эту книгу в мусор, а снесли в букинист… И спасибо, что её там великодушно приняли, выставили на продажу, и мы, вовремя оказавшись у книжной полки, смогли эту великую книгу подобрать и теперь будем хранить её, покуда сами не превратимся в прах, и, если нам повезет, эту дорогую нам реликвию кто-нибудь вновь подберет и передаст дальше… Было бы кому.

 

Аура, октябрь 2016 г.

  


Примечания

[1] Книги Самюэля Чартерса The Country Blues и Пола Оливера Blues Fell This Morning (London, 1960) упоминаются Конен в общей библиографии к её книге на стр. 451 и 453, но конкретной ссылки на эти работы как на источник у неё нет.