К истории первой записи блюза, исполненного женщиной

Обращаю внимание своих читателей на грубейшую ошибку, допущенную мной в предисловии к Первому тому «Пришествие блюза», которую сейчас непросто исправить. В интернет-издании это сделать ещё как-то можно, но как исправить ошибку в издании печатном? Поистине, что написано пером ― не вырубишь топором. А тут не пером ― печатным станком, тиражом в тысячу экземпляров, часть которого разошлась по читателям. Поразительно, что досадную эту ошибку я заметил только сейчас, когда готовил к публикации очередную «блюзовую страничку» с пластинкой белой водевильной певицы Эстер Уолкер (Esther Walker, 1894-1943). Вот эта самая непростительная ошибка, даже не ошибка, а бог знает что… 

На странице 70 утверждается, что «первой исполнительницей блюзов, которую записали на звуковой носитель, была Софи Такер (Sophie Tucker, 1884-1966), еврейка, эмигрировавшая в США из России. В 1917 году Victor записал в её исполнении все тот же “Saint Louis Blues” Уильяма Хэнди (William Christopher Handy, 1873-1958)». [1]

Так вот, это голословное (без каких-либо ссылок) утверждение ― абсолютно неверно. Софи Такер не была первой записанной на звуковой носитель исполнительницей блюзов, она вообще не записывала «Saint Louis Blues». Ни в 1917 году, ни позже. Во всяком случае, я не нашел этому подтверждения, пересмотрев имеющиеся у меня справочники и литературу, а также размещенные в Интернете каталоги ведущих лейблов, начиная с Victor. Мучительный для меня вопрос: откуда я это взял? ― по-видимому, так и останется без ответа. Вот что значит пренебречь ссылкой!

Я с большим почтением отношусь к Софи Такер, преклоняясь перед неувядающей красотой и немеркнущим талантом этой актрисы и певицы, в раннем детстве эмигрировавшей вместе с родителями в Америку из тех самых мест в Подолье, где когда-то прошло и моё детство. Может, это обстоятельство сыграло какую-то роль и я, включив воображение, выдал желаемое за действительное? Едва ли. В любом случае я продолжу поиски причин этого досадного недоразумения, а пока надо исправлять ошибку.

 

Итак, первой записанной на звуковой носитель исполнительницей блюза может считаться Нора Бейс (Nora Bayes, 1880-1928). В справочнике Брайана Раста The Complete Entertainment Discography, from the mid-1890s to 1942 отмечено, что 4 мая 1916 года в нью-йоркской студии Victor в исполнении этой блистательной актрисы и очаровательнейшей из женщин был записан «Homesickness Blues». Аккомпанировал Норе студийный оркестр (acc. by studio orchestra), но имена музыкантов в упомянутом справочнике не указаны.[2]

В том же справочнике отмечено, что 31 августа того же года в Нью-Йорке была записана певица Мэрион Хэррис (Marion Harris, 1896-1944). Под аккомпанемент оркестра Росарио Бурдона (Rosario Bourdon, 1885-1961) она исполнила «Paradise Blues», который по каким-то причинам не был издан (rejected), и его пришлось перезаписывать спустя два с половиной месяца. Это случилось 17 ноября 1916 года, только теперь Мэрион Хэррис сопровождал оркестр под управлением Эдди Кинга (Eddie King). Сама пластинка ― Victor 18152 ― вышла спустя два или три месяца.[3]

Marion Harris. WikipediaЛюбопытно, что второй женщиной, записавшей блюз, могла стать сорокалетняя на тот момент бродвейская актриса и певица Мэри Кэхилл (Marie Cahill, 1866-1933). 1 ноября 1916 года в Камдене, Нью-Джерси (Camden, NJ), в её исполнении был записан для Victor «Dallas Blues». Подыгрывал певице пианист Карл Грэй (Carl Grey). Почему-то и эта запись была отвергнута, и только через два месяца, 2 января 1917 года, вновь в знаменитой камденской студии и под аккомпанемент всё того же пианиста Мэри Кэхилл ещё раз исполнила «Dallas Blues» (надо сказать, довольно забавный!), который вскоре был издан на пластинке Victor 55081. [4]  

Таким образом, можно с большей или меньшей уверенностью утверждать, что первыми женщинами, записавшими блюз на звуковой носитель, были Нора Бейс, Мэрион Хэррис и Мэри Кэхилл. В последующие годы они записывали и другие блюзы, а кроме того, к их славной компании присоединялись другие белые водевильные актрисы и певицы, например Эстер Уолкер…

Marie Cahill. WikipediaЗдесь надо уточнить, что речь идет о песнях, в названиях которых фигурирует слово «blues». А ведь блюз как музыкальная форма мог в той или иной степени присутствовать и в песне, название которой не включало это слово. Поэтому, чтобы получить исчерпывающий ответ, надо прослушать все записи всех певиц того далекого времени, что едва ли возможно. Но и в этом случае у нас возникнут сомнения: действительно ли можно считать блюзом то, что мы слышим в исполнении белых певиц с Бродвея? Тут можно спорить до хрипоты, учитывая, что blues, каким мы его понимаем, не только форма, но, в неменьшей степени, состояние души и образ жизни.

Кое-какие представления о том, что такое настоящий блюз, публика получила только после того, как услышала историческую запись Мэми Смит (Mamie Smith, 1883-1946) ― её «Crazy Blues», записанный 10 августа 1920 года для OKeh.

Мы пишем «кое-какие представления», потому что так называемый «водевильный блюз» (vaudeville blues), который олицетворяла Мэми Смит, был лишь театральным воплощением подлинного блюза, знакомство с которым широкой публики произойдет лишь после того, как в студии окажутся Ма Рэйни, Бесси и Клара  Смит, а ещё позже ― первые представители кантри-блюза.

Вот и афроамериканский поэт, писатель и культуролог Лирой Джонс (LeRoi Jones, 1934-2014) пишет в своей книге Blues People, первое издание которой относится к 1963 году, что вокальный стиль Мэми Смит больше соответствовал водевильной, чем блюзовой традиции. «Ирония состоит в том, что стиль Мэми, будучи ориентирован на блюз, был по общему эффекту намного ближе к стилю Софи Такер, которую она заменила в своей первой звукозаписывающей сессии. Мисс Такер тогда оказалась слишком больна, чтобы записываться».[5]

Подтверждение этому случаю мы находим и в других исследованиях. В частности, в книге Сэлли Плэксин (Sally Placksin) American Women In Jazz сообщается, что в феврале 1920 года Софи Такер должна была записываться для OKeh, но неожиданно заболела, чем воспользовался Пэрри Брэдфорд (Perry Bradford, 1893–1970). Этот чёрный сонграйтер, антрепренер и музыкальный издатель несколько лет убеждал фирмы грамзаписи записывать блюзы в исполнении черных певиц и наконец договорился, чтобы вместо Такер в студии оказалась Мэми Смит. [6]

Так 14 февраля 1920 года под аккомпанемент белого студийного бэнда были записаны предназначенные для Софи Такер две песни ― «That Thing Called Love» и «You Can’t Keep A Good Man Down», которые вскоре были изданы на OKeh (4113). Пластинка, вероятно, имела неплохой коммерческий успех и потому открыла дорогу Мэми Смит к последующей записи «Crazy Blues», которая стала исторической.

Это никоим образом не оправдывает мою жуткую ошибку, но, как видим, еврейская девочка Соня Калиш из Тульчина, преобразившись в знаменитую Софи Такер, так или иначе присутствует в удивительной истории записи первого блюза в исполнении черной женщины. Сама же она свой первый блюз ― «High Brown Blues» ― записала только в марте 1922 года.

           


Примечания

[1] См. Пришествие блюза. Т.1. Country Blues. Книга первая: «Delta Blues, vol.1». —М.: Империум Пресс. 2009. С. 

 

[2] Brian Rust with Allen G. Debus. The Complete Entertainment Discography from the mid-1890s to 1942. Arlington House, New Rochelle, NY, 1973, p.45.

 

[3] Там же, p.333. Я пишу «два или три месяца», потому что обычно таковым был временной цикл: от записи матрицы до поступления пластинки в продажу.

 

[4] Там же, p.120.

 

[5] LeRoi Jones. Blues People: the Negro Experience in White America and the Music That Developed from It. Edinburg: Payback Press, 1995, p.99. (Здесь мы цитируем издание 1995 г.)

 

[6] Sally Placksin. American Women in Jazz. 1900 to the Present. Their Words, Lives, and Music. New York: Seaview Books, 1982, p.21.