Хроники безвременья

Хроники безвременья

 

Глава VI. Веселится и ликует наш народ!

 

Время от времени сообщается о том, что в далеких от нас амазонских джунглях нет-нет да и пропадет кто-нибудь. Недавно пропали без вести три французских антрополога и один немецкий этнограф. И до этого ещё сколько западных исследователей про­падало, и восточных тоже. А вот наш российский человек ― Ви­талий Сундаков ― не пропал. Он жил очень долго в тех краях, и не просто сам по себе, а среди первобытного племени людоедов. И хоть бы хны, вернулся живым и невредимым.

Виталий основатель первой в России «школы выживания». Сама жизнь в России ― своеобразная «школа выживания». Так вот Сундаков ещё и школу специальную открыл. Что ему людоеды ама­зонские?

Но наш человек не просто выжил среди каннибалов, он стал там признанным авторитетом и уважаемейшим человеком. Сундаков совершил в амазонии множество добрых дел, оставил огромное наследие. В частности, он обучил племя приемам каратэ, что в тамошних условиях борьбы племен равноценно монополии на ядер­ное оружие. Сейчас ученый-каратист готовится к новым погружениям в естественную человеческую среду.[1]

А мы зададимся вопросом: что есть такое, что помогает нашему человеку и нашему народу вновь и вновь выживать? Ведь уже что только мы с собой не делали: и революции устраивали, и переломы, и перегибы, и перестройки... И коммунизмом себя морили, и вот «первоначальным накоплением», а ещё кроме этого чернобыли всякие себе пооткрывали, и нефтью все залили... Ан, ничего не берет народ. Как с гуся вода. Известно только, что всем плохо. А раз так, у одного артиста спрашивают: «Как вы думае­те, есть ли свет впереди?»

Артист отвечает: «Я верю в наш народ. Его сила и отли­чие от всех народов ― в умении смеяться над собой, над своей жизнью, над всем вместе взятым... Давайте вмес­те выходить из дурдома».[2]

Не Толстой, но сказал хорошо. И хотя артиста зовут Зино­вий Моисеевич, очевидно, что когда говорит «наш народ», то имеет в виду не народ Израиля, а наш  российский честной на­род.

Действительно, умеем смеяться, и над собой, и над тем, кто рядом, и над жизнью, и над смертью, вообще над всем вмес­те взятым. Скучать не приходится. Весь этот смех над всем ― есть составная часть нашей российской вольницы, беспечной и бесшабашной. Никто ни за что не в ответе. Ни за себя, ни, тем более, за других.

 

                                                       *  *  *

 

Машинист Челябинского локомотивного депо Владимир Уланов стал участником необычного ЧП. Следуя на грузовом поезде по перегону Шагол-Электростанция, он развил предельную скорость. Внезапно впереди появился человек, неторопливо шагавший навстречу составу. Экстренное торможение не помогло и пешеход оказался под тепловозом. Тормозной путь составил 700 метров. После остановки потрясенные железнодорожники побежали в хвост состава и с изумлением увидели... живую и невредимую «жертву», спокойно и даже весело шагающую по шпалам.

Железнодорожники вопрошают: зачем нужен был этот опасный трюк? Может, закалял нервы?[3]

Может, что и закалял. А может, просто смеялся над жизнью: своей, чужой, да над всеми остальными вместе взятыми?

Как и двадцатипятилетний житель Тульской области, решивший нало­вить рыбки. Хотелось много, для ухи и, видимо, не только для себя. (Ведь и щедрость у народа нашего в избытке!) Удочкой много не наловишь, да и времени на такое удовольствие где взять? Неводом тоже в одиночку не управиться. Поэтому приш­лось прибегнуть к помощи науки, в частности, физики. Посколь­ку пруд прямо под окнами дачи, наш герой взял два провода, подключил к электросети да и сунул концы в воду: в уху ведь не важно, поймал ли рыбу на крючок, сетью или чтобы её током убило. Сам же и полез собирать улов...

Спасти технически негра­мотного парня, к сожалению, не удалось. Так что на этот раз уху не ели.[4]

Кстати, может, кого-то интересует статистика смертности в Тульской области. Там каждый четвертый не доживает до пенсии. По сравнению с 1989 годом число жителей области сократилось на 35 тысяч человек. В трудоспособном возрасте мужчин умирает в четыре раза больше, чем женщин. Если средняя продолжитель­ность жизни у женщин 72 года, то у мужчин всего 59 лет. В 1993 году в области были убиты или покончили собой 900 трудоспособных мужчин. В 1994 году цифры будут не меньше. Смерт­ность от неестественных причин ― на первом месте среди потерь трудоспособного населения. Пьянство, бандитизм, снижение уровня  техники безопасности в промышленности и на транспорте ― вот наиболее смертоносные факторы.[5]

Смерть по дурости, понятное дело, в Тульской области в число «неестественных причин» не входит. И не только в Туль­ской.

Двадцатичетырехлетний водитель акционерного общества «Смердомский стеклозавод» из города Чагодощенск, Вологодской области, выпал из кабины управляемой им грузовой машины и попал под её же колеса. Но выпал не от того, что был пьян или бес попутал. Просто решил справить малую нужду во время движения. Не оста­навливаться же ради малого…[6]

Происшествие это случилось на 316 километре автодороги Вологда–Новая Ладога. Кто будет проезжать, посмотрите, мо­жжет, там и деревца-то нет, чтобы остановиться.

Но, бывает, что веселье уступает место тоске и скуке. Тогда приходится что-то предпринимать, искать выходы, как-то бороться с этой самой скукой. Специфические проявления такой борьбы происходят на селе.

Так однажды заскучал на работе сторож фермы в Гагинском районе Нижегородской области Александр Паутов. Далее читаем об этом: «Чтобы развеяться, сторож в час ночи... поджог нежи­лой дом. Когда односельчане сбежались на пожар, пришел помо­гать и он. И увидел, что в "нежилом" доме жили люди. Помог потушить пожар и пошел дальше сторожить. Но через три часа (ночь-то длинная) снова заскучал и... подпалил еще один дом, а потом еще и баню. Однако после своих ночных похождений сторож-поджигатель был все-таки разоблачен».[7]

Может, суд и осудит хулигана, а мы лишь обратим внимание на интенсивность бытия: сторожил ― заскучал ― поджог дом ― помог потушить ― вернулся сторожить ― опять заскучал ― опять поджог ― наконец, взяли... А ведь у иного и жизни на столько дел не хватит.

Развеивают ночную скуку по разному. И некоторые, если удается, стараются не отлучаться от своего рабочего места.

В Казанской больнице ночью в палату травматологического отделения ворвался молодой человек со шприцами в руках и стал насильно делать уколы лежащим там девочкам-подросткам. Утром девочки пожаловались родителям на боли в животе, тошноту. Те ― к врачу. Выяснилось, что уколов он никому не назначал. Ночным визитером оказался... студент-третьекурсник санитарного факультета мединститута, работающий в отделении гипсовым техником. В ту ночь они с дружком (опять же от тоски) распили во время дежурства бутылку «распутина», после чего будущий спец решил восполнить пробелы в практической профподготовке ― по разделу инъекций. В кабинете сестер он взял шприцы и, напол­нив их из подвернувшихся под руку ампул, направился в детскую палату. Как сообщает «Вечерняя Казань», в ампулах, к счастью, оказался всего лишь обезболивающий препарат. Заметка называется: «Хорошо, хоть не хирург». [8]

Иначе бы практиковался в профподготовке по разделу тканей.

Жажда поразвлечься нередко сочетается с желанием нашкодить или кому-нибудь отомстить.

Некий гражданин, резчик по дереву из Вологды, решил ночью отомстить лицам кавказской национальности. Всю ночь он, выпив для храбрости, бродил по городу, выслеживая на стоянках машины, принадлежащие кавказцам. Углядев очередную  жертву, мастер  с яростью бросался прокалывать шины.  Как выяснилось, таким образом он мстил чем-то досадившим ему южанам. Любопыт­но, что все обратившиеся утром в милицию (порядка 30 человек) оказались русскими. В целом, по оценкам правоохранительных органов, художник загубил около двухсот пятидесяти(!) машин.[9]

А в Казани по улице мчался ЗИЛ-130 без водителя. Тот от­лучился на пару минут, а ключ оставил в замке зажигания. Где-нибудь в другом месте, в другой стране, может, что и обошлось бы, но только не у нас. Проходивший мимо подросток тут же залез в кабину и завел мотор. Пока грузовик ехал тихо ― справлялся. Затем, когда набрал скорость, пацан испугался и на ходу выскочил из каби­ны. Прохожие в ужасе шарахались от «слепого» автомобиля, ко­торый двигался, пока не задавил пешехода.[10]

А в Москве, вечером сел за руль солидного автомобиля «Линкольн» двадцативосьмилетний бизнесмен из Екатеринбурга. Был в подпитии и потому старался ехать исключительно прямо. Читаем заметку  об этом происшествии:

«Когда сотрудники милиции приехали к месту бедствия, площадка перед домом напоминала то ли автомобильное кладбище, то ли место танкового сражения на Курской дуге. ...На пути "пьяного" "Линкольна" имели несчастье оказаться "Москвич" по­сольства Королевства Марокко, БМВ посольства Франции, ВАЗ-2104 посольства Ирана, "Нива" УВД Южного административно­го округа и частная "восьмерка". "Поле брани", ― сообщает корреспондент, ― периодически оглашалось непереводимыми криками на языках народов мира. Однако все восклицания перекры­вал, как нетрудно догадаться, русский мат, доносившийся из покореженной "Нивы" Южного УВД».[11]

Интересно, что все-таки опаснее ― автомобиль с пьяным водителем или вовсе без него?

Вообще, веселье народное, равно как и борьба со скукой, неотделимы от алкоголя, и если кто-то сказал: «Воруют!» ― то к этому обязательно следует добавлять: «Пьют!»

Статистика, однако, свидетельствует, что пьют в России немного. Во Франции, например, пьют гораздо больше и чаще. Более того, оказывается, каждый пятый мужчина и каждая вторая женщина на Руси совсем не пьют водку, коньяки и ликеры. Что касается вина, то его не пьют 53 процента россиян и 44 процента рос­сиянок.[12]

Но то статистика. А хмель народный ― штука не техничес­кая или математическая, а душевная. Здесь глоток водки или еще чего-то подобного, проникая сначала в чре­во отдельного индивидуума, уже внутри его трансформируется в некую энергию чувств. Эта энергия тут же умножается на всеоб­щее состояние народа (напомним, оно всегда плохое) и, подх­ватив внутренние апокалиптические настроения нашего человека, поднимается обратно к горлу, и, тщательно обходя непотребный в таких случаях мозг, заканчивает свой путь в темени како­го-нибудь Ивана Ивановича. А уж Иван Иванович, извините, как поведется. Тут уж никаких гарантий никто не даст. И уже не спрашивай пьёт ли, спрашивай ― каков во хмелю?

Вот в чем отличие нашего пьющего человека от всякого иного.  Вот почему люди, закладывая за воротник, приговаривают: «В чёрный день перемогусь, а в красный ― сопьюсь». А счёт «чер­ным» и «красным» дням у каждого свой: «принялись гулять, так не дни считать!».

А дорога, железная или какая-то иная, для народа нашего всегда событие особенное.

«Ехал я недавно в командировку на поезде Самара–Моск­ва, ― пишет жалобу некто И.Петров в газету "Труд". ― По всему вагону стоял такой пьяный гвалт, что даже стука колес не было слышно. Соседи-пассажиры день и ночь лакали спиртное. Потом путали места, купе, лезли "с угару" куда попало, скверносло­вили, не обращая при этом внимания на женщин, детей, стари­ков. Правда, были там и такие женщины, которые тоже вовсю "принимали". ...Не пора ли запретить выпивку в поездах и строго за этим следить?», ― призывает Петров.[13]

Но как запретишь? Ведь когда политики наши объявляли вой­ну алкоголю, то ведь не со спиртным боролись, а с душой на­родной. Какие же непомерные амбиции надо иметь, чтобы посяг­нуть на подчинение себе народной души? На том, кажется, и по­горели. И любой погорит, кто покусится. Тут и «социальный строй» и всякая иная материя ― вторичны.

Например, собрание акционеров Юрмангского лесопункта Ба­бушкинского района Вологодской области предложило уволить с работы всех пьяниц, ― дескать, не соответствуют новым экономи­ческим отношениям, ― а принимать обратно только закодировав­шихся от алкоголизма (то есть тех кому вшивается в заднее место специальная противоалкогольная ампула, именуемая в народе «торпедой»).  Решение,  однако, не прошло: за пьянство и систематические прогулы пришлось бы рассчитать половину тру­дового коллектива. Так что акционеры свои права знают и, как могут, отстаивают.[14]

А в селе Мошенское, Новгородской области, одна пенсионерка не успела досмотреть очередную серию «Дикой Розы», потому что в её дом въехали на тракторе трое до чертиков пьяных местных парней.

«Один из них просто спал и не проснулся даже после удара в каменную кладку. Вместе с собутыльником он был взят, как говорится, на месте ЧП сотрудниками ГАИ. Третий "наездник", немного оклимавшись, выбежал за село и помчался по ручью вверх, путая следы ― в горячке полагая, что его будут пресле­довать с собаками...»[15]

В деревнях пьют безбожно, но и здесь есть рекордсмены. В частности на звание «самой пьяной деревни» в Оренбург­ской области претендует Красная поляна. «Сразу после выдачи зарплаты или пенсии жители деревни начинают массовый запой, длящийся до тех пор, пока у сельчан не кончатся деньги. Ди­ректор местного производственного хозяйства Владимир Литвинов лишь взывает к односельчанам: "Остановитесь ― ведь пропадете совсем!" Пока администрации хозяйства видится два выхода: либо установить "сталинскую" дисциплину: либо самораспустить­ся».[16]

Надо отметить, что перед подобной дилеммой уже много ве­ков стояла, стоит и, видимо, будет стоять центральная власть в России.

 

                                                                *   *   *

 

Особенно раскрываются черты характера нашего народа, климовских мужиков то есть, во взаимоотношениях с женщиной.

«Курица не птица, а баба не человек», ― гласит старинная русская поговорка. И этого утверждения в народе стараются придерживаться. Поэтому когда происходит какое-то событие или происшествие, то женщин выделяют особо. Так и говорят: «В ка­тастрофе пропало без вести двадцать пять человек, из них жен­щин ― десять». Или на каком-нибудь собрании ведущий или спи­кер говорит народу: «Ну помолчите же, пусть уж женщина дого­ворит»…

И это не примеры ― это элемент бытия народа. Здесь своя многовековая история и особенная традиция. Одной страницей не охватишь. Потому пройдемся по теме осторожно, вскользь.

В Казани один влюбленный явился в час ночи к предмету своего обожания и стал ломиться в запертую дверь, которая перед ним так и не открылась. Уязвленный в лучших чувствах кавалер разорвал обшивку двери и поджег. Придя по тому же ад­ресу в следующий раз, он предусмотрительно прихватил с собой бутылку бензина. И когда вновь получил от ворот поворот, в сердцах плеснул на дверь горючим и поднес спичку... Местного Герострата милиция задержала, к счастью возлюбленная не обго­рела.[17]

Здесь возник пожар, что называется «на подходе», а вот в Башкирии, в городе Белорецке, наоборот, пожар случился при вынужденном отступлении. «Застигнутый врасплох не вовремя вернувшимся мужем, не­задачливый любовник, наспех одевшись, выпрыгнул из окна и приземлился прямо на магистральный газопровод. От удара труба треснула и загорелся газ. Городу угрожала катастрофа. Испуганные жители, заметив огонь и метавшегося под окнами полуодетого мужчину, вызвали специализированную службу технической помощи. Виновник аварии смущенно объяснил причину падения и скрылся в суматохе».[18]

На почве любви и ревности происходят попытки самоу­бийства. Так во время очередного скандала с женой некто Воликов, житель поселка Комсомольское на Украине, опоясался пятью двухсотграммовыми тротиловыми шашками, став человеком-бомбой. В таком виде он вышел на центральную площадь поселка, где и на­меревался совершить акт суицида. К счастью, самоубийству по­мешали вовремя подоспевшие сотрудники милиции, а то вместе с Воликовым могли расстаться с жизнью обитатели многих окрест­ных домов.[19]

А 18 июля в Москве поздно вечером неизвестный позвонил в милицию по «02» и сообщил, что через несколько минут взлетит на воздух Казанский вокзал, потому что он его заминировал. Из всех залов ожидания, от касс и подсобных помещений моментально эвакуировали пассажиров и работников вокзала. Несколько натасканных на взрывчатые вещества собак прочесыва­ли Казанский вокзал, но никаких следов бомбы не обнаружили. Пока часть группы искала взрывчатку, другая устанавливала ав­тора телефонного звонка. Установили. В  час ночи штурмовое отделение ОМОНа задержало звонившего у него на квартире. Задержанный ― рабочий од­ного из столичных автобусных парков ― признался, что именно он сообщил о бомбе. Но он не хулиганил, а просто хотел отомс­тить своей жене. Незадолго до этого супруги поругались. Жена собрала вещи и должна была уехать к родственникам именно с Казанского вокзала. Муж же таким образом решил задержать ее.[20]

Но и женщины со своей стороны так просто не сдаются и в некоторых случаях одерживают верх.

«Так разгневанная пятидесятишестилетняя селянка с Брянщины в пылу борьбы за свою женскую честь травмировала напавшего на нее молодого насильника ― откусила ему палец. Произошло это вече­ром на окраине села Тросна Брянской области. После непродол­жительной борьбы и короткой, но крутой расправы, посрамленный четырехпалый охальник ретировался в лес».[21]

На Брянщине женщина откусила насильнику лишь палец, а в Казани жена довела родного мужа до буквального членовреди­тельства.

Там в один из вечеров в больницу был доставлен окровав­ленный мужчина. Пока его на специальной коляске везли из при­емного покоя в операционную, его жена со слезами на глазах хватала людей в белых халатах за руки, умоляя пришить постра­давшему... его собственные половые органы. Оказалось, что пьяный муж отрезал их себе кухонным ножом в знак отчаянного протеста против отказа благоверной разде­лить с ним любовное ложе. Экстремист, совершивший столь ван­далический акт, увы, наказал супругу слишком жестоко, сообща­ет газета «Вечерняя Казань».[22]

 

                                                       *   *  *

 

Очень много разговоров в народе про армию. Особенно в связи с чеченской войной и всем, что вокруг нее творится. «Народ и армия едины!» ― таков наш давний лозунг. А мы от себя добавим: «Едины и неповторимы!».

Когда подлым способом взорвали прямо в редакции журна­листа Дмитрия Холодова, то многие стали обвинять в этом выс­шие военные круги и в частности министра обороны. А газетчи­ки, так прямо и намекали: «Это Грачев подослал убийц».

― Да если бы мои спецназовцы так грубо работали, я бы их повыгонял. Это работа полного непрофессионала, ― отвергал об­винения в одном из интервью Павел Грачев.

― А в чем непрофессионализм? ― спросил корреспондент.

― Профессионал убирает без шума. Никто бы и не догадал­ся, от чего вдруг умер человек.[23]

(Посему, если у кого-то «от чего вдруг умер человек», ― имейте в виду.)

Генерал явно чего-то недоговаривал, а уже через полтора месяца все увидали его «профессионалов» в Грозном и обвинения министра в убийстве Холодова как-то сами собой отпали: если бы он, так вместе с журналистом пол Москвы бы к праотцам отп­равили. Некому было бы и догадываться. Так что точно ― не он.

Но мы сейчас не о генералах и маршалах, а именно о наро­де и армии.

Известно, что народ, потерявший надежду на то, что его кто-то защитит ― вооружается. В этом случае народ сам превра­щается в армию и его уже можно называть ополчением. У населения скопилось множество  оружия:  гранаты,  бомбы,  автоматы, пушки...  Причем, не все это покупается. Мы в нашей книге уже писали о том, что в лесах под Петропавловском-Камчатским были найдены исправные ракеты, радиусом действия 300-400 километ­ров. А вот что происходит в самом городе.

«Сначала работниками милиции в трех жилых квартирах были изъяты 28 боевых снарядов. Затем подпольный арсенал был выяв­лен на борту военно-транспортного судна Камчатской флотилии, стоящего у причальной стенки. В каютах нескольких членов эки­пажа обнаружили 25 снарядов, 45 взрывателей к ним, взрывчат­ку. Еще через день при вывозке мусора с территории мясокомби­ната наткнулись на противотанковую мину. Рядом с гостиницей "Гейзер" экскаватор вскрыл "захоро­нение", в котором оказалось 200 снарядов для гранатомета. И, наконец, рыбаки сейнера АО "Камчатрыбпром" выловили и подняли на борт авиационную бомбу. Саперы обезвредили все эти опасные находки, а откуда все это взялось ― сейчас выясняют компе­тентные органы».[24]

Заметка называется «Заминированный город».

Вооружаться народ готов всерьез и надолго. В Вологде одна из местных воинских частей сдала в метал­лолом сразу четыре бронетранспортера. Но одну из машин военные по­чему-то не довезли, бросив её почти в центре города. Народ тут же проявил внимание к технике, а кто-то предпринял попыт­ку отбуксировать ее на "Жигулях". В хозяйстве-то все сгодит­ся. А когда обстановка тревожная, то бронетранспортеру или обычному танку просто цены нет.[25]

Именно по причине отсутствия танка житель подмосковной деревни Веригино, что в Сергиево-Посадском районе, вынужден был выехать на разборки со своим соседом на колхозном тракто­ре. Как сообщили в ГУВД области, два соседа что-то не подели­ли. Возникла ссора. Сильно обидевшись на своего оппонента, ― 66-летнего пенсионера, ― сосед решил с ним покончить раз и навсегда. Взял ружье, сел в трактор и поехал убивать обидчи­ка. Подкатил к его дому и сходу открыл огонь по окнам. Пенси­онер, однако, дал достойный отпор: стал отстреливаться из своего ружья. В завязавшейся перестрелке ему повезло больше. Он сумел смертельно ранить напавшего «тракториста». Статья так и называется ― «Тракторная атака».[26]

А был бы вместо трактора танк или хотя бы бронетранспор­тер ― все завершилось бы иначе и статья по-другому бы называ­лась.

На одной из улиц Гомеля задержали старушку в нетрезвом виде, вооруженную пистолетом иностранного производства. Смех смехом, но чем не контингент для киллеров? Застрелит се­бе потихоньку кого-нибудь и поковыляет дальше. Никто и не до­гадается.

А у другой дамы, из села близ Орши, в баньке нашли целый склад боеприпасов: 46 снарядов 23-милимитрового калибра. Хочешь ― парься, а хочешь ― стреляй, сколько душе угодно.[27]

Но вот разоружаться никто не спешит.

Сообщение из Симферополя: «На высокой ноте завершился в городе месячник сдачи оружия, объявленный на Украине. Пенсио­нер, добровольно принесший в отделение старое незарегистриро­ванное охотничье ружье, оказался единственным, кто откликнулся на призыв властей».[28]

Таким образом, народ, будь то украинский, русский или какой-то иной ― оружие любит и отдавать его не хочет, помня за­ветное: «Хочешь мира ― готовься к войне».

Очень кстати и любопытное сообщение из Псковской облас­ти. Там довольно интересно прошли учения пограничных войск. Неожиданно над крышами домов в районе деревни Кострецы взви­лись сигнальные ракеты, послышались автоматные очереди. Хуто­ряне увидели, как к ним мелкими перебежками приближается группа людей в камуфляже. Возникла паника: все посчитали, что началась интервенция со стороны Латвии, претендующей на земли Пыталовского района. Дети заверещали, женщины бросились соби­рать пожитки, а мужики достали берданки, двустволки. Было ре­шено, отстреливаясь, пробираться к ближайшему лесу, чтобы ор­ганизовать партизанское сопротивление врагу. Однако недоразумения были быстро разрешены, когда воен­ные подошли вплотную к домам и стали слышны боевые команды военных, обильно сдобренные русским матом.[29]

Но бывают взаимоотношения и еще более забавные.

Как-то ставропольским милиционерам для борьбы с местными хулиганами воинская часть подарила десять бэтээров. Перего­нять их пришлось самим милиционерам. Точно неизвестно: или техника была в ужасном состоянии, или просто после мотоциклов не на те педали нажимали, но на подъезде к краевому центру одну машину так повело, что она врезалась в жилой дом. Старик-хозяин нисколько не удивился, увидев БТР, проло­мивший стену и въехавший к нему в комнату. На вопрос смущен­ного водителя: «Где тут дорога на Ставрополь?» ― дедушка спокойно ответил: «Через кухню». Бронетранспортер послушно двинулся в указанном направлении.[30]

Вооружаясь и милитаризуясь, народ, между тем, воевать не хочет и, уважая армию, служить в ней не желает. И прибегает ко всякого рода ухищрениям, чтобы только не попасть на служ­бу. И матери готовы идти на все, чтобы оставить свои чада до­ма.

Так в одну из белорусских семей пригласили фотографа ― сфотографировать покойницу. Заходит в дом фотограф, видит стол, на столе стоит гроб. Влез он на стул, чтобы сподручнее было. Сколько, спрашивает, фотографий сделать? А покойница из гроба отвечает: «Шесть, милок, шесть!». Слетел фотограф со стула, вышиб входную дверь и ― наутек. Пять километров домой бежал не оглядываясь. А назавтра всё выяснилось. Оказывается, родители сынка из армии вызвать захотели, вот и решили послать фотографию родственницы «в гробу».[31]

Так что  народ и армия ― едины,  более того ― один хрен.

 

                                                      *   *   *

 

Западные исследователи, заезжие журналисты, просто ин­теллектуалы нерусского происхождения, знакомясь с нашими раз­мышлениями, конечно, встанут на защиту народа, будут гово­рить, что там у них он еще хуже, или, по крайней мере не луч­ше. И что там у них тоже проблемы с народным характером, с душой и прочим, о чем мы пишем.

― Народ,  ―  сказал мне один ученый иностранец,  ― везде быдло: и у нас, и у вас. Вот так!

Но, во-первых, мы нигде даже не намекнули, что где-то какой-то народ может быть лучше или хуже. Народ, он везде народ. Просто мы пишем о себе. А делаем это как умеем, где лучше, где хуже.

Во-вторых, там у них, у «цивилизованных», никто ничего и не понимает в народе. Там его, как такового нет. Когда-то, может, и был. И там ходили (раньше нашего) с флагами, кричали про равенство и свободу. Но там у них уже давно покончили с этой детской непосредственностью и верой в утопии. Создали «общество потребления» и тамошним интеллектуалам от этого стыдно, более того ― скучно. У нас такие разные проблемы, что даже соглашаясь насчет «быдла», можно сказать, что их народ для нас ― «инопланетное быдло».

А разве нет?

Восьмидесятиоднолетняя госпожа Лайбек зашла как-то в «Макдональдс». Не у нас на Тверской, а в Америке, в штате Нью-Мексико. Заказала кофе. И когда открывала крышечку, которой был закрыт стакан­чик, случайно пролила напиток себе на ноги. В результате ― ожог! И бабушка, не долго думая, предъявила «Макдональдсу» иск, в котором обвинила кампанию в том, что та подает клиен­там слишком горячий кофе. (Оказывается, подают кофе 80-85 градусов, а это опасно для здоровья граждан.) Казалось бы, кому нужны ошпаренные старушичьи ноги? Ан, нет. Вскоре состоялся суд и теперь г-же Лайбек «Макдональдс» должен заплатить 2,9 миллионов долларов! И это сигнал для других закусочных ― иначе позакрывают.[32]

Вот это демократия! Расскажите об этом нашим бабушкам. А если кто-нибудь будет в московском «Макдональдсе», ― посмотрите, мно­го ли там наших восьмидесятилетних дам?

Но это еще что. Сравните следующее.

Как-то наша российская газета сообщила, что в Москве по данным Москомприроды катастрофически возросло поголовье крыс ― 12 миллионов! (Кто-то успел сосчитать.) Это, продолжает га­зета, вдвое больше, чем в 1992 году. «Серые твари заполонили подвалы жилых домов, вокзалы, водопровод, канализацию, колод­цы теплоцентрали и тоннели метрополитена… (Можно представить какую работу проделал статист из Москомприроды! ― В.П.) ...По прог­нозам специалистов, если не будут приняты радикальные меры, число паразитов через год вырастет еще вдвое».         (Вот и сейчас, пока пишу, что-то в углу пищит и скребет­ся.)

Это у нас, в России. А каково в Америке?

А в Америке шестидесятидевятилетний старик, спасая свои помидоры, за­шиб метлой крысу, которая грызла законно взращенный урожай. (Тоже ведь «битва за урожай»). Ну, зашиб и молодцом, в его-то годы… Но не так в цитадели демократии.

Кто-то заметил и донёс. Поднялась общественность великой страны. Отодвинув в сторону «священность и неприкосновенность частной собственности», она расценила поступок пенсионера Фрэнка Балуна как «грубейший случай жестокого обращения с жи­вотными». Был составлен соответствующий протокол и дело пе­редано в суд. Огороднику грозит штраф в 1000 долларов или да­же шестимесячное заключение. Вот как! Суд и тюрьма грозит старику за крысу![33]

В Страсбурге недавно осудили двух бродяг за то, что те ловили и жарили ежей. Месяц тюрьмы схлопотал один незадачли­вый охотник в Эльзасе, подранивший цаплю. В Бельгии недавно вся страна жила в ожидании суда над живодером, истязавшего свою ни в чем не повинную лошадь. А во Франции кто-то хотел придушить свою собачку, так на защиту встала вся страна и ты­сячи семей, пожелавших стать её новыми хозяевами, тянули жре­бий ― кому достанется, между тем живодер уже давно сидит и до него никому нет дела.[34]

Но это еще что! Американец Фрэнк Чарнэй не убил, а на­оборот не стал убивать. Только не крысу или ежа какого-то, а рыбу! То есть, пошел в магазин, купил сома, принес домой, а рыбеха-то оказалась живой-здоровой. Вместо того, чтобы прикон­чить её и ― на сковородку (для этого же и покупал), пожалел и поместил, дурак, этого сома в аквариум. Стал выращивать, кормить, поить...

Шло время. Рыба очень скоро отъелась, выросла, и аквариум стал ей тесен. Негде было и повернуться, не то чтобы плавать. И в соответствии со всеми законами физиологии, сом стал, по видимому, приобретать формы аквариума, то есть становился прямоугольным. Может, конечно, неудобно, не Миссисипи, но все ж живой как-никак.

Однако это обстоятельство, как и убийство крысы стари­ком, не осталось без внимания общественности, то есть ихнего народа. Пошли письма, протесты. Возмущение нарастало как снежный ком и не давало спокойно жить великой нации.

«Мне никогда не приходилось сталкиваться с такой бес­сердечностью, ― возмущался на всю страну Эдвин Кренк, защит­ник прав животных, выдвинувший обвинение против Чарнэя. ― Этот негодяй втиснул несчастную рыбку в стеклянную клетку и та не может повернуться, не то чтобы плавать! Куда мы идем? Куда катимся? Где Президент? Чего стоит Конституция?»

Хозяин рыбы защищался как мог: «Дорогие сограждане, сом на момент покупки был маленький и аквариум для него вполне подходил. Но он вырос и теперь мне приходится нес­колько раз в день поворачивать аквариум, чтобы рыба могла ви­деть всю столовую или смотреть телевизор, если идет интерес­ный сериал».

«Нет, ― отвечают члены общества защиты животных, ― если бы сом умел говорить, он бы вопил, требуя чтобы его забрали от этого изверга. Мы хорошо разбираемся в рыбах, ― говорят защитные организации, ― а как бы вы себя чувствовали, если бы вас засунули в конуру размером с ваше туловище? Никто еще не доказал, что рыба лишена чувств и не может быть несчастной, ― закончил обвинительную речь защитник животных».

А ведь, действительно, кто-нибудь доказал? Наоборот, нау­ка современная считает, что и рыбы что-то там чувствуют…

И Чарнэя арестовали, и он просидел целый день в камере, и вышел только заплатив огромный штраф и дав гарантии, что немедленно соорудит адекватный рыбе аквариум.

На фотографии, которая сопровождает текст, мы видим Чар­нэя с заломанными руками, в наручниках, в окружении здоровен­ных полицейских, ощупывающих «изверга»: нет ли при нем ору­жия.[35]

Вот какие страсти из-за  рыбы.

А у нас как-то группа товарищей свергла законного прези­дента страны ― и ничего.  Суда как такового даже и не было. А тот, что был, так вынес: «Он сам себя сверг».

А народ наш так и внимание на такую мелочь не обратил. Ма­ло ли кто кого свергает в трудное «переходное» время. Что уж про животных говорить.

И все же, что касается рыбы, то уже не знаем, что с нею делать.

В Челябинской области много фантастически красивых озер. Будете ехать в Челябинск со стороны Екатеринбурга (или обратно) ― неналюбу­етесь. Так вот, есть среди них озеро Татыш. Десятилетиями химкомбинат «Маяк» сбрасывал в этот водоем радиоактивные отходы. Рыбную ловлю здесь давно запретили. Од­нако запрет не остановил браконьеров. Тайно выловленную рыбу они возили на продажу в отдельные районы. Возникла угроза за­ражения людей. Что делать? Вылавливать браконьеров? Очищать озеро?

Поступили проще, но по нашему. Решили уже окончательно отравить всю живность в озере, используя последние достижения химии. Однако рыба, закаленная в радиационной среде, никак не прореагировала на яд, щедро высыпанный в воду. Отдельные экземпляры продолжают плавать, как ни в чем не бывало.[36]

Надо полагать, никуда не делись и браконьеры.

Совсем иная «технология» была применена на реке Оке в конце ноября. Читаем заметку: «Рекордное количество ухи умудрился сварить прямо в Оке экипаж обычного речного буксира. По данным ГУВД области, в роковую ночь четыре члена экипажа ушли на нем  в  самовольное плавание. (Тоже видимо от скуки ― В.П.) Однако вдоволь поплавать им не удалось. Трагедия произошла около часа  ночи.  Видимо не очень хорошо зная фарватер в районе поселка Мирный,  что в Серпуховском районе, экипаж в тридцати метрах от берега про­таранил проложенный по дну на глубине 1,5 метра магистральный газопровод Тула-Москва. В результате повреждения произошел взрыв газа. Река мгновенно превратилась в настоящий ад. В небо на высоту восьмиэтажного дома забил фонтан пламени. Закипела вода... Кверху брюхом поплыли сварившиеся рыбешки...»[37]

Это что касается рыб… А с животными и того проще. Будь ты хоть носорог, хоть кролик или крыса, чуть зазе­вался ― пеняй на себя.

Так на станции Менделеево, Пермской области, зазевался мед­ведь и тут же попал под поезд. А уже дальше никто не зевал. Железнодорожники, задавившие косолапого, тут же сообщили о происшествии в областное охотничье хозяйство. Один из егерей сразу же выехал за тушей. Но, как ни торопился, нашел только жалкие крохи. Остальное, разделив на кусочки, народ ― жители Малой и Большой Казанки, ― унес домой. Правда, сообщает корреспондент, ― анализ останков пока­зал, что медведь был болен трихинеллезом и теперь заражение грозит всем, кто употреблял его мясо. Служба санэпиднадзора предуп­редила об этом, да только кто же знает в наших малых и больших Казан­ках, что такое «санэпиднадзор»?[38]

Бывают, впрочем, случаи, когда животные не только спо­собны постоять за себя, но и защитить своих братьев меньших, тех же рыб, например.

В Кировской области на берегу реки возле районного цент­ра Кумены, развернулась целая коррида. Там гулял колхозный бык. Его внимание привлекли частные автомашины, оставленные на берегу приехавшими рыбаками. В одно мгновение мощными ро­гами он поддел грузовик ГАЗ-66, но поскольку сдвинуть его с места не сумел, «переключился» на более легковесные «ВАЗы», которые буквально взлетали в воздух. Все машины изрядно пот­репаны. «И браконьерили-то совсем немного, за что же такое нака­зание?», ― причитали рыбаки, всплескивая руками и матерясь у своей разбитой техники. Да что с быка возьмешь? Он казенный, значит государственный, по государственному и подошел.[39]

Здесь от животного польза и пример гуманизма, а бывают случаи огромного вреда и дикой жестокости. Сообщение на этот ― счет из Белоруссии:

«В Могилевской области одна из местных ворон, пролетая над высоковольтной линией, захотела почесать клюв о провода. Но получилось неу­дачно. В результате короткого замыкания током разбило изоля­тор, провод отгорел, упал на металлические стойки, к которым металлическими же цепями были привязаны четыре коровы. Высо­ковольтный ток прошел по цепям. В результате вороньей прихоти погибло четверо крупных животных».[40]

В заметке не сообщается о судьбе самой вороны. Возможно она разделила судьбу тульского  рыболова (см. предыдущие главы), а,  может,  полетела чесать клюв (или что там) в другое место.

Известно, что  зоопарки  создаются для того, чтобы люди (народ) смотрели на животных, любовались ими, вспоминали прошлое... Но все чаще из зоопарков приходят печальные новости. Например, в Казанском зооботаническом саду скончался лю­бимец публики ― бегемот. При вскрытии ветеринары обнаружили в его желудке резиновый мяч.  Смерть наступила в результате за­купорки желудка. «Как попал туда мяч?», ― задаются вопросом ве­теринары.

Да очень просто. Бегемот, выпрашивая угощение, открывает что есть мочи свою пасть. Глаза в это время не видят ничего ― мир застлан раскрывшейся пастью, поэтому присутствует пол­ное доверие к тому, кто угощает. Столпившийся народ набрасы­вает бегемоту в раскрытую пасть всё, что у кого есть съедобного и внимательно следит, как тот, набрав определенное количество продуктов (чего зря ртом пользоваться), всё это за раз проглатывает… Одни граждане отходят, другие подходят. Процесс ведь длится долго. Обе стороны довольны. Но вот кто-то из озорства или опять же от скуки забросил в доверившуюся пасть резиновый мяч... Гиппопотам скончался.[41]

А вот тревожное сообщение из харьковского зоопарка.

Там в полночь обнаружили выставленное окно в помещении для животных и мечущихся в панике кенгуру. При подсчете оказалось, что отсутствуют взрослая самка и два малыша. Милиция, спустя некоторое время, задержала похи­тителя. В зоопарк возвращены малыш и труп замученного взрос­лого кенгуру. То, как вор обращался с животным, можно опреде­лить одним словом: зверство. Второй кенгуренок пока в розыс­ке. «Посетители просто донимают зверей, ― рассказывает заместитель директора зоопарка Елена Ткаченко. ― Крокодил весь в ранах: бьют бедолагу палками, камнями. Бегемот в кровопод­теках: стреляют из рогаток металлическими скобками. А толпа стоит и хохочет. Звереем!»[42]

Там же, на Украине, подвыпившая компания зашла к сторожу передвижного московского зоопарка, гастролирующего в Днепро­петровске. Подпоив сторожа, ребята попросили его выпустить двух страусов погулять. Выйдя за ограждения, птицы, видимо, испугались обступивших их людей и пустились бегом по жилищному мас­сиву. (А мы знаем, что иной страус бежит 70 километров в час и более!). Так вот. Через некоторое время одну из птиц нашли мертвой и... общипанной. Очевидцы утверждают, будто её заду­шил какой-то рабочий со стройки. Но совсем не для того, чтобы сварить борщ и вообще не от жестокости. Просто кто-то из «челноков» ему сказал, будто где-то за границей, вроде в Польше, дают за одно страусиное перо аж десять долларов!

Думаю, что и за пять общипали бы. А на что ещё страусы? Как сообщается в заметке:  «Когда сторожу принесли  тушу любимого страуса, хмель как рукой сняло. Он схватил доску и пошел лупить всех налево и направо. Остановить его смогла только подоспевшая милиция».[43]

Представьте на миг картину: новые городские кварта­лы, солнышко, ветерок; пробегают со страшной скоростью страу­сы, за ними мчится строитель с целью удушить и общипать, за ним ― сторож с поленом: защитить страусов; потом милиция ― всех нака­зать, а вокруг... ― народ. И всем очень весело, нескучно.

Надо сказать, что в зоопарках за животными следят, бере­гут их, лелеют. А работники московского зоопарка в морозные декабрьские дни даже делились одеждой со зверями, отдавали им свитера, теплые рубашки. Мало где люди друг к другу так отно­сятся.[44]

Есть примеры бережного отношения к животным и в других городах. Правда зверям от этого бывает только хуже.

Например, в Нижнем Тагиле. Там в черте города оказался годовалый лось, который потерял ориентацию. Читаем сообщение из этого уральского города.

«Пытаясь выбраться из каменных джунглей, сохатый сломал один рог и совершенно обезумел. В третьем часу пополудни он метался возле детского сада "Ласточка" на Ленинградском прос­пекте. Ветеринарные врачи и работники правоохранительных ор­ганов из гуманных соображений решили усыпить беднягу и вывез­ти его в лес. Осуществить операцию оказалось непросто, так как животное почему-то сопротивлялось. Однако в конце концов удалось-таки впрыснуть ему снотворное. Увы, лесному  великану не повезло. Впрыскивал ему снотворное все-таки наш человек. Поэтому лось так и не проснул­ся: доза оказалась смертельной».[45]

Теперь ясно почему сохатый сопротивлялся?

…Пока писали о взаимоотношении народа с животными, пришло грустное сообщение из Екатеринбурга. Там, сообщают «Известия», умер старейший советский крокодил. Он был самым крупным пресмыкающимся в СССР, России и одним из самых круп­ных и старых в европейских зоопарках. Ему было 110-115 лет и умер он от каких-то «изменений в сердце». (См. «Известия», 15 фев­раля, 1995). Видите, и крокодил, оказывается, у нас был самый-самый!..

…А вот ещё один пример гуманизма по отношению к братьям нашим меньшим. Его показали неизвестные благотворители из го­рода Бугурусланска, Оренбургской области. На южную окраину го­рода они привезли тонну свинины, срок реализации которой уже истек. Бродячие кошки и собаки стали подтягиваться сюда со всей округи. Животные, ― сообщается в корреспонденции, ― охотно угостились и привели товарищей, а те в свою очередь друзей и знакомых. Роскошное пиршество продолжалось несколько дней. [46]

Но не только свининой питаются друзья человека. В Пермском областном клубе служебного собаководства есть большой оригинал ― ньюфаундленд по кличке «Онли ю» (Onley You), что в пе­реводе с английского означает «Только ты!». Но прославился он отнюдь не кличкой, а неугасимой ненавистью к выпивохам. При­чем, как только выдается такая возможность, этот пёс, очень мирных обычно повадок, хватает пьяного человека за мужское достоинство. Хозяин Онли ю уверяет, что никто собаку этому специально не обучал. При этом почему-то добавил, что пес обожает яичницу.[47]

Ни хрена себе Онли ю!!!

Если собака укусила человека, это новость, а если чело­век укусил собаку... Кто-то из политиков что-то на этот счет сказал.

Так вот. Житель города Яранска Н. от постоянного упот­ребления спиртного так озверел, что встал на четвереньки и с лаем набросился на соседских собак. Прежде чем псы в ужасе разбежались,  некоторых  он успел покусать. Теперь, завидев своего «коллегу», псы поджимают хвосты и прячутся. Для них это уже не новость. [48]

Не менее душещипательное сообщение пришло из Днепропетровска. Там прогуливался  по  парку  имени  Нестора Махно (бывший им.Валерия Чкалова) тридцатисемилетний горожанин Анатолий Косой. Про­ходя мимо собачников, он был внезапно атакован овчаркой Эль­зой, которая, как и пермский Онли ю, не выносила запах спиртно­го. Итог схватки оказался печальным для пса: на глазах у оне­мевшей хозяйки мужчина перегрыз собаке горло.[49]

Но не только кусают несчастных животных. Газеты сообщи­ли, что в украинском городе Жолква задержан сорокаоднолетний сексу­альный маньяк. Его жертвой стала коза, мирно щипавшая травку в парке отдыха. Владелица пострадавшей, оскорбленная фактом изнасилования домашнего животного, немедленно заявила в милицию.[50]

И неизвестно, то ли это патология, то ли любовь к живот­ным. Ведь говорят в народе: «Любовь слепа, полюбишь и козла». Ну а здесь человек полюбил козу. Делов то…

Вот такие наши нюансы. Такая «школа выживания». Не только для людей, но и для зверей. Ведь и на них отражается наша необустроенность. Зато выживший здесь даже небольшой зверёк, окажись он в саванне, джунглях или сельве, ― может запросто поспорить с кем угодно за право называться царем зверей. Не даром сказано: «Первый в мире ― второй в Сибири».

В общем, с миром все ясно. А вот если говорить о наших внутренних частностях, то все же очень интересно: если бы на узкой тропинке Толя Косой повстречался бы с ньюфаундлендом Онли ю из Перми, кто бы кому вперед что откусил?

 

                                                       *    *    *

 

«Доминирующие сейчас нервно-психические расстройства ― это различные депрессивные состояния, а также состояния тре­воги и страха", ― заявил радиостанции "Эхо Москвы" руководи­тель клинического отделения Московского НИИ психиатрии про­фессор Юрий Полещук. По его словам, нарушения пограничного уровня ― невротические реакции, личностная дезадантация ― наблюдаются примерно у 15-17% населения. "Люди не понимают, куда движется общество; неопределенность вызывает чувство обеспокоенности и тревоги", ― полагает Полещук, считающий та­кое явление типичным для "смутного времени истории». (См. «Извес­тия» от 15 февраля, 1995 г.)

 


Примечания

[1] Завражин К. Русский путешественник обучил каннибалов рукопашному бою // Мегаполис-экспресс. ―1994. N23. ―27 июля. ―С.5.

 

[2] Высоковский З. Давайте вместе выходить из дурдома // На Пресне. (Газета Краснопресненского района г.Москвы). ―1995. №2. ― январь.

 

[3] Тепловоз тоже не пострадал // Труд. ―1994. ―5 июля.

 

[4] Рыбки захотелось // Труд. ―1994. ―16 июня.

 

[5] Пушкарь А. // Известия. Экспертиза. ―1994. ―16 ноября.

 

[6] Чистяков В.  Уж очень бесславно погиб // Труд. ―1994. ―2 ноября.

 

[7] Лебедева Т.  Заскучал и...  поджог дом // Труд. ―1994. ­―27 ок­тября.

 

[8] Хорошо хоть не хирург // Труд. ―1994. ­―15 июня.

 

[9] Сводки ИМА-пресс от 15 сентября 1994 г.

 

[10] Григорьев Е. Мчался сам по себе // Труд. ―1994. ­―22 июня.

 

[11] Блинова Е. Поле брани «Линкольна» // Сегодня. ―1994. ­―17 ноября.

 

[12] У нас, оказывается, не так много пьют // Известия. ―1994. ­―7 декабря.

 

[13] Петров И. В пьяном угаре // Труд. ―1994. ­―20 сентября.

 

[14] Если уволить всех пьяниц, кто будет работать? // Из­вестия. ―1995. ­―25 февраля.

 

[15] Трояновский В. «Дикая Роза», дикие нравы // Труд. ―1994. ­―27 августа.

 

[16] Самая пьяная деревня // Труд. ―1994. ­―16 августа.

 

[17] Григорьев Е. Не с букетом ― с бензином // Труд. ―1994. ­―5 ию­ля.

 

[18] Муж всегда не вовремя возвращается // Труд. ―1994. ­―9 ноября.

 

[19] Сводки ИМА-пресс от 5 октября 1994 г.

 

[20] Оставленный супруг заминировал вокзал // Московский комсомолец. ―1994. ­―19 июля.

 

[21] Не на такую напал // Сегодня. ―1994. ­―15 декабря.

 

[22] Теперь не вернешь // Труд. ―1994. ­―17 августа.

 

[23] Грачев П. Я подам в отставку, если почувствую недове­рие президента // Известия. ―1994. ­―25 октября.

 

[24] Колосов Б. Заминированный город // Труд. ―1994. ­―27 октября.

 

[25] Сводки ИМА-пресс от 29 сентября, 1994.

 

[26] Тракторная атака // Московский комсомолец. ―1994. ­―19 июля.

 

[27] Полякова Т. Мы мирные люди, но наш бронепоезд... // Труд. ―1994. ­―7 октября.

 

[28] Сводки ИМА-пресс, январь, 1994.

 

[29] Из сводки ИМА-пресс за июнь 1994 г. со ссылкой на «Псковскую правду».

 

[30] Сводки ИМА-пресс от 11 ноября, 1994.

 

[31] Полякова Т. Ради любимого чада // Труд. ―1994. ­―20 сентября.

 

[32] Привередливая старушка выиграла процесс // Сегодня. ―1994. ―24 августа.

 

[33] Резкий рост поголовья крыс // Московский комсомолец. ―1994. ―6 августа.

 

[34] Катин В. Бездомных нет. Животные на Западе // Незави­симая газета. ―1994. ­―13 октября.

 

[35] Марта Ас. Наказан за ущемление прав рыбы // Скандалы. ―1994. N17. ―С.7.

 

[36] Радиоактивным рыбкам и яд нипочем // Труд. ―1994. ­―9 декабря.

 

[37] Уху можно сварить прямо в реке // Московский комсо­молец. ―1994. ­―26 ноября.

 

[38] Медведь разгуливал по шпалам... // Известия. ―1994. ­―6 сентяб­ря.

 

[39] Как бык разобрался с браконьерами // Труд. ―1994. ­―22 ноября.

 

[40] Полякова Т. На столб ворона взгромоздясь... // Труд. ―1994. ­―27 октября.

 

[41] Григорьев Е.  Даже гиппопотам не выдержал // Труд. ―1994. ­―16 июня.

 

[42] Закревский В. Звереем, граждане? // Труд. ―1994. ­―23 августа.

 

[43] Закревский В. И страуса ощипали // Труд. ―1994. ­―21  июня.

 

[44] Обитатели московского зоопарка переходят на зимние квартиры // Московский комсомолец. ―1994. ­―20 декабря.

 

[45] Перебрали // Труд. ―1994. ­―18 июня.

 

[46] На зависть двуногим // Труд. ―1994. ­―30 августа.

 

[47] Что напишешь в графе "пол"? // Труд. ―1994. ­―13 августа.

 

[48] Насобачился // Труд. ―1994. ­―18 августа.

 

[49] Сводки ИМА-пресс за февраль, 1994.

 

[50] Вечерняя Москва. ―1994. ­― 20 июля.