Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

Чек на «выходное пособие»

 

Став членом Президентского консультативного совета, я вполне осознанно связал себя определенными обязательствами ― посильно помогать высшей власти своими советами. Вместе с тем обрел и некий странный статус, позволяющий всякому, кто прознает о моей принадлежности к числу избранных, бросить: «Хреновы советчики!»

Убежден, что после выступления президента по телевидению и на пресс-конференции в годовщину провала августовского путча таких высказываний не станет меньше. Ибо только недалекие люди могли посоветовать главе государства ― после искренних и прекрасных слов в адрес защитников Белого дома и всех россиян ― затеять в казуистических подробностях тему неких приватизационных чеков достоинством 10 тысяч рублей каждый. И тут же всерьез утверждать, что с этим «капиталом» можно идти в рынок, открывать свое дело, становиться собственниками и даже хозяевами предприятий: когда за одно тракторное колесо в Смоленской, например, области надобно заплатить 17 тысяч рублей.

Но если бы дело было только в этом тривиальном факте. В истории с приватизационными чеками, как и предупреждает пословица, за наивной простотой скрывается нечто похуже воровства: железная логика и нехилый «государственный разум» советчиков.

Предлагая каждому россиянину талон на 10 тысяч рублей, государственно-монополистический организм, переходя в некое новое качество (еще предстоит выяснить ― какое), освобождает себя от любых обязанностей перед обществом и его членами в отношении отнятого и присвоенного имущества. В отличие от сталинского государства, выплачивавшего своим подданным минимум средств на жизнь за соучастие в воспроизводстве системы бюрократического присвоения, вновь формируемое государство, похоже, стремится вовсе вывести граждан из игры, оставить их за пределами собственности. Не приватизационный чек, а настоящее «выходное пособие». Но не слишком ли дешево решили отделаться?

Если дело и впрямь идет к мирному «разводу», если общество, а не одно только государство становится субъектом цивилизованного права, то от государства требуется сегодня иная добродетель: наделение граждан не столько собственностью в её натуральном или денежном выражении, сколько правами собственника. Ведь собственность ― общественное отношение, где за человеком вместе с вещью закреплена полная возможность ею распорядиться. В ином случае ― в случае сохранения государства-распорядителя ― дарованная свыше физическая порция собственности, независимо от её размеров, становится только унизительной подачкой.

«Мне от вас ничего не надо, никаких чеков, ― говорит крестьянин, ― вы мне в закон, в Конституцию запишите, что моя земля, моя собственность священна и неприкосновенна. Тогда я всеми силами буду ее защищать, заодно и вашу Конституцию вместе с президентом».

На пресс-конференции 21 августа президент России не раз повторил, что семидесятилетний диктат КПСС закончился год назад. Это так. Но заканчивается ли вместе с партийным диктатом традиционный диктат со стороны российского государства? И в КПСС ли вообще все дело?!

Кто-то говорит, что КПСС подчинила государство и орудовала его рычагами, кто-то считает, что вышло наоборот: государство вобрало в себя и подчинило своим бюрократическим интересам компартию. В любом случае существовало минотавроподобное чудовище «партия-государство». Но тогда почему, осуждая КПСС, мы не отдаем под Конституционный суд нашу тоталитарную государственность, вполне способную, как показал истекший год, действовать под новыми идеологическими вывесками в старом монополистическом духе?

Сбросив шкуру планово-директивной терминологии, бюрократическое государство продолжает распоряжаться всем и вся с помощью экономических запретов и разрешений, произвольных льгот и столь же произвольных ограничений, затрагивающих буквально всех граждан. Не случайно наши предприниматели, даже из числа преуспевших, именуют себя люмпен-капиталистами. Капитал есть, возможности свободно им распоряжаться по-прежнему нет.

Мне кажется, наступило время, когда президент должен внимательно осмотреться. И увидеть, как под оболочкой этой старой бюрократической волынки набирают силу новые процессы. В городах и регионах России все-таки пробивает себе дорогу самостоятельная экономическая жизнь. И именно её опыт, а не унификаторская затея с чеками подскажет реальные пути приватизации.

Разные люди в разных уголках страны начинают понимать, что рассчитывать им не на кого, все нужно делать самому. Декретами, указами, просто словами надо поддержать этих людей. Сомнения относительно силы президентских указов ― не повод для того, чтобы, оглядываясь на обструкционистов из парламента, не издавать их вообще. Если указы президента (скажем, о земле и собственности) будут решать судьбу людей в России, то люди России будут решать судьбу президентских указов: в свою и его, президента, пользу.

 

Московские новости. ―1992. №35. ―30 августа.— С.5.