Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

Президент всегда играет белыми... Интервью.

Интервью обозревателю газеты

«Кавказский край» (Пятигорск)
Ларисе Яковенко

 

Лариса Яковенко. Здесь, на Кавказе, мы все чувствуем, что в Москве идет борьба за власть. Что же в таком случае собирается предпринять президент? Какую бомбу он готовит съезду?

 

Валерий Писигин. Борьба за власть происходила и происходит всегда и везде, а в Москве ― особенно, и при том ― за большую власть. Можно представить это как борьбу сторонников и противников реформ или соперничество исполнительной и законодательной власти. А можно подать как выяснение отношений двух политиков. Здесь очень некстати (а в другом смысле очень кстати) присутствие право-леворадикальных групп с неугомонными лидерами, с пугающими лозунгами, с хамскими выходками, с надуванием щек и так далее. Тут же ― соответствующая пресса с апокалиптическими заголовками и таким же содержанием. Словом, действительно идет борьба, и её видят ежедневно миллионы людей в стране и мире.

Можно представить огромный корабль, который попал в девятибалльный шторм и вот-вот пойдет на дно, надо принимать какие-то разумные меры, а в это время мы видим, как капитан и лоцман и вся их команда, запершись в капитанской рубке, дубасят друг друга чем попадя, в том числе предметами, без которых корабль не выплывет. Согласитесь, что в этом случае пассажиры не очень долго будут любоваться столь забавным зрелищем, а начнут сами задумываться о своем спасении. И вот здесь их легко может соблазнить какой-нибудь очередной герой, которых пруд пруди в смутное время.

Мы никак не выберемся из времени «чрезвычайки», то есть из той поры, когда Система воспроизводила чрезвычайные ситуации для поддержания самой себя. Эта Система требовала и чрезвычайных людей с чрезвычайными полномочиями. И такая ментальность в политике сохраняется. Отсюда и перманентное стремление к радикальным переменам с полным разрушением связей с прошлым и жаждой социальных потрясений, кои выгодны всем, так как ускоряют перемены.

 

Л.Я. Будет ли съезд?

 

В.П. Похоже, будет. А почему бы и нет? Депутаты вправе это сделать, более того, они должны созывать съезд дважды в год. А когда они видят, что реформы не идут, жить становится все хуже, они обязаны разобраться, в чем тут дело. Представьте себя на их месте.

Но президент попросил перенести съезд на весну, полагая, что в декабре он некстати, что по своему составу съезд консервативнее парламента, что депутаты лишат его полномочий, заменят Гайдара, а вместе с ним и курс на реформы. Кроме того, съезд может открыть дорогу к власти реваншистским силам, которые затем покончат не только с президентом и парламентом, но и вообще с ростками демократии. А ведь президента избирал народ, и теперь президент ответствен перед ним за будущее России. Словом, кажется, что все правы или, наоборот, все не правы. Но президент ― высшее лицо в государстве, он всегда играет белыми. В этом его преимущество, и именно он должен найти выход из положения. Но только не с помощью бомб.

На прошедшем 6 ноября заседании Президентского совета я высказал гипотезу, что съезд может оказаться совсем не таким консервативным, как того ожидают. Его основу, конечно, составляют люди старого пошиба. Но прошедшее лето и осень заставили депутатов, живущих и действующих в провинции, искать выходы из очень сложных экономических ситуаций у себя на местах. Мэры городов, главы администраций, просто депутаты ― все они были вынуждены заниматься прозой: жильем, дорогами, продуктами, одеждой и тому подобным ― и при этом не рассчитывать на правительство. Они превратились из политиков в хозяйственников, и это стало их новой политикой. А в это же самое время парламентарии были оторваны от мест, занимались дебатами в Москве, ездили по миру, упражнялись в словопрениях на различных тусовках и незаметно были вовлечены в московскую политическую борьбу в составе различных фракций. Они не выросли за время, прошедшее с момента VI съезда. Они не приняли нужных законов, поэтому претензии к ним со стороны остальных депутатов могут оказаться серьезными. Одним словом, президент должен вести свою предсъездовскую работу, исходя из противоречий между парламентом и съездом. Думаю, что вследствие этой работы с помощью съезда можно подвигнуть и парламент.

 

Л.Я. У меня такое ощущение, что все события последнего вре-мени взаимосвязаны: отказ парламента перенести съезд, конференция Фронта национального спасения, события в Северной Осетии. Не стоит ли за этим всем какая-то сила?

 

В.П. У одних моих знакомых холодильник открывался со щелчком, и на этот звук бежали кошка, собака и дети. У них не было заговора, но все они бежали на кухню, полагая, что им что-нибудь дадут. Так и в нашем случае. Если не решаются проблемы нынешним анклавом властей, значит, за это берутся другие люди и другие силы. При этом они не обязательно лучше, чем предшественники. И все они бегут на государственную кухню, с тем чтобы по-своему «улучшать», «укреплять», «спасать» и так далее. Все эти, не обязательно согласованные, действия производят впечатление заговора, так как наваливаются скопом.

 

Л.Я. Очевидно, что президент, правительство предпринимают сейчас активные действия с тем, чтобы противостоять этим акциям. Не поздно ли?

 

В.П. Президент, правительство, равно как и все, для кого идеи демократии не просто слова, кто борется за реформы, так просто не отдадут то, что завоевано борьбой нескольких поколений. Президента избрал российский народ, и это не вправе забывать противники президента, как, впрочем, и его сторонники. Этот выбор надо уважать и чтить, об этом напомнить никогда не поздно. Я знаю, что Ельцин против насилия и чрезвычайки. Ему это не нужно, поскольку состояться рыночным отношениям во время чрезвычайки попросту невозможно. Кроме того, Ельцин, как, впрочем, и Горбачев, в политике, что называется, «вегетарианец». За это ему достается от своего народа, который гораздо охотнее принимает и признает достоинства другого рода. Тем не менее президентом, по его словам, учтены и самые неблагоприятные варианты, и он к ним готов.

Я лично не сомневаюсь, что новая Россия, которая произрастает из провинции, из городов, областей и регионов, более не примет жесткую централизацию из единого центра. Проблемы двадцать первого века из Кремля не решишь. Огромная страна не желает оставаться заложницей экзальтированной Москвы. Ельцин это знает и поэтому свою политику все более ориентирует по этим координатам.

Но самое главное, что президент может противопоставить оппозиции, ― это успешные реформы. А вот в этом сейчас ― основные проблемы. Видно, что президент переживает, оттого что молодое правительство не оправдало тех надежд, которые поначалу на него возлагались. Он их защищал, прикрывал собою, но они его во многом подвели, и это очевидно. Значит, президент вправе пойти на перемены в правительстве, с тем чтобы сохранить курс, себя и некоторые надежды на улучшение жизни в России.

 

Кавказский край. (Пятигорск.) ―1992. №48. ― 23-29 ноября.