Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

Интеллигенция провинции и рынок: проблема выживания

Предполагаемое выступление
на Конгрессе интеллигенции в Москве

 

Попробуем поговорить о теме, которая волнует сегодня, кажется, всю интеллигенцию страны, но провинциальную в особенности. Тема эта не часто затрагивается самой интеллигенцией публично, ввиду ее некоторой природной застенчивости и скромности.

Вопрос зловредный и неудобный, хотя простой и понятный: как же жить скромному представителю интеллигенции в период высокой инфляции и перехода к рынку? Чем кормить семью, во что обувать и одевать её, да еще и чего-то там писать, сочинять, учить, лечить и при этом успевать бороться с красно-коричневыми и быть застрельщиком демократии?

Прежде всего надо иметь в виду, что в период высокой инфляции и при наличии жесткого правительства, пытающегося выправить положение, рассчитывать на серьезную государственную поддержку ― занятие бесперспективное.

Рассчитывать на спонсорские вливания, благотворительные пожертвования и прочую прославляемую ныне добродетель тоже не стоит, поскольку предприниматели сегодня сами нуждаются в добром участии, и многие из них вот-вот пойдут по миру, разделяя участь горемычной интеллигенции.

Посему остается перестать ощущать себя потерянным и никому не нужным, заброшенным человеком и, набравшись упорства, рассчитывать исключительно на самого себя, верить в то, что твои знания нужны в России, причем сегодня особенно. Это непременное условие, необходимое для первого решительного шага. Конечно, если ты известный писатель, скажем Генрих Боровик, или видный академик, скажем Павел Бунич, то проблем может и не быть. Но здесь речь о провинциальном интеллигенте, скромном учителе из Ярославля, или детском враче из Ульяновска, или о философе из Магадана, ― им-то как быть?

А вот вам следует внимательно присмотреться к тем, во многом странным для вас, людям, которые зовутся предпринимателями и у которых в этой жизни все же хоть что-то получается. Присмотреться не для того, чтобы, уличив момент, попросить помощи (повторю, что сегодня таковая ограничена), а постараться определить, в какой именно помощи нуждается этот самый предприниматель. (А он в ней сегодня нуждается, как никогда.) И вполне вероятно, что такая помощь может оформиться во взаимовыгодное сотрудничество.

Имейте в виду, что, занятые бизнесом, эти люди подчас не имеют времени даже на чтение газет, хотя самые преуспевающие предприниматели «вышли» из интеллигентской среды и таковыми, конечно же, остаются.

Сотрудничество может быть самым разным, и для этого вовсе не обязательно проходить переквалификацию.

Например, работа пресс-атташе при каком-нибудь предприятии или частном предпринимателе, и если вы умеете писать и организовывать, то это то, что очень полезно для расширения дела. Даже если вы сумеете обеспечить связь предпринимательской структуры с местной или центральной прессой, с журналистами, отстаивающими интересы предпринимательства, или с демократически настроенными политиками, то уже это будет огромным благом для бизнесменов.

Возможно, у вас есть некоторые способности к иностранным языкам и вы сможете работать переводчиком в предпринимательских структурах или даже обучать какому-нибудь языку предпринимателей. (Такие люди на вес золота в провинции.) Я знаю специалистов, далеких от бизнеса, не нуворишей, но сумевших организовать перевод и издание редкостной по своему значению литературы, поставить это на серьезную коммерческую основу. Это, конечно, труд и бессонные ночи, ― но кто и где обретал действительную свободу, уверенность в себе, наконец, доход, без таких жертв?

Имейте в виду: предприниматели ― занятые люди и совсем не заботятся о своем здоровье. Быть может, в вашем городе есть смысл организовать медицинское обслуживание нескольких предпринимательских структур, включая их семьи. Сколько раз предприниматели сетовали: «Где, черт возьми, снять кардиограмму?!» (После какого-нибудь очередного Указа, например.) Из этого опыта может родиться частная клиника, и кто бывал в странах цивилизованного рынка ― знает, сколь почетна и престижна работа лекаря.

У вас валится библиотека, нечем платить зарплату, и вы, конечно, апеллируете к государству за помощью. Но не лучше ли задуматься: может, у вас есть книги, кои необходимы предпринимателям, живущим и работающим на соседней улице. А может, вы организуете небольшое досье из газетных и журнальных публикаций, соберете различную информацию, могущую оказаться полезной для деловых людей. (Из такого опыта родились преуспевающие информационные центры: информация, как известно, самый выгодный бизнес.) А может, ваш коллектив свою библиотеку и само здание вообще приватизирует, обратившись для этого за помощью к предприимчивому человеку. Словом, надо понять, что ценности, в которых нуждаются люди для воспроизводства своих капиталов, ― не обязательно из золота, а ваши знания и умение им воспользоваться сами могут оказаться лучшим капиталом.

Кстати, у предпринимателей имеются дети. Они могут рисовать или петь, играть в футбол или теннис, ― и какой же родитель откажет в привлечении средств для открытия какой-нибудь платной секции, в которой его дитя (вместе с другими, конечно) будет набираться ума под присмотром квалифицированных людей? Из такого опыта возникают специализированные профессиональные школы и колледжи. Предложите подобный проект предпринимателям. Кто знает, быть может, слава американского табачного магната Дюка (его имя носит крупнейший университет в Северной Каролине) прельстит их.

И уж, конечно, в чем нуждаются предприниматели ― это в организации их политической защиты и представительства на самых разных уровнях власти. Это и в местных советах, и в мэриях, и в исполкомах, и где угодно. Здесь можно даже организовать клубы в поддержку предпринимательства с интересными программами, специализированными библиотеками, информационными центрами, юридическими службами, нотариальными конторами, актуальными встречами и т.п. Попробуйте.

Я знаю, как, начитавшись газет об Эльдорадо, несколько молодых предпринимателей из небольшого сибирского города устремились в незнакомую латиноамериканскую страну, предвкушая великие дела и большие деньги. Учитель географии случайно прознал об этом и сумел, собрав серьезный материал и обобщив его, доказать, что в соседней Тюмени можно достичь гораздо большего. Теперь он консультант солидной фирмы и, между прочим, по-прежнему преподает географию.

Кстати, многие научные институты, для того чтобы выжить, начинают заниматься именно тем, чем должны заниматься: интеллектуальным обслуживанием проводимых в стране реформ. Кто, как не специалисты, может вооружить предпринимателей знанием политической и экономической конъюнктуры в нашей стране или за рубежом? Кто, как не интеллигент-юрист, поможет сориентироваться в странных и запутанных законах и указах, объяснит существующие нормы права и поможет выработать новые?

Как-то ко мне подошел профессор истории, автор многих монографий, и предложил свои услуги: красивым почерком и в стихотворной форме подписывать поздравительные адреса. (Этими талантами он обладал.) Может, и неплохо бы, но у нас, при наличии многих выдающихся историков, до сих пор не написана история Новой кооперации. А ведь это был бы труд не только классический, но и прибыльный.

Наша интеллигенция поистине уникальна. У неё в отцах, далеких и близких, ― полубоги, и это признает весь мир. В какой еще стране в промерзшем гулаговском бараке может родиться и жить целая культура, включающая не только мирового значения литературу, но и расщепление атома и покорение космоса?!

В мире не много стран, обладающих таким мозговым потенциалом, и этими размышлениями я хочу дать понять, что в трудное время для этих мозгов есть все возможности самореализоваться. Сейчас все должны максимально утилизировать свою деятельность. Я не призываю преклоняться Золотому Тельцу, но и заниматься отвлеченными, далекими от сегодняшнего, прагматического, времени делами ― тоже непозволительно (можно попросту пропасть). Я не хочу, чтобы наша отечественная интеллигенция была денщиком у нуворишей, ходила с протянутой рукой и заискивала перед ними. Я за то, чтобы интеллигенция смогла реализовать себя именно через предпринимательство, как это делают уже сегодня миллионы представителей интеллигенции, являясь самыми удачливыми бизнесменами.

Вопросы «спасения России», её просвещения и окультуривания актуальны, и интеллигентская среда всегда выдвигала из своих рядов легионы первоклассных спасателей отечества. Отодвинув в сторону бренные дела, способные юристы и врачи, химики и историки, прочие разночинцы, включая даже талантливых артистов, наперегонки брались за решение общих глобальных вопросов. («Нельзя решить частных вопросов, не решив общих».) Дело дошло до того, что страна уже не в состоянии прокормить всех своих «спасателей» и просветителей, решающих «общие вопросы». И может быть, истина заключается в том, чтобы каждый постарался наконец спасти себя сам? Может быть, взявшись за это скромное и хлопотное дело, мы все заодно спасем и Россию? Ведь, включившись в дело с расчетом на самого себя, каждый увидит, сколь несовершенны законы и государственные институты, сколь сомнительны демократические процедуры и непрофессиональны правящие элиты, но увидит не абстрактно, а изнутри, своим трудом строя новые отношения и тем самым отбрасывая отношения старые, рабские, иждивенческие.

Что касается государства и его поддержки интеллигенции, то вопрос этот весьма и весьма сложный и корнями уходит вообще в извечный вопрос о взаимоотношении отечественной интеллигенции с Российским государством. Конечно, государство обязано вкладывать средства в мозги нации, по сути, в свое будущее, и, наверное, здесь дела можно поправить, было бы желание и «лишние» деньги («Первым делом, первым делом самолеты...»). Но российская государственность ― штука сложная и медлительная, если, конечно, речь идет не о том, чтобы создать и кормить свою, милую сердцу, государственную интеллигенцию.

 

Магнитогорский рабочий. ―1992. №246. ― 25 декабря.