Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

Предисловие

 

Все статьи, служебные записки, интервью и выступления, вошедшие в этот сборник, так или иначе связаны с моим недолгосрочным пребыванием в Президентском консультативном совете. Именно поэтому они изобилуют именами, которые сегодня у всех на слуху. Искреннее желание быть «полезным» на самом «верху» переполняло мою честолюбивую натуру, раздувая иллюзию о возможности положительно влиять на принятие высоких государственных решений, страдающих, по моему убеждению, страшной некомпетентностью. Мой поистине детский пыл был бы менее претенциозен, если бы я знал истинную цену и Президентскому совету, и вообще всей природе «влияния» на первых лиц в российском государстве. Достаточно сказать, что с момента включения в Совет (3 апреля) и до первого моего участия в его заседании и, следовательно, личного знакомства с Президентом России (17 июля) прошло три с половиной месяца.

Это время я, однако, не терял даром и пытался «советовать» Б. Н. Ельцину через еженедельник «Московские новости», который, как мне казалось, внимательно читает президент. С главным редактором «М.Н.» Леном Карпинским мы даже подумывали о том, чтобы открыть специальную рубрику для заочных советов президенту от членов Президентского совета, многие из которых не хотели оставаться лишь декорациями.

Статьи «Требуются новые лидеры», «К вопросу о Ельцинском призыве», «Как рождается “чрезвычайка”» ― и являются такими «советами» и продиктованы вполне безобидными стремлениями подсказать и помочь... Кроме статей, я писал своего рода «служебные записки» с ответами на вопросы госсекретаря Геннадия Бурбулиса, курировавшего работу Президентского совета.

Я по-деловому готовился к своему дебюту на заседании 17 июля, встречался с предпринимателями и, как мне кажется, смог кратко изложить суть проблем, на которые президент должен был обратить свое внимание. Более того, услыхав, что президента очень волнует вопрос: «Куда же мы все-таки идем?», ― сразу же после заседания помчался в Подмосковье к историку Михаилу Гефтеру, с которым тут же записал беседу на «востребованную свыше» тему. Михаил Яковлевич работал над текстом вдохновенно. Еще до сокращенной публикации в «Московских новостях» полный текст был передан президенту.

Статья «Чек на выходное пособие» была написана под впечатлением телевизионного обращения президента к россиянам, где он очень обстоятельно рассказывал о предстоящей раздаче народу приватизационных чеков. Спустя год мой взгляд на эту акцию и на саму тему не изменился.

В сентябре шла подготовка к очередной сессии российского парламента, и выступлению президента на ней придавалось большое значение. Разумеется, что его помощники трудились не покладая рук. Именно один из них неожиданно предложил мне «набросать» все, что я думаю «о проводимых реформах» и что бы сделал я сам, будь на месте Ельцина. Через несколько дней я принес текст, предварительно показав его своему близкому и более искушенному в серьезных делах другу.

― Куда и зачем ты все это пишешь?! ― с огромным сожалением сказал он.

― А вдруг! ― ответил я.

― Ну-ну... ― подытожил он.

Второе (и последнее) выступление на Президентском совете было в преддверии VII Съезда народных депутатов. Время тогда (как, впрочем, и сейчас, как, впрочем, и всегда) было очень тревожное, и требовались компетентные рекомендации по нейтрализации агрессивного парламента и еще более агрессивного съезда. Мои рекомендации президенту базировались на личных наблюдениях, общении с политиками из провинции, а также на беседах с неангажированными социологами, исследующими поведение народных депутатов и их политическую миграцию.

Статья «Интеллигенция провинции и рынок» планировалась как выступление на Конгрессе интеллигенции. Она страдает, быть может, излишней утилитарностью и даже некорректностью, но сам-то вопрос от этого не исчезает, и мне кажется, что многочисленных представителей провинциальной интеллигенции, собравшихся в Москве на свой конгресс, прозаические проблемы выживания волновали не меньше, чем проблемы большой политики, с которыми обрушились на них высокие гости конгресса.

Особенное значение имеют для меня публикации в провинци-альной прессе. Вот уже несколько лет я поддерживаю добрые отношения с газетами «Магнитогорский рабочий» и «Кавказский край». Местная пресса более читаемая в провинции, чем центральная, и, кроме того, в отличие от иных московских душеприказчиков, журналисты провинции бережно обращаются с моими текстами.

Все это в полной мере относится к «Пензенским вестям», интервью в которой для меня очень важно. Я высказал свое отношение к опрометчивым шагам президента, и это не осталось без внимания его чуткого аппаратного окружения.

Суть доклада на весьма представительной конференции в Вашингтоне такова: при недифференцированной экономике не может оформиться и дифференцированная власть. Эта власть, несмотря на мнимое разделение на исполнительную, законодательную и судебную, стремится к средоточию в одних руках: «Ствол этой власти гол и прям, как ствол автомата» (выражение Даниила Гранина). Но если это так и если до развития мощной негосударственной экономики еще далеко (в начале доклада ― достаточно заурядный тому пример), если оформление гражданского общества процесс длительный, то «играться» в разделение властей опасно: можно потерять свою «ветвь» власти. «Не разделяй и властвуй!» ― совет властвующему политику России сегодняшнего дня.

Политические споры вокруг Конституции не утихнут с её принятием. От торжественного утверждения квалифицированного текста до установления в России конституционного строя пройдет еще немало лет. И кто знает, сколько раз этот самый текст будет видоизменяться под напором внутренних обстоятельств, главным образом экономических, пока соблюдение Основного Закона страны не будет гарантировано наличием гражданского общества. Без гражданского общества Основной Закон ― ценность мнимая.

Подводя итоги своего участия в Президентском консультативном совете, я могу заключить, что оно было для меня совсем не лишней школой, и ничем иным, кроме благодарности, я не могу ответить уважаемым участникам этого высокого и странного собрания, включая его председателя. Я «выпал» из Совета столь же неожиданно, как и попал в него. В серьезной политике недоразумения и случайности исключаются, а для самоутверждения здесь нужна не только вера в свое предназначение, но кропотливая и прозаическая работа, может быть даже на послезавтра.

                                                              *    *   *

 

В сегодняшней очень сложной для России ситуации мало предъявить, пусть даже талантливо, свою претензию на многозначительность ― то ли в виде сиюминутного совета, то ли в виде целостной политэкономической доктрины, ― таких честолюбивых искателей сегодня множество. Но и абсолютный властитель сегодня, не имеющий четкого представления о том, что делать, ― во многом ли преуспеет?

Только органическое и счастливое соединение в одном лице власти и доктрины реформ может породить в нашей стране действительного реформатора.

 

Июль 1993 г.