Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

К вопросу о «Ельцинском призыве»

 

...Они свиделись, познакомились,
Познакомились, разговорилися.
Они начали меж собой разговор вести,
Что собрать надо крепку партию...

 

Вынесенные в эпиграф нетленные строки ― отрывок из русской былины «Слава Сталину будет вечная» ― были записаны в марте 1937 года со слов сказительницы Марфы Семеновны Крюковой из деревни Нижняя Золотица Архангельской области. Эти строки Марфы Семеновны вспоминаются всякий раз, когда речь заходит о необходимости создать в нашей стране еще одну политическую партию.

На этот раз речь заходит о необходимости создать партию Ельцина, которая бы смогла организационно связать сторонников Бориса Николаевича на всем российском пространстве, обеспечить ему серьезную поддержку в политических вопросах, стать опорой для радикальных преобразований и т.п. Ведь во многих цивилизованных государствах глава государства еще и лидер партии. А у нас президент ― лидер чего-то аморфного, киселеобразного, неустойчивого да еще скандального, того, что называется «демократическим движением». Случись что ― и некому будет плечо подставить. Так давайте же организуем партию! Специально для Бориса Николаевича! Для прези-дента!

Возможно, что такая партия нужна, и в этом есть свой смысл и свой резон. Но я вижу в этой «политической» затее больше неуместного и даже вредного, в первую очередь для самого Бориса Николаевича, от чего и хотел бы его предостеречь.

Ельцина привело к власти демократическое движение, нашедшее в нем своего лидера и своего, пусть не самого идеального, выразителя. Этот путь был фантастически краткосрочным и также фантастически успешным. Но именно тогда, в начале этого пути к власти, во времена избирательных кампаний в поддержку Ельцина и могла родиться одноименная партия, политическая структура во главе со своим лидером, ЦК и ЦО, членами и кандидатами в члены и прочими подобными атрибутами партийности. Это было уместно и необходимо, и, если бы не августовский путч, быть может, дело развивалось бы именно так.

Но случилось, что август поставил точку не только на коммунистическом режиме в России: он поставил точку и на борьбе Ельцина за власть. (Власть Горбачева в последние месяцы существования СССР была, конечно, символической.)

И с тех пор как москвичи отстояли Ельцина и демократию у стен Белого дома, и Ельцин стал «первым народным президентом в истории России», ситуация для самого Ельцина кардинально изменилась. Сообразуясь с исторической традицией русской государственности, он, государь, президент России и ее народов, СВОИХ ПАРТИЙ ИМЕТЬ НЕ МОЖЕТ, как не может он иметь и «не своих» партий. Все существующие в стране партии, все люди вообще ― его люди и его партии, со всеми своими частными и нечастными проблемами и вопросами. И даже те, с перекошенными от злости лицами, с красными транспарантами, с оскорбительными словами в его, Ельцина, адрес, ― это его люди, и даже больше его, чем те, кто клянется ему в верности. Ведь все претензии, все призывы, заклятия и проклятия ― к нему, к президенту, к Ельцину. И если это так, то что это, если не признание?

Президент должен везде и всегда подчеркивать свою принадлежность всем и принадлежность всех себе. Такова его, президентская, судьба. Он должен предпочесть одиночество соблазну собрать вокруг себя сторонников, организованных в некую политическую организацию. Убежден, что любой шаг к созданию Ельциным-президентом своей партии ― опрометчив, так как сразу механически отсечет Ельцина от другой части людей (само слово «партия» означает «часть») и «благословит» его оппонентов на активные действия против него и его, очерченных партийностью, сторонников.

А, кроме того, будучи у власти и провозгласив оргнабор, можно ли быть уверенным, что вокруг властвующего лидера новой партии (то есть правящей партии) соберется действительно все самое лучшее? Не хлынут ли в этот ельцинский призыв политические нувориши и искушенные мастера политсерфинга? Не окружат ли они президента еще одним, на этот раз партийным, кольцом, которое Юрий Карякин уже окрестил «мертвой петлей на шее президента»?

Президенту прежде всего нужны сильные и работающие государственные институты. Ему также нужны приводные ремни для реализации своей политики в провинции, но процедуры, приводящие эти ремни в движение, должны быть демократическими. Все другое у нас уже было. Разумеется, что решение этой проблемы не в существующем институте полномочных представителей президента, а в чем-то более действенном. Но это решение и не в жесткой партийной иерархии, где царят незыблемые законы номенклатуры.

Я за то, чтобы Борис Ельцин и его сторонники если и задумывались над проблемой поддержки президента, то в несколько иной плоскости, более глубокой и почвенной. Речь должна идти о сторонниках нового политического курса, которому служит и сам президент России, причем о сторонниках, кровно связанных с проводимыми реформами. Я, прежде всего, имею в виду людей, которые в результате политических преобразований обрели свободу, гражданские права. Причем свободу не абстрактную, а экономически обеспеченную. Я имею в виду не только московский политический истеблишмент, но и миллионы людей провинции, разворачивающие свои дела на фермах, в независимых экономических структурах и предприятиях.

Их жизнь уже немыслима в отрыве от того политического курса, во главе которого ― Ельцин, а значит, с ним и за него, за этот курс такие люди будут до конца. Вот это и есть действительная партия президента. В прямом и переносном смысле, и, между прочим, от того, как он в нее сыграет, зависит в нашей стране очень многое.

Например, сейчас очень важно эту партию усилить, дабы реформа стала необратимой и чтобы можно было делать дальнейшие шаги на этом пути. Действительно, нужен ельцинский призыв. Но это должен быть призыв иного рода, чем призыв «ленинский», печальные итоги которого известны. Этот призыв должен быть обеспечен раздачей, продажей (как угодно) земли гражданам России в полную и вечную собственность, и Ельцин ― президент России ― должен лично и торжественно объявить об этом своим специальным декретом. Этот призыв должен быть обеспечен раздачей и продажей собственности обанкротившегося государства. Далее президент России специальным декретом объявил бы на все времена священным и неприкосновенным право на частную собственность в России.

Вот вам и партия Ельцина, и не только его, но и всех последующих президентов. Эта партия граждан России, которая не только защитит реформатора от реставрации, но и в случае необходимости сможет одернуть любого лидера от шагов назад. С такой партией ― можно жить.

 

Московские новости. ―1992. №21. ―24 мая.