Опыт несостоявшегося советчика

Опыт несостоявшегося советчика

 

Первое выступление на Президентском консультативном совете

17 июля 1992 года,

Москва. Кремль.

Большой Кремлевский дворец.
Екатерининский зал

 

 

В.Ф. ПИСИГИН

Борис Николаевич, мне сложно что-либо вам советовать в присутствии таких опытных и старших людей, поэтому я буду говорить, что бы я сделал, на что обратил бы внимание, если бы сам был президентом.

Помимо военной угрозы, угрозы гражданской войны, что является самым опасным, я бы прежде всего обратил внимание на провинцию, на то, что происходит там. А там сегодня воссоздается ― а я считаю, что во многом и воссоздана, ― старая административная система. Воссоздана именно в результате чрезвычайной ситуации, вызванной нехваткой наличных денег. Вы говорили, что в августе решится проблема наличных денег. Но дело в том, что мало лишь выпускать деньги. Необходимо, чтобы существовала демократическая банковская система ― кровеносная система денежного обращения. Иначе ― все равно что в труп вливать кровь ― здесь получится очень неприличная картина, ничего иного не будет, тело не будет жить. Поэтому нужна демократизация банковской системы.

Матюхин уходит, ― я очень прошу, чтобы Вы внимательнейшим образом подошли и к новой кандидатуре, и к самой концепции банковской системы, потому что одним лишь печатанием денег ничего не решить, если не работает система. Мне кажется, что здесь нужны частные акционерные банки, и необходимо, наконец, уничтожить систему РКЦ (расчетно-кассовых центров)…

 

Б.Н. ЕЛЬЦИН

Этот вопрос уже решен. 1300 штук ― это глубочайшая ошибка банка. По месяцу счет идет, через дорогу предприятия находятся. Все 1300 сейчас упразднены.

 

В.Ф.ПИСИГИН

Борис Николаевич, но есть последствия этой чрезвычайки. Надо не только ликвидировать проблему нехватки наличных денег, но и последствия этой нехватки. Это как в Чернобыле. Взрыв ― и его последствия, которые опаснее самого взрыва. Так же и последствия нехватки наличности. Благодаря ей воссоздана административно-распределительная система. Вчерашнее бюро горкома в Набережных Челнах (сейчас это называется «Думой») решает, кому выдать наличку, а кому не выдать.

И еще, Борис Николаевич, здесь говорили о социальной базе, о ее отсутствии. У Вас есть эта социальная база. К сожалению, на нее ни Горбачев не обращал внимания, и недостаточно обращаете внимание Вы. Это та социальная база, которая была рождена с легализацией предпринимательской деятельности в 87-м году. Они ждут. Вот Вы вчера собрали печать и сказали: «Я ― за вас!» Смотрите, как Вы отнеслись к этой власти! Почему также Вы не скажете, что «Я с вами, с предпринимателями!»? Они ведь разные. Есть предприниматели типа Кравченко, которые указом Горбачева стали «предпринимателями» в течение суток, а есть предприниматели тумановского образца, которые, особенно в провинции, живут в страшных условиях сегодня. Вот на них надо обратить внимание.

Я бы сегодня, учитывая историческую традицию ― гипертрофированную роль Первого лица, что достаточно Президенту иной раз просто сказать ― и все будут бояться, ― я бы так сказал, если бы я был Президентом, учитывая, что нет пока еще связи с местами, еще не сформированы нити Вашей власти:

«Я, Президент России, беру под защиту законную частную собственность, объявляю ее священной и неприкосновенной на все времена. И кто будет против этой собственности, кто станет посягать на нее, тот будет противником Российского государства, демократии и моим личным, Президента России».

И это была бы Ваша армия. Это гораздо сильнее, чем социальная психология толпы, которая сегодня за Вас, а завтра она против. Это собственник. И Вы, Президент, гарант сохранности его и от уголовных посягательств, и от посягательств местной бюрократии, и от посягательств кого угодно. Вы ― Президент России!

Еще хочу поблагодарить за то, что меня ввели в этот Совет.

Я постараюсь быть максимально полезным.