Пришествие блюза. Том 4

Пришествие блюза. Том 4

 

Предисловие

Инге Розовской и Леониду Невлеру,

моим московским друзьям с Пречистенки

 

 


 

 

Предыдущие три тома Пришествие блюза посвящены самому яркому и самобытному явлению кантри-блюза ‒ блюзам Дельты и его главным героям Чарли Пэттону, Эдди «Сан» Хаусу, Вилли Ли Брауну, Томми Джонсону, Миссисипи Джону Хёрту и Скипу Джеймсу, при этом третий том серии, названный По следам Чарли Пэттона, повествует о великих блюзменах прошлого, проживавших вне миссисипской Дельты или даже вне штата Миссисипи, но имевших с Дельтой и её наиболее важным представителем ‒ Чарли Пэттоном ‒ бóльшую или меньшую связь. Таковыми, на наш взгляд, являются Кид Бэйли, Гэрфилд Эйкерс, Джо Кэлликот, Фрэнк Стоукс, Роберт Уилкинс, Джеймс «Бо Вивил» Джексон, Вильям Хэррис, Уолтер «Бадди Бой» Хокинс, Самюэль «Сэм» Коллинз, Кинг Соломон Хилл, Блайнд Джо Рейнолдс. Всем перечисленным музыкантам в наших книгах посвящены отдельные главы, и мы будем благодарны читателю, если он к ним обратится. Добавим также, что в этих главах более или менее подробно рассказывается и о других блюзовых музыкантах, в зависимости от их роли в развитии блюза, а также от наличия источников, которыми мы располагаем. Так, например, реверенд Ишмон Брэйси из миссисипского Джексона, в своё время несомненно выдающийся блюзовый сингер, но всё же не тянущий на звание великого, прожил долгую жизнь, встречался с исследователями, оставил после себя важные воспоминания о многих музыкантах, – и потому он часто фигурирует в наших книгах как ценный источник.      

В самом конце третьего тома ставится вопрос: рождались ли великие блюзовые гитаристы и сингеры вне Дельты, за пределами удивительного штата Миссисипи? И там же мы отвечаем на него утвердительно, называя техасцев Блайнд Лемона Джефферсона и Блайнд Вилли Джонсона; Блайнд Вилли МакТелла из Джорджии; Блайнд Блэйка из Флориды; Блайнд Бой Фуллера из Северной Каролины; Слипи Джона Эстеса из Теннесси... Мы также обратили внимание на то, что все перечисленные музыканты – слепые. Отсюда идея написать отдельную книгу под названием Великие слепые.

Поначалу мыслилось ограничиться одним полновесным томом, посвящая каждому из вышеназванных сингеров отдельную главу, да ещё в одной большой заключительной главе планировалось рассказать о других слепых блюзменах и госпел-сингерах, обитавших на американском Юге и записанных на пластинки в двадцатые и тридцатые годы. Таковыми являются Реверенд Гэри Дэвис, Блайнд Джо Таггарт, Блайнд Вилли Дэвис, Блайнд «Гасси» Несбит, Блайнд Рузвельт Грэйвс, Блайнд Тедди Дарби...

Такие были планы. Но мне уже не раз приходилось признаваться, что только на первых страницах будущей книги мы владеем и распоряжаемся ею. Дальше ­мы уже сами оказываемся во власти книги, смутно представляя её конечные контуры. Так было и на этот раз.   

В процессе сбора музыкального и биографического материала о слепых сингерах, а главное ‒ в результате более внимательного и бескомпромиссного прослушивания их песен и блюзов, стало очевидным (для меня, конечно же!), что претенциозному и не терпящему двусмысленности названию тома ‒ Великие слепые ‒ в полной мере соответствуют лишь четверо из упомянутых выше музыкантов, а именно: Блайнд Лемон Джефферсон, Блайнд Вилли Джонсон, Блайнд Вилли МакТелл и Слипи Джон Эстес. Им-то и планировалось посвятить отдельные главы в будущей книге. Об остальных слепых сельских музыкантах (назовём их выдающимися) я намеревался рассказать в отдельной, пятой, главе...

И вновь от задуманного пришлось отказаться, потому что собранного материала оказалось столь много, а масштаб главных героев в процессе более детального их изучения проявился настолько, что неповерхностное повествование о них никак не уместилось бы в одной книге. Поэтому ничего не оставалось, как посвятить слепым блюзовым и госпел-сингерам не один, а два, равноценных по объёму, тома. С этими намерениями я приступил к написанию главы о самом великом техасском блюзовом гитаристе и сингере ‒ Лемоне Джефферсоне. 

В процессе написания главы, с каждой страницей которой всё больше и больше открывалась мне исполинская фигура Блайнд Лемона, невозможно было обойти стороной не только среду, из которой произошёл этот необыкновенно одарённый музыкант, но и техасский блюз ‒ явление пусть не столь масштабное и влиятельное, как блюзы Дельты, но все же подарившее нам несколько громких и даже великих имён, а потому стоящее того, чтобы о нём рассказать подробнее. И вообще, как можно, рассуждая о Лемоне Джефферсоне, обойти вниманием Техас, Даллас и его знаменитый район Дип Эллум?

 Это же касается и чикагской блюзовой сцены, в формировании которой приняли участие многие музыканты со всего Юга Америки, в том числе и Блайнд Лемон Джефферсон, для которого Чикаго на несколько лет стал родным домом. И как, хотя бы кратко, не поразмышлять о среде, в которой формировался чикагский блюзовый стиль, достигший своего пика в сороковые и пятидесятые?

Также, во время написания главы о Лемоне, вставали всё новые и новые вопросы, которые требовали ответа или хотя бы его поиска, при этом всплывали имена музыкантов, значение которых таково, что обойти их молчанием мы были бы не вправе.

К тому же биография Блайнд Лемона Джефферсона, при наличии очень немногих источников, имеет огромную (по масштабам кантри-блюза) литературу. Нет ни одного более-менее значительного исследователя кантри-блюза, который бы не написал об этом блюзмене, так что всю эту литературу следовало не только найти и переработать, но и представить.

В результате всего сказанного глава о Блайнд Лемоне угрожающе для моего плана росла и вскоре перевалила за двести страниц с учетом примечаний, при этом конца её видно не было! Еще через какое-то время, когда был почти готов двухсотпятидесятистраничный черновик главы, стало понятно, что мой очередной план рухнул: получилась не глава, а законченная целостная работа, включение в которую ещё одного героя попросту бы её развалило. Одним словом, получилась книга...

Получилась ли?!

Во всяком случае, судить об этом может только читатель. Ведь во всех предыдущих восьми томах ‒ об англо-американской музыке и о кантри-блюзе ‒ моим героям посвящались отдельные главы: кому-то бóльшая, кому-то меньшая. Здесь же том полностью «отдан» одному герою – и это впервые в моей практике.

Замечу также, что книга эта никак не может претендовать на полноценную биографию слепого сингера: слишком мало источников имеется о Блайнд Лемоне Джефферсоне, чтобы они сложились в целостную картину и составили книгу о его жизни и творчестве. Так что это всего лишь биографический очерк.

 

                                                                                                                                      Март  2013

 


Примечания