Пришествие блюза. Том 4

Пришествие блюза. Том 4

 

Заключение

Поразительное явление ‒ Промысел Божий, о котором говорил в прощальном слове Преподобный Эмметт Дикинсон!.. Кажется, совсем недавно в далёком и никому не ведомом Коучмене в бедной многодетной семье сельского шеаркроппера родился слепой ребёнок. Обречённый на несчастья, нищету, прозябание и в конце концов на скорое забвение, он, едва научившись ходить, переступил порог и осторожно передвигался вокруг отчего дома, ежечасно рискуя пропасть. Открыв степному техасскому ветру своё невидящее лицо, он, выставив свои немощные детские ручонки, тщетно искал хоть какой-то опоры «в этом тёмном и широком мире» (Джон Мильтон). И он нашел эту твердь в добром и спасительном звучании воскресной литургии. Это случилось где-то там, в полях, за долгими пыльными дорогами, вдали от родного дома, в многолюдном Кёрвине... на центральной площади которого заживо сжигали его братьев по вере и цвету кожи... А затем был шумный и приветливый Вортем, где он услышал другие песни, выучился игре на гитаре и вышел в мир... ещё более тёмный, ещё более широкий... И, не видя этого мира, не ведая, какой он в действительности, не лицезрев в своей жизни ни одного живого лица, не удивляясь красоте неба и радуги, не зная солнца, ‒ он всё же сумел познать этот мир так, как мало кто до него: Блайнд Лемон этот мир ‒ с небом, радугой, солнцем и человеческими лицами ‒ по-настоящему услышал, более того ‒ предугадал то, что мир ещё только хотел услышать! И он это миру дал, оставив после себя несколько десятков блюзов, преобразивших мир, и не только музыкальный...

И вот уже нет в помине Коучмена, где слепой музыкант однажды появился на свет, ‒ только степь да всё тот же техасский ветер гуляет на том месте; а Вортем, с его опустевшими кирпичными строениями вдоль центральных улиц, ‒ есть ли он на белом свете? Но если даже Вортем и есть, то что он для всех нас значит без того, кто однажды привел туда нас?

Ничего!

И Дип Эллума никакого нет, если не считать таковым игрушечно-декоративный квартал к северу от грандиозного и холодного далласского сити, однажды поглотившего средь бела дня самого могущественного человека в мире...

А Блайнд Лемон Джефферсон ‒ тот пухлый слепой мальчишка с вытянутыми ручонками, которого все, как могли, жалели и забавляли, ‒ жив! Не только в своих бессмертных блюзах, но и в тысячах, в десятках тысяч своих продолжателей по всему миру, в миллионах почитателей, не знающих ни расовых предрассудков, ни условных границ, ни границ творческих... Какое ещё нужно доказательство, что Бог всё же есть и Дела Его – живы! Более того, и Лемон Джефферсон, и Чарли Пэттон, и Джон Хёрт, и Луи Армстронг, и Бикс Байдербек, и Билли Холидей, и Чарли Паркер, и другие великие музыканты, не только блюзовые и не только англо-американские, и наш неослабный интерес к ним – доказывают, что Он ещё не покинул нас. А значит, мы всё ещё небезнадежны...