Пришествие блюза. Том 5. Часть первая

Пришествие блюза. Том 5. Часть первая

 

Литература и источники

Несмотря на поистине всемирную известность Блайнд Вилли Джонсона, сведений о его жизни очень немного, а те, что имеются, на редкость противоречивы, а то и вовсе сомнительны. Весьма короток и список исследователей, написавших о самом знаменитом техасском госпел-сингере, хотя в последнее время этот список изрядно пополнился.

Первый в их ряду — Самюэль Чартерс, который ещё в самом начале пятидесятых начал активно разыскивать сведения о Вилли Джонсоне. В 1955 году он побывал в местах обитания сингера в Центральном Техасе, нашёл его вдову и знакомых, провёл с ними беседы, после чего подготовил первый лонгплей переизданий Блайнд Вилли Джонсона, к которому предпослал собственные комментарии.[1] Позже Чартерс вспоминал:

«Комментарии были написаны в ноябре 1956 года, когда я оставил записи Мо Эшу в офисе Folkways на 46-й Западной улице (W 46th Street) в Нью-Йорке. Это была самая первая статья, которую я написал о блюзе как о предмете исследования. Сам альбом был издан на Folkways следующей весной».[2]

Вышедший весной 1957 года LP Blind Willie Johnson (FG 3585), а также прилагаемый к нему буклет с комментариями Чартерса имели огромное значение для продвижения темы кантри-блюза и афроамериканской музыки в молодую белую среду во времена Фолк-Возрождения пятидесятых и шестидесятых годов. С учетом того, что в 1959 году была опубликована книга Чартерса The Country Blues с семистраничной главой Blind Willie, а в 1965 году Самюэль сделал подборку и написал комментарии к ещё одному альбому переизданий — Blind Willie Johnson, 1927–1930 (RBF-10), — Самюэля Чартерса можно считать первым исследователем жизни и творчества великого техасского гитариста и госпел-сингера. Больше того — Чартерс в этом, похоже, был единственным. Поэтому сведениями, им добытыми, руководствовались все те, кто формировал блюзовые энциклопедии и справочники, писал комментарии к переизданиям записей Вилли Джонсона на виниле, а позже на CD, кто снимал документальные фильмы о блюзе, писал о нём статьи, заметки и прочее... 

              Первое издание первой книги о кантри-блюзе 

Хотя записи Блайнд Вилли Джонсона, его беспримерное исполнение религиозных песен и необычайно динамичный гитарный аккомпанемент были хорошо известны и почитаемы специалистами и музыкантами, судьба самого сингера по каким-то необъяснимым причинам их долгое время не интересовала. В результате никаких серьёзных работ, которые могли бы дополнить изыскания Самюэля Чартерса, не появляется на протяжении последующих трех десятилетий! Даже такой авторитетный исследователь кантри-блюза, как Стивен Колт (Stephen Calt, 1948‒2010), в своих комментариях к переизданию Джонсона на Yazoo Records в 1977 году — LP Blind Willie Johnson: Praise God I'm Satisfied (Yazoo 1058) — ничего нового к биографии госпел-сингера не добавляет.

Этот странный «монополизм познаний» о Блайнд Вилли Джонсоне сохранялся едва ли не до середины семидесятых, пока на горизонте не появился молодой любитель блюзов из Вэко (Waco, TX) — Дэн Вильямс (Dan Williams). Он наслушался Джонсона, начитался Чартерса, увлёкся, стал собирать оригинальные пластинки своего великого земляка и в конце концов занялся поиском его следов, благо проживал неподалеку от мест обитания госпел-сингера.

Поиски Дэна Вильямса привели к неожиданным для него самого результатам, поскольку опровергали многое из того, о чём написал Самюэль Чартерс и что уже успело стать каноном в исследовательской среде. Достаточно сказать, что у Блайнд Вилли оказалась ещё одна жена, которая предоставила Дэну Вильямсу прежде никому не ведомые сведения о жизни и творчестве своего слепого мужа, подкрепив их неоспоримыми доказательствами... В итоге вырисовывалась картина, мало вяжущаяся с тем, что уже было известно о самом знаменитом техасском госпел-сингере. Возможно, поэтому все апелляции Вильямса к музыковедам оказались тщетными: на них попросту не обращали внимания, а материал, им собранный, судя по всему, так и не был опубликован.

Одно из «обращений» этого молодого исследователя было опубликовано в 1985 году (то есть спустя десятилетие после его открытий!) в английском джазовом журнале Storyville в разделе с претенциозным названием, заимствованном из традиционного госпела, I Believe I’ll Make A Change (Я верю, что вызову перемены). Это было нечто вроде редакторской рубрики «писем с мест», которую вел один из составителей справочника Blues & Gospel Records Роберт Диксон (Robert M.W.Dixon) и в которой самодеятельные исследователи или просто любители с разных концов света обращались к музыкальному сообществу в надежде быть услышанными. Для Дэна Вильямса это был отчаянный стук в ещё одну дверь...

Что ж, до нас, спустя без малого тридцать лет(!), он всё же достучался: небольшое письмо Дэна Вильямса действительно очень важно, представленная в нём информация — уникальна, и мы обязательно обратимся к этому ценному источнику.[3]

В начале девяностых какие-то материалы Вильямса оказались у Рэнди Харпера (Randy Harper), ещё одного техасского поклонника Блайнд Вилли Джонсона. Харпер отправился в Марлин (Marlin, TX), где когда-то обитал его герой, затем в Бомонт (Beaumont, TX), где он умер, откопал там ещё какие-то бумаги, нашёл ещё какие-то важные сведения и даже документы, и уже всё это породило новые версии, одна другой достовернее, но мало сочетающиеся между собой...

Были ли где-то опубликованы материалы Рэнди Харпера — мне не известно, и информации о них я не нашёл, тем не менее на них ссылаются, как и на исследования Дэна Вильямса.

В вышедшем в 2004 году сборнике своих работ Walking A Blues Road Самюэль Чартерс поведал о том, что в 1993 году получил от Харпера, о котором прежде ничего не знал, посылку с магнитофонными записями и ксерокопиями документов, касающихся Блайнд Вилли Джонсона. По-видимому, это были материалы Дэна Вильямса, к которым добавились материалы самого Рэнди Харпера, надеявшегося, что авторитетный Чартерс сделает поправки в своей старой книге или даже напишет новую. Но Самюэль, ознакомившись с присланным материалом, лишь воздал должное молодому искателю и скорректировал дату и причину смерти Джонсона, после чего заключил:

«Я надеюсь, что кто-то другой сумеет написать примечания к новым переизданиям песен (Вилли Джонсона — В.П.) и сможет поработать с этим богатым материалом, который Харпер, а также другие исследователи добавили к истории величайшего из гитарных евангелистов — Блайнд Вилли Джонсона».[4]

К кому ещё попали материалы Вильямса–Харпера — мне не известно. Не исключено, что они так и остаются неопубликованными и хранятся где-нибудь в частном архиве. Возможно также, что эти материалы доступны исследователям из числа заядлых поклонников Блайнд Вилли Джонсона, коль скоро они на них ссылаются, и они их рано или поздно опубликуют. Кстати, почти все они — техасцы, которые своим поиском стремятся приумножить музыкальную славу своего родного штата.

Среди этих исследователей назовем Майкла Коркорана (Michael Corcoran), который изучал техасских госпел-сингеров и в 2006 году издал книгу All Over The Map: True Heroes Of Texas Music с главой Soul Of A Man, посвященной Блайнд Вилли Джонсону.[5]

Упомянем Шейна Форда (Shane Ford) и Анну Обек (Anna Obek), которые вдохновились вышедшим в 2003 году художественно-документальным фильмом Вима Вендерса (Ernst Wilhelm “Wim” Wenders) The Blues — The Soul Of A Man (Блюз — Душа человека), один из героев которого — Блайнд Вилли Джонсон, и бросились искать хоть какие-то крупицы из жизни легендарного госпел-сингера.[6] В конце концов они, как им кажется, установили более-менее точное место его захоронения на Blanchette Cemetery в Бомонте и даже добились разрешения на установку на этом кладбище мемориального надгробия. Об этих и прочих поисковых скитаниях Шейн Форд написал книгу Shine A Light: My Year With «Blind» Willie Johnson, которая вышла в 2011 году.[7]

В 2007 году вышла книга Дугласа Блейки (Douglas N. Blakey), претендующая на биографию Вилли Джонсона, — Revelation. Blind Willie Johnson: The Biography, The Man, The Words, The Music.[8] Поскольку книга Блейки не оформлена в соответствии с правилами и законами историографии и источниковедения, к тому же не подкреплена громким авторитетом какого-нибудь университета, к ней имеется недоверие в академической среде. Но что делать, если сами «академические круги» на подобную работу никак не отважатся?

Между тем Блейки, отдадим ему должное, собрал все доступные биографические сведения о госпел-сингере, начиная с работ Чартерса, и представил их в отдельных главах, дополнив ксерокопиями важных страниц из еженедельника The Chicago Defender; но главное, Блейки опубликовал тексты всех записанных песен Вилли Джонсона и написал к ним комментарии, чего, кажется, до него не делал никто. Всякий, кто сталкивался с расшифровкой и переложением на бумагу текстов песен сельских музыкантов с американского Юга, записанных в первой половине прошлого века, согласится, что работа эта чрезвычайно сложная и, помимо усердия, требует серьезного вовлечения в языковую, культурную и бытовую среду, в которой пребывал тот или иной музыкант. Кроме расшифровки текстов песен, Дуглас Блейки прокомментировал и гитарный аккомпанемент своего героя, разбирался с настройками и техникой игры (уж не знаю, насколько верно), так что это издание может оказаться полезным ещё и музыкантам...  

Вообще, пишущие сегодня о Блайнд Вилли Джонсоне сталкиваются, кажется, с неразрешимой задачей, поскольку написать полноценную биографию госпел-сингера на основе имеющейся о нём информации попросту невозможно. Все, кто мог бы хоть что-то поведать о Вилли, уже умерли, не оставив записей или устных преданий. В архивах Columbia Phonograph Company если что-то и сохранилось, то лишь сухие бухгалтерские ведомости да ещё, быть может, рекламные буклеты к выходу очередной пластинки: но эти небесполезные материалы едва ли содержат объёмные биографические данные. Какие-то сведения могут храниться в архивах Марлина или Бомонта, но и там уже всё исследовано, и найденные бумаги, как мы увидим, лишь усложнили проблему: появлялись иные места рождения госпел-сингера, всплывали новые имена его родителей, жён и детей... а это, в свою очередь, приводило к разночтениям в датах рождения и смерти, так что проблема поиска не уменьшалась, а увеличивалась и в конце концов стала неразрешимой. Это тот нередкий случай, когда поиск лишь запутывает наши знания о конкретном человеке...

А может, всё оттого, что подобным делом занимаются не профессиональные исследователи, не историки, не краеведы, а любители, коими движет одна только страсть? Но кто, скажите, в столь сложном и непостижимом вопросе, как англо-американский фольклор, не любитель, не дилетант?..

Невозможность изложить хоть что-то определенное о судьбе Блайнд Вилли Джонсона испытал ещё один техасец — Майкл Холл (Michael Hall), опубликовавший в декабре 2010 года в ежемесячном журнале Texas Monthly большой материал под названием The Soul Of  A Man: Who Was Blind Willie Johnson? (Душа Человека: Кто был Блайнд Вилли Джонсон?). Издающийся в Остине (Austin, TX) журнал Texas Monthly имеет качественный вебсайт, поэтому обширная статья Майкла Холла доступна каждому.[9] Собственно, эта статья не столько о самом Вилли Джонсоне, сколько об истории поиска сведений о нём.

Смелый и настойчивый автор нескольких статей о блюзе решил докопаться до истины и в вопросах с Блайнд Вилли Джонсоном. Холл активно участвовал в поиске сведений о жизни и творчестве своего героя, изучил, кажется, всё, что только возможно: объездил все места и обошёл все учреждения, где могли отыскаться документы о Джонсоне; исследовал служебные записи о всех пожарах в Бомонте, случившихся в сороковых; разузнал о солнечных затмениях, наблюдавшихся в Центральном Техасе с начала века; похоже, изучил все журналы в приёмных покоях бомонтских госпиталей... И, как следовало ожидать, столкнулся с несколькими взаимоисключающими историями, соединить которые ему едва ли удалось. В конце своей статьи отчаявшийся Майкл Холл сделал заключение, которое мог бы предпослать своим читателям ещё прежде, чем приступил к поискам: «Какая разница, кто там у него был: Анжелина, Анжелия или Антония? Имеет ли значение, где Джонсона похоронили: просто на Бланшетт (кладбище в Бомонте — В.П.) или на Бланшетт номер два? И что из того, где он родился: в Пендлтоне или в Индепенденсе? И неужели запись врача в журнале о поступлении в больницу ослеплённого щёлоком мальчика каким-то образом объяснила бы его музыку?»[10]

Вопросы риторические, в подобных случаях не новые.

И впрямь, что могут добавить к бессмертным песням музыканта, к его заоблачному творческому миру какие-то сугубо земные, часто малопривлекательные, а то и вовсе скучные сведения, к тому же спорные, недостоверные, надуманные?.. Ведь едва ли и мы в настоящем очерке хоть что-то добавим к тому, что в свое время написал о Блайнд Вилли Джонсоне Самюэль Чартерс, что раскопали в Техасе Дэн Вильямс, Рэнди Харпер или тот же Майкл Холл...

Но ведь в том-то и дело, что привлекает нас и таких, как мы, не столько конечная цель поиска — познание возможной истины о том или ином музыканте, поэте, художнике, — сколько сам поиск, делающий нас, живущих в иное время и в ином месте, соучастниками таинственного процесса приближения к своему недоступному герою. И когда этот поиск заканчивается счастливо, получается чудо и появляются настоящие биографии: и вот уже Альберт Швейцер навсегда соединяется с Иоганном Себастьяном Бахом, а Евгений Тарле и Альберт Манфред — с Наполеоном Бонапартом...   

Но кто ещё писал о нашем герое?

Назовем одного из ветеранов среди исследователей кантри-блюза и музыки госпел англичанина Пола Оливера (Paul Oliver), написавшего книгу Songsters & Saints: Vocal Traditions On Race Records (1984 г.), в которой несколько страниц уделено и Вилли Джонсону. Оливер почти не останавливается на биографии музыканта, всецело доверяя сведениям Чартерса, но разбирает его песни, анализирует игру на гитаре, даёт характеристику голосу, сравнивает Бланд Вилли Джонсона с другими гитарными евангелистами, записанными в двадцатые годы на race records.[11]

Упомянем Френсиса Дэвиса, который в своей The History Of The Blues: The Roots, The Music, The People не обошел вниманием Джонсона, посвятив его творчеству несколько оригинальных наблюдений.

Отметим главного специалиста по блюзовой сцене миссисипского Джексона (Jackson, MS) Дэвида Эванса (David Evans), написавшего в 1990 году комментарии к сборнику Blind Willie Johnson: Sweeter As The Years Go By (Yazoo CD 1078 YAZ), и Джеймса Обрехта (James "Jas" Obrecht), прокомментировавшего в 1998 году другой важный сборник Blind Willie Johnson: Dark Was The Night (Columbia / Legacy 489892 2). Кстати, Обрехт расширил эти комментарии, доведя их до большой статьи, которую под названием Blind Willie Johnson: His Life And Music разместил на персональном сайте jasobrecht.com.

Несколько страниц Вилли Джонсону уделил в своей статье Holy Blues: The Gospel Tradition Марк Хамфри (Mark A. Humphrey). Статья эта опубликована в известном сборнике Nothing But The Blues: The Music And The Musicians, вышедшем в 1993 году под редакцией Лоренца Кона (Lawrence Cohn). [12]

Оставил свои необыкновенно живые воспоминания о Блайнд Вилли Джонсоне и его земляк — старейший техасский сонгстер Мэнс Липском (Mance Lipscomb, 1895‒1976). Они вошли в его автобиографическую книгу I Say Me For A Parable, которая также опубликована в 1993 году.[13] Насколько правдивы эти воспоминания — другой вопрос, но мы непременно к ним обратимся, поскольку их автор — сонгстер, следовательно, сочинитель всевозможных историй, и процесс подобного сочинительства весьма любопытен, а коль скоро он привязан к Вилли Джонсону, то в нашей книге этим историям самое место.

В 1998 году вышла уже известная нашим читателям книга Алана Говенара (Alan B. Govenar) и Джея Брейкфилда (Jay F. Brakefield) Deep Ellum And Central Track с главой — Blind Willie Johnson And Arizona Dranes: The «Holy Blues» Of Deep Ellum (Блайнд Вилли Джонсон и Аризона Дрейнс: «священный блюз» Дип Эллума).[14]

Для того чтобы иметь представление о том, что означали в двадцатых годах записи религиозного песнопения для афроамериканского населения Америки, чтобы лучше знать, какое место на рынке race records занимали издания госпелов, какими были тиражи пластинок с их записями и каковой была доля в этих тиражах, следовательно, каковой была популярность и востребованность самого Блайнд Вилли Джонсона, — мы обратимся к признанным авторитетам в области race records Роберту Диксону и Джону Годричу (John Godrich) и к их книге Recording The Blues, вышедшей в 1970 году.[15] Кроме того, как всегда, к нашим услугам составленный этими авторами, при участии Ховарда Райи (Howard Rye), незаменимый справочник, наша «настольная книга»  Blues & Gospel Records, 1890–1943.[16]

В процессе написания книги мы будем обращаться и к другим публикациям и справочным изданиям, ссылки на которые вы обнаружите в примечаниях, но отдельно следует сказать о недавно вышедшем издании Blues. A Regional Experience, уникальность которого, как видим, отражена даже в названии — Блюз. Региональный опыт. Составители этой объёмной книги (почти 600 страниц!) — Боб Игл (Bob Eagle) и Эрик ЛеБланк (Eric S. LeBlanc) выполнили очень непростой, но благодарный труд, собрав и представив в своей книге сведения (пусть и самые сжатые) о музыкантах из провинции: дата и место рождения и смерти, имена родителей, если известно, то и места обитания... Словом, они опубликовали бесценные биографические данные о всеми забытых музыкантах, найти которые уже не было никакой надежды, а также обновили уже имеющуюся, но не точную информацию о том или ином музыканте, представленную в различных справочниках и энциклопедиях. Причем на большую часть биографических заметок имеется ссылка на источник, что внушает доверие и к авторам, и к их замечательному труду, обращение к которому обогатит и нашу книгу.[17]

Представляя литературу о Блайнд Вилли Джонсоне, обратим внимание и на следующее.

Как и другой великий техасец — Блайнд Лемон Джефферсон, Вилли Джонсон никогда полностью не исчезал из памяти людей. Это обусловлено большими тиражами его пластинок, которые были распространены в Центральном и Восточном Техасе, вообще в южных штатах, и его популярностью среди церковных общин той местности, где он когда-то проживал. То есть для своих земляков, близких и дальних родственников слепой Вилли Джонсон никуда не девался: как и сами они, как и все прочие бедные жители восточно-техасских каунти, он жил, посещал воскресную службу, пел и играл на гитаре, старел, потом серьезно заболел, умер, его похоронили... Сельское чёрное население американского Юга никогда всерьез не озабочивалось так называемым «сохранением памяти» и оставленному душой бренному телу  большого внимания не уделяло, будь даже это самый близкий родственник. Оттого и непросто отыскать ту или иную могилу на тамошних чёрных кладбищах, не то что добыть биографические сведения... Что касается каких-то записей с воспоминаниями, преданиями, ведения дневников или сохранения переписки, то такого, кажется, на американском Юге и вовсе не было.

Поэтому восстановлением памяти, поиском следов великих чёрных сельских музыкантов прошлого занимались исключительно белые энтузиасты, в основном представители молодого послевоенного поколения, а затем и их дети, которые вслед за рок-н-роллом открыли для себя прежде неведомую музыкальную культуру своих чёрных соотечественников. Вместе с этой новой музыкой они открывали и новые имена... Повторю: открывали для себя! Потом уже — для остального мира, включая и нас, европейцев и азиатов. Причем само это открытие музыки чёрного сельского населения американского Юга являлось ещё и преодолением векового отчуждения, существовавшего в строго сегрегированном обществе. Белые энтузиасты писали заметки, статьи, очерки, издавали книги, выискивали и переиздавали старые пластинки, открывали музеи, устраивали фестивали, записывали всё ещё остававшихся в живых героев Фолк-Возрождения двадцатых, нередко помогали им средствами, потом собирали деньги на памятники и исторические маркеры в местах обитания музыкантов прошлого и в процессе этого своего призвания куда больше тратили, чем зарабатывали, хотя иными и двигал изначально бизнес. Имена этих энтузиастов представлены во всех наших книгах о фолке и блюзе. Так что, как и в случае с другими героями наших книг, всю работу по восстановлению памяти о Блайнд Вилли Джонсоне вели и продолжают вести белые исследователи.

Но что же сами афроамериканцы? Каков их вклад в историографию о великом чёрном техасском госпел-сингере?

Не очень-то весомый. Как, впрочем, и в общую блюзовую историографию, на что мы уже обращали внимание.

Недавно ушедший писатель Лирой Джонс (Everett LeRoi Jones, 1934–2014), например, в своей известной книге Blues People: Negro Music In White America, вышедшей в 1963 году, упоминает Блайнд Вилли Джонсона лишь дважды, и то мимолётно, перечисляя блюзменов прошлого, из чего нетрудно сделать вывод: автор не знал, что слепой Вилли блюзы не исполнял вовсе. А ведь 1963 год — едва ли не пик интереса к чёрным сельским музыкантам.

Другая исследовательница афроамериканской музыки — Эйлин Саузерн (Eileen Jackson Southern, 1920–2002) в своей книге The Music Of Black Americans: A History, изданной в 1971 году, упоминает Блайнд Вилли Джонсона лишь однажды и тоже походя...

А больше никого из чёрных авторов назвать не могу.

Но велика ли беда! Народу, который подарил миру столько (и такой!) музыки, вовсе не обязательно нам о ней ещё и рассказывать! Это, пожалуй, наша задача.

Перейдем к музыкальным источникам.

Согласно четвёртому  изданию  справочника Blues & Gospel Records, 1890–1943, всего Блайнд Вилли Джонсон участвовал в четырех сессиях звукозаписи для Columbia, которые проводились в Далласе, Новом Орлеане и Атланте, штат Джорджия (Atlanta, GA). В Далласе сессии проводились в начале декабря 1927 и 1928 годов; двухдневная новоорлеанская сессия состоялась 10 и 11 декабря 1929 года; в Атланте — 20 апреля 1930 года. Всего было записано тридцать госпелов, и все они в своё время изданы в расовой серии Columbia Records.[18] На замечательном сайте Стефана Вирза (Stefan Wirz) представлена иллюстрированная дискография Блайнд Вилли Джонсона, и мы можем запросто лицезреть колумбийские пластинки великого госпел-сингера: роскошь, немыслимая ещё несколько лет назад![19]

Добавлю, что оригинальные пластинки Джонсона, несмотря на огромные тиражи, сегодня являются большой ценностью и очень высоко ценятся среди коллекционеров, причем очень немногие из них пребывают в хорошем состоянии. Как правило, они «запилены» до предела: неоспоримое свидетельство их популярности![20]

Пластинки Блайнд Вилли Джонсона оставались популярными даже во времена Депрессии, причем не только у чёрных, но и у белых, поэтому их активно переиздавали ещё с середины тридцатых на Vocalion, а с конца сороковых — на менее известных лейблах: Anchor, Jazz Classics, Hot Jazz Club in America, а также на английских лейблах English Rhythm Society и Square.

На виниле госпелы Блайнд Вилли Джонсона впервые появились в 1950 году, когда в уже упомянутый сборник The Blues из  серии Folkways Jazz были включены «Dark Was The Night — Cold Was The Ground» и «Lord I Just Can’t Keep From Crying». Еще одна религиозная песня — «John The Revelator» — включена в знаменитую Антологию американской народной музыки (Anthology of American Folk Music) Гэрри Смита (Harry Everett Smith, 1923‒1991), которая была издана в 1952 году. Благодаря сборнику The Blues и Антологии Гэрри Смита многие молодые американцы и британцы, в том числе будущие герои Фолк-Возрождения, впервые услышали голос таинственного слепого сингера. И только спустя пять лет вышел альбом, подготовленный Самюэлем Чартерсом, —  Blind Willie Johnson: His Story. Ещё один лонгплей с переизданиями песен Джонсона — Blind Willie Johnson, 1927–1930 — появился в 1965 году и тоже благодаря Чартерсу. Мы назвали самые важные переиздания Блайнд Вилли Джонсона, относящиеся к пятидесятым и шестидесятым годам.

В семидесятые отметим только одно значительное переиздание госпелов Вилли Джонсона, осуществленное в 1977 году, — Blind Willie Johnson: Praise God I'm Satisfied (Yazoo 1058). В этот альбом включены четырнадцать песен Джонсона.

В 1982 году на австрийском лейбле Earl Records в серии Blues Documents переиздали остальные шестнадцать: LP Blind Willie Johnson: Let Your Light Shine On Me, 1927–1930 (Earl BD-607).

Таким образом, эти последние два переиздания включают все госпелы, записанные Вилли Джонсоном.

Отметим также, что в шестидесятые и семидесятые отдельные песни Джонсона переиздавались в различных сборниках и на других лейблах: RBF, Fontana, Elektra, Blues Classics, Origin Jazz Library (OJL), Roots, Transatlantic (XTRA), Historical, Truth...

В девяностые и далее госпелы Блайнд Вилли Джонсона активно переиздавали уже на CD, а в наши дни они целиком и полностью размещены в Интернете, так что весь музыкальный материал, записанный госпел-сингером в двадцатые годы, — к нашим услугам!

Для расшифровок текстов госпелов Вилли Джонсона мы обратимся к приложениям (буклетам), составленным Самюэлем Чартерсом для изданий Folkways, к книге Дугласа Блейки Revelation. Blind Willie Johnson, а также к составленному  под  редакцией Эрика Сакхейма (Eric Sackheim) сборнику текстов The Blues Line: Blues Lyrics From Leadbelly  To Muddy Waters. [21]

 


Примечания

[1] Samuel B. Charters. Notes to Blind Willie Johnson. USA, Folkways FG-3585, 12", LP, 1957, 1962. Комментарии Чартерса с некоторыми исправлениями и уточнениями переизданы в 2004 году в сборнике его работ о блюзе Walking A Blues Road: A Blues Reader 1956–2004. N.Y.—London: Marion Boyars, 2004, pp.23–29.

 

[2] Charters, Walking A Blues Road, p.23.

 

[3] Dan Williams, in I Believe I’ll Make A Change by Bob Dixon // Storyville # 119, June–July 1985, p.200.

 

[4] Charters, Walking A Blues Road, pp.23–24.

 

[5] Michael Corcoran. All Over The Map: True Heroes Of Texas Music. University of Texas Press, Austin, 2007.

 

[6] Фильм Вендерса The Soul Of A Man вышел в 2003 году в рамках проекта кинорежиссера Мартина Скорсезе (Martin Scorsese) под общим названием Blues, состоящего из шести серий. В 2007 году все эти серии с русским переводом изданы компанией Кармен Видео.

 

[7] Shane Ford. Shine A Light: My Year With «Blind» Willie Johnson. San Bernardino, CA, 2014.

 

[8] D. N. Blakey. Revelation. Blind Willie Johnson: The Biography, The Man, The Words, The Music. DNB45 Publishing, 2007.

 

[9] Michael Hall. The Soul Of A Man: Who Was Blind Willie Johnson? Texas Monthly. December, 2010. www.texasmonthly.com/story/soul-man

См. также его статью Birthplaces Of The Blues, опубликованную в мае 2000 года в журнале Texas Monthly: www.texasmonthly.com/story/birthplaces-blues

 

[10] Hall, The Soul Of A Man: Who Was Blind Willie Johnson? Дословно: «Does it matter who Angeline — or Angelina, or Antonia — was? Does it matter where Johnson was buried — Blanchette or Blanchette #2? Or where he was born—Pendleton or Independence? Would finding a hospital record of a boy blinded by lye explain the man’s music?»

 

[11] Paul Oliver. Songsters & Saints: Vocal Traditions On Race Records. London–New-York: Cambridge University Press, 1984.

 

[12] Mark A. Humphrey. Holy Blues: The Gospel Tradition, in Nothing But The Blues: The Music And The Musicians. Edited by Lawrence Cohn. New York-London-Paris: Abbeville Press, 1993, pp.107–149.

 

[13] Glen Alyn. I Say Me For A Parable: The Oral Autobiography Of Mance Lipscomb, Texas Bluesman. Compiled and edited by Glen Alyn. New York–London: W.W.Norton & Company, 1993, pp.216-220. Хотя содержание этой автобиографической книги принадлежит Мэнсу Липскому, замыслил и подготовил её к изданию Глен Элин, поэтому его имя и значится на титуле.

 

[14] Alan B.Govenar and Jay F. Brakefield. Deep Ellum And Central Track: Where The Black And White Worlds Of Dallas Converged. Denton, TX: University of North Texas, 1998. В этой связи выглядит нелогичным то, что Говенар не представил Блайнд Вилли Джонсона в иллюстрированной книге Texas Blues: The Rise Of A Contemporary Sound, вышедшей в 2008 году. 

 

[15] Robert M.W.Dixon & John Godrich. Recording The Blues. London: Studio Vista, 1970.

 

[16] Robert M.W Dixon, John Godrich and Howard Rye. Blues & Gospel Records, 1890–1943. Fourth edition. Oxford: Clarendon Press, 1997, pp.481–482. Далее в ссылках на это издание будем указывать: Blues & Gospel Records, 1890–1943. Fourth ed.

 

[17] Bob Eagle and Eric S. LeBlanc. Blues. A Regional Experience. Santa Barbara, CA: Praeger, 2013.

 

[18] Blues & Gospel Records, 1890–1943. Fourth ed., pp.481–482.

 

[19] См. http://www.wirz.de/music/hurtfrm.htm

 

[20] По моим наблюдениям, старые шеллаковые пластинки с записью чёрных госпелов — самые «запиленные».

 

[21] The Blues Line: Blues Lyrics From Leadbelly To Muddy Waters. Edited by Eric Sackheim, Ilustrated by Jonathan Shahn, New York: Thunder’s Mouth Press, 2003.