Свободное предпринимательство: препоны и надежды

Свободное предпринимательство: препоны и надежды

 

Выступление на Всероссийском совещании движения Демократическая Россия

 

Москва, Российский гуманитарный университет
17 декабря 1991 года

 

Дамы и господа!

Товарищи!

Меня очень обрадовало выступление здесь философа Владимира Соломоновича Библера. Я искренне рад, что в нашей академической науке есть такие ученые, которые говорят о том же, о чём думают сегодня предприниматели, с которыми я имею дело. Действительно, надо плясать от человека, от субъекта, который стоит внизу, который трудится, что-то производит, который только и может спасти наше общество.

А вот, например, профессор Дзарасов говорит: «Я выступил, дал важные рекомендации, но ушел домой, ― и все на этом заканчивается, никто не прислушивается к этим моим рекомендациям».

Так вы, профессор, не идите домой, а засучите рукава, оденьте калоши и ступайте к нам, к предпринимателям, где есть работа, нет экзальтации, где, между прочим, даже стреляют и матерятся, и вы узнаете, как вы там нужны, как там нуждаются в серьезных профессорах. А чего идти «наверх», апеллировать к правительству, призывать к поддержке правительства, как это делают здесь уже несколько человек?

Чего там поддерживать?

Мы уже поддерживали правительство Рыжкова, который тоже призывал к поддержке, поддерживали правительство Павлова, которое тоже просило поддержки... Когда же у нас появится правительство, которое будет поддерживать нас?

Можно что угодно говорить о предпринимателях, можно их призывать к поддержке правительства, и я бы рад его поддержать, тем более что во главе его стоит человек, с которым я достаточно давно тесно связан, и он даже лауреат Бухаринской премии за развитие экономической мысли… Я веду речь о Гайдаре… Но когда тебя начинают резать, обрезать уши, нос, ковыряться ножичком и так далее, то хочется как-то защититься от этого дела. И я говорю с ответственностью, что сегодня предприниматели провинции, читающие новые законы, смотрящие телевизор, воспринимают новое правительство так же, как и предыдущее. К великому сожалению, потому что опять предприниматели поставлены в оппозицию к своему правительству. А ведь развивать экономику в подполье невозможно, в отличие, скажем, от банд рэкетиров. И это самая большая ошибка правительства, что оно вновь ставит к себе в оппозицию тех, кто, казалось бы, должен быть им поддержан.

Обойдут предприниматели все законы, как это было всегда, найдут лазейки. Откажутся от доходов, от зарплаты: я знаю предпринимателей, которые вообще не получают ни копейки, ноль рублей! Только для того, чтобы обойти закон. И обходят. Но это опять ненормально, это опять война того, кто хоть что-то может, ― с теми, кто у власти.

То есть вопрос о «поддержании» или «неподдержании» решается сам собой, без нашей риторики. Я думаю, что если «Демократическая Россия» будет поддерживать это правительство, а правительство не будет поддерживать предпринимательство, будет вести фискальную политику, то «Демократическая Россия», в свою очередь, сама лишится поддержки у того слоя, который призван материализовать идеи рыночной экономики и является основой демократического общества в нашей стране. Так что можете поддерживать, конечно...

Далее. Здесь шел разговор о мафии, и господин Волобуев, как я его понял, говорил о том, что сейчас невесть что творится, что сплошь и рядом идут нефиксированные доходы, прячутся деньги, кругом анархия и так далее. Во всяком случае, у меня создалось впечатление, что он имеет в виду именно это. Возможно, это так, но я знаю, что в малых предприятиях, в частных фирмах, в небольших коммерческих структурах и банках сидят день и ночь налоговые инспекторы и проверяют всё досконально. Буквально не дают работать. Они не лезут в крупный бизнес, на КамАЗ, на ВАЗ, а малому бизнесу не дают и шагу пройти. И сейчас, между прочим, эти люди в нарукавниках руководствуются правом, существующим со сталинских времен, ― идут различные прокурорские представления, всё это работает, людей сажают, а иные просто давно сидят, и никто эту правовую основу не отменял. Все это существует. Кто займется всей этой проблемой?

Если действительно подойти к человеку, посмотреть на мир его глазами, перестать «спасать» страну, Россию, общество, а начать спасать себя, то получится совершенно иная картина. Люди по-другому будут смотреть на многие вещи, в том числе и уважаемые профессора.

Например, в сегодняшней теме обозначена проблема социальной защиты населения. (Освобождения цен я не касаюсь, поскольку там, где живу и работаю я, в том мире такого понятия нет и цены там давно освобождены.) Вот попробуйте вы, кто-нибудь из здесь сидящих, взять и отказаться от пенсии. Вот выйти и сказать: я, такой-то человек, отказываюсь от своей пенсии в пользу бедного государства. И оказывается, это невозможно сделать. Оказывается, нельзя отказаться от пенсии, поскольку государство обязано вас облагодетельствовать, и вы от этого блага отказаться не вправе. Почему? Да потому, что, освободившись от государственной пенсии, а это необходимо немедленно внести в российское законодательство, встает вопрос о созда¬нии альтернативной системы социального страхования, об альтернативной пенсии, ― а это ведь тот самый крючок, на котором государство всех нас держит.

Надо идти не по пути увеличения пенсии, а по пути создания альтернативной системы соцстраха, и пусть люди, если того желают, сами о себе заботятся.

Вот в нашей Межрегиональной кооперативной федерации существует свой социальный фонд, и я вкладываю деньги туда, и столько, сколько мне надо, а не сколько положено. А вот правительство говорит: «Нельзя! Нельзя и все. Это мы должны вам выплачивать пенсию», ― и все такое прочее. «Вы, ― говорят нам власти, ― платѝте нам в государственную казну, а уж мы потом посмотрим, как выплачивать, кому и сколько».

И представьте, что вам 60 лет и вы, не дай бог, умерли или что-то случилось: куда делись ваши отчисления? Ушли в дыру. А в альтернативном социальном фонде можно предоставить, например, право наследия и многое другое. И если бы «Демо-кратическая Россия» предоставила программу альтернативного социального страхования, то это бы потянуло за собой людей. Это живой интерес.

Теперь насчет политики. Юрий Николаевич Афанасьев ставил так в начале этой встречи вопрос: «Как включиться в политику реформ?»

Неплохо, конечно.

Не далее как вчера Гавриил Попов заявил о своей отставке, и он, вместе с Движением демократических реформ, будет теперь в оппозиции и будет поддерживать предпринимателей. Можно, конечно, во многом отказать Гавриилу Харитоновичу, но только не в глубоких знаниях им политической конъюнктуры. Очевидно, что здесь идет розыгрыш политической карты. Дело в том, что новая экономика ищет свой политический эквивалент. С одной стороны это «социалистическая» экономика во главе с товарищами (впрочем, теперь это господа) Вольским, Владиславлевым и другими с их капитализированным госсектором ― новым монополистом, с другой стороны ― малый и средний бизнес. И те, и другие мучительно ищут свой политический эквивалент. И, на мой взгляд, Движение демократических реформ понимает, что, соединившись с крупным капиталом, оно будет представлять собой достаточно мощную силу. Там ведь есть еще и товарищ Руцкой.

И российское правительство также опирается на этих крупных монополистов. Не далее как пару недель назад я был в Кремлевском Дворце съездов на встрече российских бизнесменов с их американскими коллегами. Это было достаточно помпезное событие, но, за исключением «социалистических» предпринимателей, я там не видел никого. Этот великосветский раут возглавлял господин Щербаков, и там же было широко представлено российское правительство. Я не видел там предприни-мателей из России, из провинции.

Так вот, политика «Демократической России» должна опираться на малый и средний бизнес, именно на этот социальный слой, который насчитывает уже до тридцати миллионов человек вместе с семьями! Ему, этому слою, надо помогать выжить в условиях гиперинфляции: предпринимателям в Вологде, в Набережных Челнах, Казани и так далее по всей стране.

Вот сейчас будут формироваться законодательные органы на всех уровнях власти. Кто будет там представлять предпринимателей? У крупного бизнеса там есть весь набор из исполнительной и законодательной власти, есть парламентское лобби и правительственное лобби, а у малого бизнеса что есть? У фермера что есть? А ведь в будущем парламенте будет происходить борьба за разные направления рынка: один из них ― тот же, монополистический, рынок, а другой ― демократический, то есть наш с вами.

Поэтому я прошу прощения за назидательность, но хотел бы, чтобы «Демократическая Россия» заняла именно эту важнейшую нишу и включилась в серьезную поддержку основы демократического общества ― малого и среднего бизнеса.

Кстати, существует Распоряжение N104 Р, подписанное Григорием Явлинским и написанное при помощи предпринимателей. Можно смело брать его за основу в качестве своей экономической программы. Силы приказа оно не имеет в новой политической реальности, но этот труд не должен пропасть, а лучшего вы все равно не напишете.

 

Вопрос: Вы предлагаете становиться в оппозицию правительству. А что, у вас имеется альтернативная программа? Вы что, предлагаете хаос, анархию?

 

Ответ: Почему такая крайность? Никакого хаоса нет. Хаос есть для той системы, которая не имеет права на жизнь и которая рушится сейчас, хаос для тех людей, которые живут со старыми представлениями, живут в старой системе и не мыслят себя вне её: то ли они с нею борются, то ли защищают. Я наблюдаю за нашей академической наукой давно. Вся эта наука, да и средства массовой информации, журналисты кричат о хаосе, крахе... и они не видят, что из этих руин пробивается новая жизнь, новые люди. Они не видят, что в этой новой жизни нет никакого краха, там есть беспокойный труд без истерии и экзальтации, там уже давно существует и рынок, и новые взаимоотношения, и своя этика. И надо только интегрироваться в эту жизнь, помочь в этом людям, надо найти в этой новой жизни свою роль, а не кричать о хаосе и крахе.

Нет никакого краха!

Рушится старая система. И черт с нею! Я езжу по многим городам, вижу людей, вижу тех, кто трудится и созидает. Да, сейчас трудно, голодно, холодно, но так рождается новая жизнь. Надо найти поскорее себя в ней, реализовать себя, поддержать эту новую жизнь.