«Между двух столиц». Интервью еженедельнику «Древний Волок», апрель 1998 г.


Те, кому довелось прочитать книгу Валерия Писигина «Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург», считают автора вторым Радищевым. Литератор проехал по дороге между двух столиц, встретился с людьми, увидел их жизнь и вместе с ними рассуждает, анализирует, делает выводы. Эта книга о нас с вами, о нашей судьбе. Разве не интересно посмотреть на себя со стороны и заглянуть в своё будущее? Центральная библиотека приглашает сделать это на очередном заседании клуба «Собеседник». А чтобы разговор был более заинтересованным, мы решили перед встречей задать автору книги несколько вопросов. 

 

Что заставило вас пойти по пути Радищева?

 

– Имя Пушкина. Именно Пушкин своей лёгкостью и талантом соблазнил меня проделать этот путь. Его незаконченное и малоизвестное «Путешествие из Москвы в Петербург» (Мысли на дороге) побудило меня вернуться к творчеству Радищева, которое я изучал в школе, и потому относился к нему как к малоприятному учебному предмету. Пушкин заставил внимательно присмотреться к этому мыслителю и гражданину, а вслед за этим убедил, что Радищев – пионер свободной мысли в России и достоин высшего уважения каждого, кому дороги идеалы свободы.

А заставила идти по стопам Радищева и Пушкина невозможность молчать, когда вокруг страдают люди. Не посторонние, а соотечественники. Разные люди реагируют по-разному, я – пишу. Увы, это то немногое, что я могу сделать.

 

В книге показана обжигающая болью правда итогов перестройки. Означает ли это, что вы не сторонник радикального реформирования?

 

– В книге если и показана «правда итогов», то скорее итогов чего-то более значительного, чем «перестройка». А именно: невозможность управлять огромной Вышний Волочек, конец 90-х. Фото В. Писигинастраной лишь с помощью кнута и пряника. Причем за «пряник» выдается отсутствие кнута. А ничего другого наши начальники за последние полтысячи лет не придумали – ни цари, ни императоры, ни генсеки, ни президенты… Меняются названия, лексика, цвет флага, звезды сменяют орлов, орлы – звезды, а суть управления страной остается прежней, и нищета России со времен Радищева не исчезает.

Я не сторонник радикального реформирования, потому что кое-что знаю о своей стране и представляю, что значат её бескрайние просторы. Всякий радикализм для России – опасен. Этим размышлениям посвящена книга «Заповедник для динозавров», в которую вошли статьи мои и моего, увы покойного, друга и учителя – Лена Карпинского. Эту книгу я с радостью подарю вашей библиотеке.

 

Вы с симпатией пишете о простом народе, о провинции. Следует ли из этого, что вы верите в ее возрождение?

 

– Неужели вы верите в то, что наш народ такой «простой»? Он очень сложный и очень разный. Что до провинции, то вся Россия – это провинция. Правильнее сказать, что есть Москва и есть остальная Россия. Возрождение России и есть возрождение В Центральной районной библиотеке. Рядом со мной Валентина Фёдоровна Кашкова, на заднем плане Лидия Павловна Толокнова.провинции. Она же, к моему сожалению, пока возрождаться не спешит. Можно сказать: «Не дают!» А можно: «Не хочет!» – и тоже доказать без труда. Видите, как непросто.

Проще, когда речь заходит не об абстрактных понятиях – «страна», «Родина», «держава», «провинция», «народ», – а о конкретном человеке, живущем в России. Возродится ли этот человек? Преодолеет ли свою вековую покорность обстоятельствам? Перестанет ли наконец терпеть унижения? И поймет ли, что достоинство своё отстаивать надо не с топором или с секирой, а обретением профессии, уважением к старшим, состраданием к слабым, на худой конец, честным и вдумчивым подходом к выборам? В одном стихотворении говорится: «Если будет Россия, значит, буду и я» (Евг. Евтушенко).  Это совсем неверно. Не будет никакой России, если не будет каждого из нас.

 

Что больше вас угнетает: экономический упадок страны или бездуховность молодого поколения?

 

– А вы полагаете, что духовность старшего поколения выше? Если так, то почему у нас такие проблемы сегодня, в том числе и с новым поколением?

Вышний Волочек, конец 90-х. Фото В. ПисигинаЕсли кто-то полагает, что в России когда-то было «хорошо», то он ошибается. У нас благополучно не было никогда. Власть всегда вела себя бессовестно и жестоко по отношению к своему народу.

В книге «Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург» я пытаюсь показать полную отчужденность народа от власти, и глава «Вышний Волочек» – тому свидетельство. Наше государство чуждо своему народу. Его, государство, даже нельзя назвать «нашим». Оно – собственность чиновников и бездушный инструмент в их руках. Так было в России всегда. Народ, конечно, разделяет ответственность за свое унизительное существование и несет ответственность за существующую власть, потому что терпит её произвол. Об этом моя книга «Хроники безвременья».

Основной вопрос для России – это не вопрос экономики. Наша беда совсем иного рода и находится совсем не там.

 

Что значит для вас дорога, которую вы сделали действующим лицом книги?

 

– Дорога значит для меня очень многое. Все наши великие – путешественники. Вспомните Пушкина, Гоголя, Герцена, Чехова, Бунина… Всегда в движении, в пути, в дороге… Почему? Об этом я пытаюсь размышлять в своей книге, которая, надеюсь, выйдет к лету. Она о праздновании 198-ой годовщины со дня рождения А.С. Пушкина в городе Торжке. (Речь о книге «Эхо пушкинской строки».) Её неожиданная, на первый взгляд, форма позволяет рассуждать об очень многом. В Вышнем Волочке эта книга, думаю, обязательно появится, а уж судить о ней будут читатели.

 

Интервью вела Лидия Толокнова.

 

«Древний Волок» / Общественно-политический и литературно-краеведческий еженедельник. г. Вышний Волочек, Тверск. обл. 1998, №11 (84). 17 апреля. С.3. 

 

Вернуться на главную страницу рубрики