Чукотка

 

Я оказался на Чукотке не волей обстоятельств, не случайно и не по недоразумению. Этого требовал замысел будущего повествования, в котором Северу как «действующему лицу», отводилась роль не большая, чем внешнего оформления событий более существенных.

Однако, Север настолько вторгся в замысел, что стал доминировать в нем, и мне с трудом удавалось (и не известно, удалось ли) удерживать себя, чтобы следовать задуманному. Пробыв на Чукотке чуть больше двух месяцев и притащив оттуда целый ворох записей, набросков, документов, не говоря уже о впечатлениях, я оказался в положении кладоискателя-кустаря, который в поисках кувшина с монетами набрел на захоронение Чингисхана.

 

Из книги «Посолонь». Письма с Чукотки. 2001 г.