«Why Adam Sinned» (1904)

Words and Music by Alex Rogers

 

Песня «Почему Адам согрешил», сочиненная Алексом Роджерсом, входила в мюзикл «In Dahomey», где её исполняла Айда Овертон-Уолкер (Aida Overton Walker, 1880-1914), игравшая в этом музыкальном спектакле Розетту Лайтфут (Rosetta Lightfoot)...

Публикация нот песни «Why Adam Sinned» — счастливая возможность рассказать об этой великой актрисе, танцовщице, певице и хореографе, яркой жемчужине доблюзвой и доджазовой эпох и одной из признанных королев Бродвейской сцены всех времен. Айда была и остается неповторимым явлением Бродвея: она там родилась, выросла, творила, прославилась на его подмостках и из жизни ушла тоже в его пределах... 

Судьба этой необыкновенно очаровательной актрисы привлекает все большее внимание, о ней собирают сведения, ищут и с гордостью выкладывают фотографии, пишут статьи и очерки... Мы за основу своего короткого рассказа возьмем опубликованное в 2010 году исследование Констанции Вэлис Хилл (Constance Valis Hill) Tap Dancing America: A Short History, в котором биографии Айды Овертон Уолкер отведена целая глава.

Итак, виртуозная исполнительница танцев Buck-and-Wing и Cakewalk, считающаяся одним из первых хореографов на американской сцене, названная по рождению Адой Вилмон Овертон (Ada Wilmon Overton), появилась на свет 14 февраля (День святого Валентина) 1880 года в Гринвич-Виллидж, Нью-Йорк (Greenwich Village, New York City). Она была вторым ребенком швеи Полин Уитфилд (Pauline Whitfield) и официанта Мозеса Овертона (Moses Overton). Казалось, что Ада танцевала еще прежде, чем научилась ходить, но особенно она обожала танцевать под уличную шарманку. Видя это, родители решили, что дочери следует получить танцевальное образование в школе танцев некой миссис Торп (Thorp's dance school), располагавшейся в самом центре Манхэттена. После окончания школы танцев, это относится примерно к 1897 году, Ада непродолжительное время гастролировала с труппой легендарной черной оперной дивы Сиссиеретты Джонс (Matilda Sissieretta Joyner Jones, 1868-1933) – Black Patti's Troubadours, что также могло считаться лучшей школой. Затем подруга пригласила её на роль модели в рекламной постановке с участием Берта Вильямса (Bert Williams, 1874-1922) и Джорджа Уолкера (George Walker, 1872-1911), только-только прогремевших в своем водевильном дебюте в Koster and Bial's Music Hall на всё том же Бродвее. Ада Овертон согласилась стать моделью в рекламе и впоследствии присоединилась к двум звездам-комедиантам в танце кейкуок в финальной сцене постановки... Наблюдавший её выступление в то время критик отозвался следующим образом: «Я только что лицезрел величайшую танцовщицу!» В 1898 году Овертон снова воссоединилась с Уолкером и Вильямсом, но уже в танцевально-песенном попурри постановки  «In Gotham», шедшей в Koster and Bial's Music Hall... Затем на пару с Грейс Халлидей (Grace Halliday) они поставили танцевальный номер (the sister act) Overton &  Halliday и считались наиболее выдающимся дуэтом этого некогда модного жанра. В 1899 году дуэт Овертон-Халлидей также выступал в роли пары гонолульских красоток в постановке Вильямса и Уолкера «The Policy Players», после чего Ада Овертон решила продолжить карьеру как соло-артиска и играть роли посущественней. В постановке «The Sons of Sam», относящейся к 1900 году, Ада уже пела и танцевала одну из главных партий...

Мы не находим сведений о том, что Айда Овертон была когда-либо записана на звуковой носитель или снималась в кино, но благодаря воспоминаниям свидетелей её творчества хотя бы отчасти можем представить, как танцевала и как пела Королева кейкуока. Джеймс Уэлдон Джонсон (James Weldon Johnson, 1871-1938), писатель, сонграйтер и гражданский активист, вспоминал в своей автобиографии, что Овертон «обладала  низким голосом с этаким естественным всхлипыванием, который она отлично умела использовать при наложении текста на песню». Другой выдающийся афроамериканец – водевильный артист и писатель Том Флетчер (Tom Fletcher, 1873-1954) вспоминал, что Айда Овертон была танцовщицей, «которая могла делать почти все, и, независимо от того, был ли это бак-энд-уинг, кейкуок или даже некая форма гротескного танца, она придавала движениям непревзойденную деликатную грациозность»...

Айда Овертон Уолкер и Джордж Уолкер...Глядя на фотографии Айды Овертон Уолкер, которые, к счастью, сохранились и благодаря Интернету доступны, мы можем к упомянутой Флетчером грациозности добавить еще и слово «изящность». Именно грациозности и изящности не достает современным черным танцовщицам, пытающимся восстановить на сцене пластику и танцевальный почерк Айды Овертон. Она действительно была неповторимой и неподражаемой...

В 1899 году Овертон вышла замуж за Джорджа Уолкера, и они стали ведущей парой-исполнителями кейкуока в новом веке; в кейкуоке они обнаружили квинтэссенцию черного модернистского самовыражения – высокое искусство, заслужившее быть продемонстрированным перед королевскими особами, перед белой элитой и на концертной сцене. Постановка 1903 года Вильямса и Уолкера «In Dahomey» стала одной из первых, в которой подобная трансформация кейкуока проявилась в полной мере.  Ада изменила свое имя на  Айду (Aida) – так звались гаитянский дух плодородия, радуги и змей и жена змеиного бога Данбалы (Danbala). В этой постановке кейкуок Айды и Джорджа был неподражаем. Писатель и фотограф Карл Ван Вехтен (Carl Van Vechten, 1880-1964) отмечал: «Очертания, грация, искреннее исступление этих танцоров, наклонявшихся назад до тех пор, пока их головы едва не касались пола, что требует невероятных усилий,  их восторженные прыжки, почти в замедленном темпе, — ни с чем не сравнимые и никем не превзойденные». В 1903 году мюзикл «In Dahomey» был представлен Эдуарду VII (Edward VII, 1841-1910) и королевской семье в Букингемском дворце во время гастролей труппы по Соединенному Королевству. По возвращении в Нью-Йорк Овертон Уокер продолжила выступления. Своей реформированной хореографией кейкуока она словно апеллировала к элитарному белому обществу. Она продвигала грациозный и красноречивый кейкуок, назвав его «современным кейкуоком» (the modern cakewalk). Она придала ему новый блеск, вырвав танец из его прошлого, связанного со старой рабовладельческой культурой, и превратила кейкуок в икону современного концерт-холла...

В 1908 году Овертон участвовала в постановке Вильямса и Уолкера «Bandanna Land». Однажды вечером, в том же 1908 году, находившемуся на сцене во время этой постановки Джорджу Уолкеру, игравшему Бада Дженкинса (Bud Jenkins), внезапно стало плохо. Вскоре у него диагностировали сифилис. Он оставил шоу, и его роль была переписана для Овертон Уолкер, которая, облачившись в яркие мужские одежды, исполняла номера неизлечимо больного мужа...

Сценическая деятельность Айды Овертон обещала быть очень яркой и продолжительной. Последовали новые постановки и проекты с разными актерами и в разных театрах. Однако в сентябре 1914 года знаменитая актриса внезапно почувствовала, что больна. Буквально через несколько недель, 11 октября, она скончалась... Предположительно, от заболевания почек... Ей было всего 34 года.

  

“I heard de ol' folks talkin’

                in our house de other night

’Bout Adam in de Scripture long ago,

De lady folks all ’bused him,

                said he knowed it wusn't right,

An’ ’cose de men folks dey all said “dat’s so.”

"I felt sorry for Mistah Adam", an I felt like puttin’ in

’Cause I knows mo’ dan dey do,

                 all ’bout what made Adam sin.

 

             Chorus:

"Adam never had no Mammy fur

                 to take him on her knee"

And teach him right from wrong,

                 an’ show him things he ought to see;

I knows down in my heart dat he’d

                a let dat apple be,

But Adam never had no dear ole Mammy.

 

                             * * * 

 

У Адама никогда не было мамы,

          которая бы посадила его к себе на колени

И объяснила, что такое хорошо

           и что такое – плохо,

И указала бы на то,

           что ему следует увидеть.

В глубине своего сердца, я уверена, 

              что не стал бы он трогать это яблоко...

 

Вернуться на главную страницу рубрики