«He Played It On His Fid, Fid, Fiddle Dee-Dee» (1912)

Words and Music by

E. Ray Goetz and Irving Berlin

 

Веселый подвижный скрипач в шутовском колпаке и оранжево-красных клоунских одеждах на фоне огромного тёмно-пурпурного контрабаса — или, быть может, самый настоящий клоун, артистический универсализм которого включает Henry Edward Pfeiffer, 1868-1932ещё и виртуозную игру на скрипке хоть на арене цирка, хоть под его куполом?.. Перед нами обложка нот, выполненная известным художником и дизайнером Эдвардом Пфайфером (Henry Edward Pfeiffer, 1868-1932), сотрудничавшим когда-то с сотней нотных издательств и оставившим после себя замечательные образцы художественного оформления нотных обложек, за которыми нынче охотятся по всему свету, и мы уже не единожды публиковали работы Пфайфера в этой нашей рубрике. Добавим, что он также был публицистом и общественным активистом.

Эдвард Пфайфер родился в 1868 году в Нью-Йорке в семье профессионального гравера, эмигранта из Германии, от которого и получил первые эстетические представления и уроки изобразительного искусства. Собственную деятельность Эдвард начинал с дизайна бижутерии и скромных газетно-журнальных иллюстраций, а затем увлекся оформлением нотных обложек. Его первые работы на этом поприще относятся к 1892 году. Особенно удавались ему рисунки с изысканными цветочными орнаментами и художественным вплетением в них очаровательных красавиц, благодаря чему создавалась картина настолько привлекательная и завораживающая, что уже одного этого было достаточно, чтобы придирчивый покупатель (покупательница!) нот не прошел мимо, и, кстати, именно из-за этого мимо старинных, вековой давности нот не проходим и мы. Есть у него работы и, что называется, «тематические», отражающие, а вернее – предвосхищающие тему и содержание какой-нибудь очередной песни или баллады, как это мы видим на обложке песни «He Played It On His Fid, Fid, Fiddle Dee-Dee»... То есть в своё время профессия Пфайфера была столь же важной и востребованной, какой в будущем окажется работа художников-дизайнеров по оформлению обложек виниловых альбомов. Моему поколению хорошо известно, что в чудесной обложке во многом заключено и содержание того или иного альбома, с неё, собственно, и начинается сама музыка, поскольку обложка находится с нею в столь гармоничной и неразрывной связи, что сама по себе уже непредставима. Таким образом, Эдварда Пфайфера можно назвать предтечей будущих оформителей знаменитых альбомов джаза, рока, поп-музыки и музыки вообще... 

Теперь о самой песне «He Played It On His Fid, Fid, Fiddle Dee-Dee», которую не следует путать с популярной мелодией «Fiddle-dee-dee» Джона Стромберга (John Stromberg, 1853-1902), записанной в 1901-1902 годах сразу несколькими оркестрами.

Ирвинг Берлин в Нью-Йорке, около 1911 г.Песню, о которой мы ведем речь, написали композитор, сонграйтер и музыкальный продюсер Эдвард Рэй Гётц (Edward Ray Goetz, 1886-1954) и композитор и, наверное, величайший в истории Америки сонграйтер – Ирвинг Берлин (Irving Berlin, 1888-1989). Последнему на момент регистрации нот песни (начало 1912 года) исполнилось двадцать четыре, но он уже был знаменитостью, сочинив в 1911 году «Alexander's Ragtime Band», ставший вскоре всемирно известным. И кстати, один из рэгтаймов молодого Берлина – «Ragtime Soldier Man» – также опубликован на страничках наших нот в качестве бонуса, с многозначительной припиской: Try This On Your Piano (Попробуйте это на своём пианино)... И люди пробовали, а у кого не получалось – обзаводились механическими пианино и использовали пиано-роллы... (Слушайте здесь.)

В самом начале 1912 года Ирвинг Берлин женился на двадцатилетней Дороти Гётц (Dorothy Goetz, 1892-1912), сестре своего тогдашнего приятеля и творческого партнера. Казалось, год должен был стать для него самым счастливым в жизни, но – увы! Во время медового месяца, который молодожены решили провести в Гаване (Куба), Дороти заболела брюшным тифом и, Ирвинг Берлин и Дороти Гётц во время свадебного путешествия. 1912несмотря на усилия врачей, в июле того же года умерла. Безутешный Берлин, горе которого трудно вообразить, отозвался песней «When I Lost You» (Когда я потерял тебя), считающейся самой первой балладой этого невероятно плодовитого автора. Ноты баллады тотчас стали национальным хитом, не единожды переиздавались, а сама песня была записана сначала Хенри Бёрром (Henry Burr, 1882-1941), а затем и другими известными сингерами и оркестрами, и мы когда-нибудь обязательно вернемся к этой балладе нашего Израиля Моисеевича...

Что касается песни «He Played It On His Fid, Fid, Fiddle Dee-Dee», то знаменитый и уже в то время немолодой менестрель Лью Докстейдер (Lew Dockstader, 1856-1924) записал её для Columbia 23 мая 1912 года, а спустя месяц два прекрасных тенора – Уолтер Ван Брунт (Walter Van Brunt, 1892-1971) и Морис Буркхарт (Maurice Burkhart) записали её для Victor. Обе версии выложены в Youtube, и их можно запросто прослушать... 

Видите, какие страсти, какие жизненные драмы и какие имена (!) фигурируют в одном только коротком и беглом нашем очерке о полузабытой песне, поэтому совсем неудивительно, что из всего этого потока, бережно извлекаемого нами из прошлого, как-то незаметно выпал Сэм Вильямс (Sam Williams), чей небольшой фотопортрет помещен на обложку нот: кто он и чем прославился – можно только гадать... 

 

 

 

 

Fiddler Joe, from Kokomo,

Took lessons on the piccolo;

After seven years or so

He could play a violin.

Beneath his whisker'd chin

He'd tuck his violin,

And when you least expected,

Fiddler Joseph would begin:

 

        Chorus:

On his Fid-fid-fid-fid-fid-fid-fiddle-dee-dee!

He played a melody

As plain as plain could be.

Now he might have played that tune

On a harp or a bassoon,

But he played it on his fid-fid-fiddle-dee-dee!

 

Joe and Jim, like two big fools,

Went out, one night, to steal some jewels;

Joseph had no burglar tools,

So he brought his violin.

So Joseph said to Jim,

"This is the house, go in,

Go in, and I'll accomp'ny you

Upon my Violin".

 

          Chorus.