В бывшем доме Джорджа Льюиса. Барганди-стрит, Новый Орлеан, Луизиана (2016)

Впервые за всё время наших пребываний в Новом Орлеане (это — восьмое) мы останавливались не в отеле, а в частном доме. Да в каком! В котором некогда проживал великий кларнетист и бэнд-лидер, автор бессмертной «Burgundy Street Blues» ― Джордж Льюис (George Lewis)! А приютили нас художница Джоан Гризволд (Joan Griswold) и писатель Рой Блант-младший (Roy Blount Jr.), которые несколько лет снимали этот дом, а недавно стали его хозяевами. И вот, проникшись нашей страстью к родине джаза и, в частности, к Джорджу Льюису, они проявили редкостное великодушие, ставшее для нас невероятным подарком, ― пустили к себе пожить, так что мы, пренебрегая незыблемыми правилами своих странствий (ни у кого не останавливаться и не ночевать в одном месте дважды!), пробыли на Барганди-стрит три дня и две ночи. И не жалеем!

The Old Kitchen Sink. 1993Джоан – известная художница, её картины имеются в солидных частных коллекциях, а также представлены в авторитетных галереях. Те работы, которые мы видели в мастерской и в доме, очень полюбились нам. Кажется, Джоан интересует замкнутое ближнее пространство и более всего ― окружающий её Домашний мир, который художнице любопытен и дорог. Похоже, она старается избегать горизонта и дальних перспектив вообще, закрывая их стенами родного дома: стеллажами книг, мебелью и предметами быта, часто самыми прозаическими, окружающими нас в  повседневности. Внешний мир если и проступает, то только через окно, и даже ближние After Breakfast. 2000городские виды, кажется, подсмотрены Джоан в оконце её родного Дома, отчего выглядят замкнутыми, неподвижными, безветренными, словно они ― продолжение всё того же своего домашнего пространства… При этом картины Джоан ничуть не теснят душу. Напротив, успокаивают и греют её. Вот это домашнее тепло, исходящее буквально с каждой картины, по-видимому, и есть самое ценное в её творчестве, и оно, конечно, притягивает, как притягивает к себе и сама Джоан.Pancakes. 2004

Рой Блант-младший ― писатель, репортер, юморист, общественный деятель, в прошлом президент Гильдии авторов (the Authors Guild). Рой ― автор четверти сотни книг. Чтобы судить о том, какой писатель Рой Блант-младший, надобно прочитать хотя бы одну из них, а для этого у нас пока не было времени. Но уже беглое знакомство со сборником эссе и наблюдений Long Time Leaving: Dispatches from Up South (2007) выявляет автора с необычайно широким Рой Блант-младший. Сейчас он с бородойгоризонтом познаний, включая познания музыкальные (статья о великой блюзвумен Мемфис Минни), так что будем его книгу читать. Что касается самого Роя, то он производит впечатление молчаливого, с первого слова понимающего тебя созерцателя, с которым очень легко и свободно. Совсем не случайно, уже немолодые, имеющие за плечами опыт семейной жизни, Джоан и Рой (художница и писатель) однажды встретились и с тех пор остаются вместе…

Книга Тома Сэнктона. На обложке - он с Джорджем ЛьюисомНа второй день нашего пребывания в Новом Орлеане наши гостеприимные хозяева устроили вечеринку, пригласив в гости джазового кларнетиста, ученика Джорджа Льюиса ― Тома Сэнктона (Tom Sancton), а также писателя Тома Пиацца (Tom Piazza), книгу которого ― The Southern Journey of Alan Lomax ― мы недавно приобрели в книжном магазине миссисипского Оксфорда. Оба пришли с женами — скульптор Сильвейн Сэнктон и юрист Мэри Пиацца — и принесли музыкальные инструменты. После ужина Сэнктон и Пиацца устроили импровизированный концерт, большую часть которого я записал на видео. Обложка книги Тома ПиаццыНо ещё прежде я успел задать вопросы Тому Сэнктону о его легендарном учителе Джордже Льюисе… В будущем мы обязательно опубликуем ответы Сэнктона. Мы также договорились о встрече с Томом Пиацца ― мне хотелось задать ему вопросы об Алане Ломаксе (Alan Lomax), ― но наша встреча не состоялась из-за его занятости, и мы перенесли её на будущее…

А на следующий день, уже перед отъездом из Нового Орлеана, мы побывали на McDonoghville Cemetery и поклонились праху Джорджа Льюиса, в бывшем доме которого провели столько времени.

 

Что ж, незабываемые дни и вечера в Новом Орлеане, памятные встречи, новые лица, новые мысли и замыслы, самые лучшие впечатления… Спасибо, Джоан! Спасибо, Рой! Спасибо, великий Джордж Льюис! Очень надеемся на продолжение!