Рыбацкий причал в Локвике, Лофотенские острова, Норвегия (2016)

Каждый раз, бывая в Норвегии ― в основном в её северной части, ― мы не очень-то её фотографируем, потому что передать с помощью фотокамеры красоту и величие тамошних пейзажей ― занятие бессмысленное, а в творческом отношении ― пустое: ну каковой может быть роль фотографа там, где так постаралась матушка-Природа?! Созерцай, запоминай, а главное ― молчи… Молчи, потому что природа Норвегии еще и опасна: увлечение ею грозит необратимой деформацией вкусовых и эстетических представлений о прекрасном. Это не природа Валдая, Пушкиногорья или Верхневолжья, которая безопасна во всех своих проявлениях и во всякое время, когда «хочешь ― спать ложись, хочешь ― песни пой…». В Норвегии нестойкий художник рискует легко пропасть, как запросто может пропасть в Северной Атлантике неостойчивое суденышко… Тут можно достичь высот Грига, а можно, следуя по пути григовского «Sunrise», в конце концов превратиться в Гарбарека (Ian Garbarek), некогда мною почитаемого, но навсегда для меня пропавшего вместе со своим претенциозно восхитительным звучанием (в искусстве, особенно в музыке, нет ничего более несносного). Это как раз тот случай, когда от великого до смешного один шаг.

 

Небольшой рыбацкий поселок Локвик (Laukvik) находится на северо-западной стороне острова Austvågøy ― одного из островов, образующих Лофотенский архипелаг. Здесь касающиеся неба крутые скалы заканчиваются книзу кромкой живописной береговой тундры, которая выходит к бескрайнему Норвежскому морю, соединяющему холодные воды сразу двух океанов: Атлантического и Северного Ледовитого. Добавьте к этому арктическое, ежеминутно меняющееся небо ― получите картины невиданной, неземной, неподвластной воображению красоты, которую нам бы никогда не пришло в голову снимать на камеру, тем более выносить на обозрение… Но вот на рыбацкий поселок опустился густой туман, который вместе с пугающей тишиной принёс сырую серую унылость, но главное ―  сокрыл от обозрения окружающие неописуемые красоты. Вот что нам нужно! И как жаль, что снимки не в состоянии передать устойчивого рыбного запаха, господствующего здесь, наверное, не одну тысячу лет…