Майлен, Огайо (Milan, OH). Дом, в котором родился Томас Эдисон; фонограф, 1908 года выпуска, и павлин Перси.

Каждый американский город, большой он или малый, заботится о собственной истории, и в этой истории особенное место занимают его знаменитые граждане, родившиеся когда-то в этом городе или имеющие к нему прямое отношение, так называемые notable people. В основном это артисты, музыканты, спортсмены, писатели, ученые, политики, общественные деятели и так далее… Горизонты славы у почетных граждан – разные и простираются от масштаба общенационального до регионального или даже локального, местного.

Небольшой городок Майлен (Milan, OH), расположенный на севере штата Огайо, с некоторых пор за своё место во всемирной истории может не беспокоиться: в 1847 году здесь родился и провел детство Томас Эдисон (Thomas Alva Edison, 1847–1931), величина планетарная, имя которого благодарное человечество едва ли забудет. И не только из-за лампочки, однажды им изобретенной. Эдисон придумал фонограф, патент на который зарегистрировал в 1877 году, и этим своим изобретением напрочь связал себя с любителями музыки вроде нас. А вообще, как сообщают о нем биографы, Томасу Эдисону принадлежит 1093 патента на всевозможные открытия и изобретения – больше, чем кому-либо еще в подлунном мире… Между тем мальчик был странным, непослушным, плохо учился, учителя считали его «ограниченным» и просили родителей, чтобы те забрали его из школы и воспитывали сами, так что мать дала ему образование уже дома, учила писать, читать, считать и так далее… И сегодня главную площадь Майлена украшает скульптурная композиция, состоящая из заботливой Нэнси Эллиотт (Nancy Matthews Elliott, 1810–1871) – матери будущего изобретателя – и его самого в юном возрасте. При этом Нэнси, бережно ухватив указательный палец сына, водит им по книге, обучая основам грамматики, между тем как гениальный мальчик смотрит куда-то в сторону, в только ему ведомую туманную даль, как бы говоря в противовес недалеким и заносчивым школьным учителям: «Нет, мамочка, мы пойдем другим путем!..»

Конечно, главной достопримечательностью Майлена является дом Эдисонов, в котором родился Том и возле которого прошло его бурное детство. Семья Эдисонов покинула город, когда Тому было шесть или семь лет, но его в Майлене не просто помнят – его чтут, им дорожат, им гордятся. И конечно, в Майлен, к дому-музею великого изобретателя, едут туристы со всей Америки, со всего мира…

Но вот сами жители Майлена, прихватив с собой детей, с некоторых пор идут и едут к дому-музею совсем по другой причине: они приходят к дому Эдисонов, чтобы насладиться самым прекрасным из всех обитателей фауны – павлином Пёрси… Откуда в этих краях взялась столь редкая южная птица? Точно не известно, поэтому майленцы строят догадки. Вроде бы года полтора-два назад разорился некий орнитолог-коллекционер, который, прежде чем сойти в могилу, отпустил на все четыре стороны своих питомцев. Счастливые и безмятежные, они разлетелись кто куда. Конечно, большинство подалось в Майами, а честолюбивый павлин предпочел холодный Майлен, хотя тоже мог отправиться к югу… Его здесь подкармливают и подпаивают, а что до безопасности – так птица эта, оказывается, такова, что никому в обиду себя не даст. Пользуясь случаем, я попытался взять его на руки, так сказать, потрогать из любопытства, потому что никогда прежде не видел павлинов иначе, как в клетке, да и то они были несчастными и жалкими, далеко не такими, как роскошный Перси… Однако павлин подпустил меня совсем близко вовсе не для того, чтобы я мог до него дотронуться, а, наоборот, чтобы схватить меня, заклевать своим страшным клювом и зацарапать огромными когтистыми лапами… При этом он, распушив по ветру огромный хвост, издавал такие страшные и злые звуки, которые не воспроизведет ни один авангардист-новатор… Жуткое дело! Мне сказали, что его боятся все окрестные коты и обходят стороной собаки. Волновались, что Перси не переживет суровую зиму… Куда там! Это мы не переживем. А птица оказалась столь стойкой к морозу, что все диву даются. Бывало, подойдет к замерзшему ручью или лужице, расколет лапой лед, омоется водицей, покудахчет и ступает дальше. И, главное, не отходит от дома Эдисонов, словно приглядывает за ним.

А я думаю, что павлин Перси – это и есть сам Томас Эдисон в своей, так сказать, реинкарнации, в новой жизни… Так вот нам повезло!

Имеются в Майлене и последователи великого изобретателя, его подлинные апостолы, и с самым главным из них – Доном Гфеллом – мы вас познакомим в следующем фотоочерке.

 

Вернуться на главную страницу рубрики