Старый фонограф в музее города Уусикаупунки, Финляндия (2015)

Находящийся на юго-западном побережье Финляндии старинный город Уусикаупунки (Uusikaupunki), бывший Ништадт, имеет в своей истории по крайней мере одно событие, которое вполне может считаться общеевропейским, если не больше. Именно здесь 30 августа (10 сентября) 1721 года на центральной площади был подписан мирный договор между Русским царством и Шведской империей, завершивший Северную войну 1700—1721 годов.

Если помните, Швеция потерпела поражение в этой войне, перестала играть существенную роль в европейской политике и тем самым спаслась от имперского бремени, обеспечив потомкам процветание и статус одной из наиболее благополучных стран мира. Ну а Россия обрела статус великой державы со всеми вытекающими отсюда последствиями…

В честь исторического события у решётки Летнего сада в Санкт-Петербурге была установлена роскошная скульптурная группа итальянца Пьетро Баратта «Ништадтский мир», а в самом Ништадте, на городской площади, на том месте, где когда-то состоялось подписание мирного договора, установлен памятный знак в виде малопривлекательной тумбы…

В современном Уусикаупунки имеется довольно интересный музей, устроенный в доме-усадьбе одного из богатейших семейств города. Примечателен этот музей тем, что в нём практически нетронутой сохранена обстановка конца 19-го ― начала 20-го веков, и к этой обстановке приданы ветхие запахи и негромкое звучание старого марша, который предусмотрительно включают специально для посетителей. Таким образом, ваш глаз, слух и обоняние всецело настраиваются на восприятие ушедшей эпохи… Редкостное сочетание для музеев подобного рода! В этом доме-музее нас более всего интересует гостиная, потому что именно там находится предмет, которому и посвящен настоящий фотоочерк…

Как сообщается в музейном буклете, дом был построен фабрикантом и хозяином табачной фабрики Фредериком Валбергом и его женой в 1870-х годах. Сообщается также, что «зал в мещанском доме был местом для проведения праздников. Он был важной представительской частью дома, всегда был готов к приему гостей, проводивших здесь приятное время. В зале собирались, чтобы наслаждаться общением, угощением, а чаще всего ― музыкой. В конце 1800-х годов музыкальные вечера в домах мещан были популярными. Обычно из присутствующих подбирался состав выступающих ― поющих и играющих на музыкальных инструментах. Привезенное в 1800-х годах из Стокгольма пианино было типичным музыкальным инструментом того времени»…

Но наиболее ценным экспонатом для нас является фонограф, некогда производивший огромное впечатление на гостей и демонстрировавший собой чудо прогресса и развития техники…

Дорог и примечателен сам по себе всякий старинный предмет, некогда украшавший дом благородного семейства. Но трижды прекрасен предмет, доставлявший наслаждение и радость в часы благородного досуга: за столом в гостиной собиралась большая семья, приходили гости, и все они, затаив дыхание, слушали музыку, чудным образом запечатленную на, казалось бы, бездушном и ничем не примечательном цилиндре-валике.

Сегодня подобный музыкальный агрегат ― редкий музейный экспонат или простительная забава совсем уж искушенных меломанов, надеющихся таким образом уловить подлинное звучание давно исчезнувшей эпохи…

Посмотрите, сколь прекрасен небольшой и простенький фонограф из домашнего музея в Уусикаупунки, которому, я уверен, не нарадовался бы и сам его легендарный изобретатель ― Томас Эдисон. Присмотритесь, сколь чудесны по форме и пластике детали этого фонографа. Они соединяются в целостную конструкцию, которая, как и механические часы, приводится в движение бесхитростной ленточной пружиной, заведенной специальным ключом. После этого цилиндр с записанной на нём музыкой начинает вращение и через опущенную на него иглу передает колебания удивительному по красоте и гармонии горну (рупору), и уже последний преображает, усиливает и доносит до нас забытые сегодня голоса и мелодии… Разве не чудо?!

Или мы, избалованные совсем уж бездушной электроникой, способной умещать в ёмкости размером с пуговицу всю музыкальную культуру мира, уже ничему не способны удивляться и не способны верить в чудо?!

…Я так и не выяснил, что это за фонограф, где, когда и кем произведен, потому что, как ни присматривался, не обнаружил на нём никаких меток. И в Интернете тоже не находил аналогов: встретил нечто подобное только на одной из сотен фотографий, под которой ничего определенного не сообщается: одни только вопросы. Но я полагаю, что размещенные на нашем сайте фотографии всё же дойдут до специалистов, а таковые в подлунном мире имеются, и они, наконец, определят, что это за фонограф украшает музей-усадьбу в старинном городе Уусикаупунки, бывшем шведском Ништадте, то есть Новом Городе…