Маковое поле у деревни Праце (Prace) близ Славкова-у-Брна (Slavkov u Brna), Чехия (2015)

Славков-у-Брна ― это бывший Аустерлиц, вошедший в историю из-за знаменитого сражения 2 декабря 1806 года. В тот прохладный и кровавый день Наполеон и его армия наголову разгромили русскую и австрийскую армии. Историческое сражение происходило на живописных полях к западу от Аустерлица, а эпицентром битвы стали холмы и пригорки у деревни Праце. Там же, по-видимому, решился исход баталии.

 

Аустерлицкому сражению и в частности местности у деревни Праце отведены одни из самых драматичных страниц в романе Льва Толстого «Война и Мир»…

Кто знает, не на этом ли поле, которое в тот далекий день было холодным, замерзшим, но столь же красным, тяжелораненый, лежал в полузабытьи князь Андрей Болконский:

 

…Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, — совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..

 

….На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.

К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять почувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что-то боли в голове.

«Где оно, это высокое небо, которого я не знал до сих пор и увидал нынче? — было первою его мыслью. — И страдания этого я не знал до сих пор. Но где я?»

Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по-французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять все то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.

Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей, стреляющих по плотине Аугеста, и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.

— De beaux hommes! (Вот прекрасная смерть) — сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку…

 

 

 

 Мы побывали здесь 5 июня 2015 года... Что впечатлило особенно? Пожалуй, всё! И продолжает впечатлять... И все-таки невероятное, никакими фотоснимками и словами не передаваемое багряное сияние макового поля, примыкающего к южной окраине деревни Праце, поражает более всего. Особенно, когда думаешь не о славе великих полководцев прошлого, а о потоках человеческой крови, пролитой на этом самом поле 2 декабря 1806 года...