86. На родине Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson). Катберт, Джорджия (Cuthbert, GA)

Безлюдным и непривлекательным, в сравнении с ухоженным Коламбусом (Columbus, GA), выглядит Катберт (Cuthbert, Ga), находящийся от первого в тридцати милях к югу. Этакая глухая южная провинция, в которой, кажется, делать нечего и глядеть не на что. Даже название этого небольшого городка в Рэндолф-каунти (Randolph County), в котором нет и четырех тысяч жителей, почему-то не запоминается, и, если бы не одно обстоятельство, мы бы вряд ли там побывали. В Катберте родился, вырос и вышел в мир великий бэнд-лидер, замечательный композитор, аранжировщик, пианист и аккомпаниатор ― Флетчер Хендерсон (Fletcher Henderson, 1897-1952). Там же, в Катберте, по адресу 1016 Andrew Street, по сей день стоит его отчий дом, и там же, на кладбище Greenwood Cemetery, он похоронен рядом со своими родителями и другими родственниками, включая бабушку по отцу Шарлотту Бузер (Charlotte Boozer), бывшую рабыню некоего Фредерика Бузера из Ньюберри-каунти, штат Южная Каролина (Newberry County, SC).

Джеффри Мэги (Jeffrey Magee), автор биографии Флетчера Хендерсона The Uncrowned King of Swing: Fletcher Henderson and Big Band Jazz (Oxford University Press, 2005), сообщает, что большую часть своей жизни рабом был и дедушка Флетчера по отцовской линии ― Джеймс Хендерсон (James Anderson Henderson, 1816-ca. – 1885), трудившийся плотником и фермером на одной из плантаций во всё той же Ньюберри-каунти. За свой сильный характер, высокую репутацию мастера и не в последнюю очередь за то, что кожа его была светлой, Джеймса выдвинули делегатом от каунти на Учредительный съезд, принявший революционную Конституцию штата 1868 года (the South Carolina Constitutional Convention), после чего он два срока был представителем своей каунти в законодательных органах штата. Затем Джеймс Хендерсон был избран коронером каунти, исправно служил в этой должности и, как сообщает Мэги, владел 373 акрами земли.

Таким образом, дедушка будущего великого музыканта заложил основы благополучия и высокого социального статуса семейства Хендерсонов, и именно он дал своим детям возможность получить образование. Сын Джеймса (он же отец Флетчера) ― Флетчер Хэмилтон Хендерсон – старший (Fletcher Hamilton Henderson, Sr., 1857-1943), окончил университет в Атланте, Джорджия, после чего оказался в Катберте. После Гражданской войны 1861-1865 годов городок расцветал, и там сформировалась крепкая и влиятельная черная община. Как пишет биограф Хендерсона, Катберт к началу ХХ века стал культурной аномалией, поскольку его черные жители имели возможность получить хорошее образование и продвинуться по социальной лестнице. Вот в этом городке Флетчер Хендерсон-cтарший стал одним из главных просветителей и проработал многие годы директором местной Howard Normal-Randolph School, переименованной в 1919 году в Randolph Training School. Он также выдвинулся в церковные лидеры, занимая важные позиции в African Methodist Episcopal Church как на уровне каунти, так и на уровне штата Джорджия. Большой семейный дом Хендерсонов, сохранившийся по сей день, лучший показатель того общественного положения, которое занимал Флетчер Хендерсон-cтарший.

В этом доме выросли дети, из которых двое сыновей ― Флетчер и Хорэйс ― стали музыкантами.

Флетчер Хендерсон-старший и его жена, школьная учительница, Ози Лина (Ozie Lena Henderson, 1865-1937) старались дать детям самое разностороннее образование. Непременным элементом такового считалось овладение музыкальной грамотой и умение играть на каком-нибудь инструменте, а лучше и престижнее всего – на фортепиано. Поэтому, заложив дом, родители купили пианино за 275 долларов! Сумма по тем временам огромная: она превышала заработную плату обоих родителей за четверть преподавания в школе. Понятно, что они строго следили за тем, чтобы дети выучились игре.

Хорэйс Хендерсон (Horace Ware Henderson, 1904-1989), младший брат Флетчера, вспоминал, как родители заставляли заниматься брата, запирая его в передней комнате.

Они слышали звучание фортепиано и понимали, что их сын упражняется. Спустя какое-то время наступала тишина, они входили в комнату и видели, как Флетчер спит на полу, свернувшись клубком. Ему тогда было шесть или семь лет. Играли дети только классическую и религиозную музыку.

Такой вот эпизод из жизни Флетчера Хендерсона! И происходило это вот в этом самом доме, который в будущем может и должен стать музеем, как стали музеями дом Гертруды «Ма» Рэйни в Коламбусе и дом Луи Армстронга в Квинсе, Нью-Йорк. Только дом в Катберте еще более ценен: ведь он – старинный, к тому же семейный, и его стены помнят многие события из жизни знаменитого семейства Хендерсонов.