97. Былое величие Спрея (Spray, NC), Северная Каролина, – родного города Чарли Пула (Charlie Poole) и the North Carolina Ramblers

Если Уинстон-Сейлем (Winston-Salem, NC) и Дарем (Durham, NC), штат Северная Каролина, прославились развитой табачной индустрией, то районы Пидмонта (Piedmont), расположенные у границ Северной Каролины и Вирджинии, известны как крупнейшие центры текстильной промышленности. Здесь первенствовали фабрики Дэнвилла (Danville, VA), находящегося в Вирджинии, и крупного текстильного узла, который возник в конце XIX – начале ХХ веков в Рокингхэм-каунти (Rockingham County), в небольших селениях Ликсвилл (Leaksville, NC), Спрей (Spray, NC) и Дрэйпер (Draper, NC). Последние особенно развились после Первой мировой войны, когда там функционировали сразу полтора десятка ткацких фабрик с прогрессивными управленческими технологиями и самым современным оборудованием, на котором трудились тысячи работников, прибывших в эту местность из обеих Каролин, Вирджинии и других соседних штатов.

В книге Патрика Хьюбера (Patrick Huber) Linthead Stomp. The Creation Of Country Music In The Piedmont South (2008) рассказывается о том, что некогда на ткацких производствах Спрея, Ликсвилла и Дрэйпера реализовывалась особенная социальная программа, поощрявшая работников и членов их семей к занятиям творчеством, и прежде всего музыкой. Так, ещё с 1898 года одна из фабрик Спрея спонсировала заводские брасс-бэнды и стринг-бэнды, и там же были организованы курсы для желающих выучиться игре на мандолине, гитаре или скрипке. Подобная практика развивалась и в последующие годы. В 1920 году местная фабричная газета «Mill News» с гордостью сообщала, что «ни одна компания не делает большего вклада в развитие музыкального творчества своих работников, чем The Carolina Cotton & Woolen Mills».* 

И действительно, при фабриках Спрея, Ликсвилла и Дрэйпера существовали клубы вроде советских «Домов культуры», куда на средства компаний нанимались директора с музыкальным образованием и приглашались преподаватели, которые обучали игре и пению, причем учили они не только фабричных работников и членов их семей, но и каждого желающего. Обучение тоже шло не стихийно, не кустарно, а по программе, аналогичной той, по которой обучали в музыкальных школах Нью-Йорка. Так, в одном только Спрее существовали клубы гавайской гитары, мандолинистов и скрипачей и отдельный женский клуб игры на гитаре. Там же было три мужских квартета, а сотни работников принимали участие в хоровом пении, изучали олд-таймы и песни времен Гражданской войны, разучивали песни с  религиозной тематикой (госпелы), а также осваивали ранние джазовые мелодии… Словом, менеджмент делал очень многое для того, чтобы завлечь и закрепить работников и их семьи, которые прибывали сюда в основном из сел и деревень юго-восточных штатов. Это было почти то же, что в СССР называлось «художественной самодеятельностью», когда профком того или иного предприятия всячески культивировал «массовое народное творчество и организацию досуга», для чего привлекал дипломированных специалистов, «сажал их на зарплату», и уже они организовывали торжественные мероприятия, праздничные концерты, музыкальные вечера и так далее, и я не считаю, что все это было чем-то дурным и никчемным…

Мы это пишем для того, чтобы наши читатели понимали: Фолк-Возрождение двадцатых-тридцатых годов прошлого века возникло не само по себе и не на пустом месте, и тот удивительный котел, в котором варилась разноликая американская музыкальная культура, кое-где изрядно подпитывался и поощрялся. И весьма вероятно, что великий банджоист и сингер Чарли Пул (Charlie Poole, 1892-1931), прибывший в Спрей примерно в 1919 году из небольшого городка Фрэнклинвилл (Franklinville, NC), посещал музыкальные классы при фабрике, учился пению и игре на различных музыкальных инструментах…

Там же и тогда же Чарли, работавший механиком по обслуживанию ткацких станков на Carolina Cotton & Woolen Mills, повстречался с талантливым фиддлером Пози Рорером (Posey Rorer, 1891-1936), поселившимся в Спрее в 1920 году. Вдвоем они составили костяк будущего стринг-бэнда, вошедшего в историю англо-американской музыки под названием the North Carolina Ramblers. Вскоре к музыкантам присоединился гитарист Норман Вудлифф (Norman Woodlieff, 1891-1985). Обычно стринг-бэнд выступал по субботам у отделения почты, в самом центре Спрея, так что очень скоро музыканты стали популярными во всей округе, и слух о них расходился все шире, при этом Чарли участвовал в конкурсах банджоистов и побеждал в них.

Когда пришел час индустрии грамзаписи и на арену выдвинулись искушенные мастера своего дела вроде менеджера Columbia Фрэнка Уолкера (Frank Buckley Walker, 1889-1963), Чарли Пул и его бэнд тотчас оказались в нью-йоркской студии знаменитого лейбла: 27 июля 1925 года были записаны первые четыре песни the North Carolina Ramblers. И две первые изданные пластинки принесли Коламбии немалые деньги, коль скоро было продано свыше 165 тысяч копий! Притом что даже продажа двадцати тысяч пластинок категории old-time records считалась большим успехом. The North Carolina Ramblers сразу же стали фаворитом Columbia и одним из наиболее коммерчески успешных проектов Фрэнка Уолкера, который называл Чарли Пула и его бэнд «наибольшим явлением в танцевальной музыке своего времени». Вплоть до наступления Депрессии Уолкер приглашал стринг-бэнд и самого Чарли в свою студию.

Что касается личной жизни Чарли Пула, то еще в 1920 году он сблизился с Лу Рорер (Lou Emma Poole-Rorer, 1883-1967), сестрой своего неизменного партнера и друга, которая была на десять лет его старше. Чарли и Лу поженились в декабре 1920 года и тогда же  поселились в доме на улице Флинн (Flynn Street), где прожили последующее десятилетие, до самой безвременной смерти великого банджоиста и сингера…

Этот исторический дом, увы, не сохранился. Но, к счастью, он запечатлен на фотографии, пусть и не очень качественной. Шутка ли, в этом доме создавался репертуар the North Carolina Ramblers, сочинялись новые песни и разучивались старые, здесь был сформирован уникальный новаторский стиль игры на пятиструнном банджо, из этого дома Чарли уходил на работу, уезжал на конкурсы банджоистов, а затем на сессии звукозаписи, и сюда же он всякий раз возвращался. У этого дома были сделаны исторические фотографии Чарли, известные сегодня каждому, кто хоть мало-мальски увлечен англо-американским фольклором. В этом доме музыкант переживал радости и мучился от безысходности с началом Великой депрессии…

 

 

 

Что ж, давайте пройдемся по бывшему городу Спрею, мимо бывших фабричных зданий, мимо заброшенных корпусов Carolina Cotton & Woolen Mills, мимо поглощаемых зарослями бывших  железнодорожных путей, мимо всего былого и бывшего, и подойдем к улице Флинн, к тому пустырю, на котором некогда стоял дом Чарли Пула и его жены Лу.

Да! Все здесь ― бывшее. И самого Спрея уже давно не существует, как нет уже Ликсвилла и Дрэйпера. Все эти города теперь объединены в один Иден (Eden, NC). Пройдемся немного и по нему…   

 

 * Patrick Huber. Linthead Stomp. The Creation Of Country Music In The Piedmont South. Chapel Hill: University North Carolina Press, 2008, p.121.