23. Воган (Vaughan), Миссисипи, Дельта: место гибели Кейси Джонса (“Casey” Jones)

В самом начале ХХ века среди железнодорожных рабочих стала популярной баллада о Кейси Джонсе (John Luther “Casey” Jones, 1863-1900), машинисте паровоза, который посмертно прославился, после того как ведомый им состав на большой скорости врезался в стоящий на пути товарняк и затем перевернулся. Это случилось в ночь на 30 апреля 1900 года на железнодорожной станции у селения Воган (Vaughan, MS). Кейси стал единственной жертвой той катастрофы. Он, конечно, не был виноват на все сто, и веди свой паровоз помедленнее – беды можно было избежать. Кейси и его помощник вели состав из Мемфиса в Новый Орлеан, раскочегарили паровую машину до 120 км в час, надеясь наверстать график, и потому не заметили предупреждений об опасности, а когда увидели стоящие на пути вагоны и предприняли экстренное торможение, уже было поздно. Помощник спрыгнул и остался жив, а Кейси продолжал тормозить и остался на рабочем месте до конца… (О подробностях этой катастрофы многое написано, в том числе и по-русски, например в Википедии).

Таких или гораздо более страшных катастроф в истории американских железных дорог случилось множество, но печальная история с машинистом из Кентукки, благодаря балладе, сочиненной Уоллесом Сандерсом (Wallace Saunders), чернокожим рабочим из депо, к которому был приписан паровоз Кейси Джонса, задела за живое и стала общеизвестной. История обрастала легендами и домыслами, первоначальный вариант баллады изменялся и переиначивался, в какой-то момент её подхватили активисты рабочего движения, в частности легендарный сингер Джо Хилл (Joe Hill), и вскоре Кейси Джонс стал частью американского фольклора, как белого, так и черного. На сегодняшний день известно около полусотни различных версий баллады, включая версии Вуди Гатри, Пита Сигера, Джонни Кэша…

Не остались в стороне и блюзмены: известно, что балладу исполняли Фурри Льюис и Миссисипи Джон Хёрт. Авалон, в котором жил Хёрт, находится совсем недалеко от места катастрофы, и восьмилетний Джон вполне мог о ней знать. Когда он подрос и устроился в систему Иллинойс Централ, история о погибшем машинисте вернулась к нему уже в виде повествовательной песни: по словам Хёрта, он выучил балладу от своего кузена, также трудившегося на железной дороге, при этом некоторые куплеты сочинил сам. «Я сочинял их, слушая, как люди судачат об этом происшествии», – признавался впоследствии Миссисипи Джон Хёрт.

 

 

Кейси Джонс классным инженером был.

Своему кочегару он велел ничего не бояться.

Говорил: «Все, что мне нужно, – это воды и угля!

Глянь в окно: эка я разогнался!»

 

Однажды ранним утром случился дождь проливной.

На извилистой дороге промелькнул пассажирский поезд...

В кабине находился Кейси Джонс – прекрасный инженер…

Но погиб он, Боже, не стало уж его…

 

Дошла баллада о Кейси Джонсе и до Советского Союза и благодаря Леониду Осиповичу Утесову стала популярной. В предисловии ко второму тому «Пришествие блюза» известный литературный критик В.Я.Курбатов вспоминал, что еще в 1957 году «пел эту лихую песню со сцены Чусовского Дома культуры металлургов имени Карла Маркса». Понятно, что в СССР к катастрофе в далеком Вогане был применен классовый подход и белый машинист был объявлен ненавистным пролетариату штрейкбрехером.

 

Однажды забастовку объявили мы опять,

И только Кейси, машинист, решил не бастовать.

«К чему бороться, — думал он. — Не лучше ль есть свой хлеб?»

Так стал штрейкбрехер Кейси Джонс, короче — скеб.

 

Кейси Джонс с машины не слезает,

Кейси Джонс обычный держит путь,

Кейси Джонс покорный раб хозяев,

А они ему повесили медаль на грудь.

 

Волнуются со всех сторон, бастует целый свет.

«Плевать, — ответил Кейси Джонс, — до вас мне дела нет».

Тут кто-то рельсы развинтил в глухую ночь одну —

И с моста в речку Кейси Джонс — бултых — ко дну!

 

Кейси Джонс отправился на небо,

Кейси Джонс стучаться начал в рай.

«Кейси Джонс, — сказал апостол скебу, —

Заходи скорей, мы ждём тебя, входи, давай!

 

У нас в раю, поверишь ли, совсем не благодать:

Тут ангелы-хранители решили бастовать.

Волнуются, забросили дела ко всем чертям,

Но ты же ведь штрейкбрехер, ты ж поможешь нам».

 

Кейси Джонс взял крылышки и тогу,

Кейси Джонс взял арфу и венок,

Кейси Джонс прислуживался к Богу,

Ну, так же, как хозяевам, служить бы мог.

 

Но ангелы-хранители узнали, как назло,

и райского штрейкбрехера поймали за крыло.

Венок ему попортили и арфу пополам,

И выпихнули вниз его ко всем чертям!

 

Кейси Джонс навек расстался с небом,

Кейси Джонс работает в аду.

Кейси Джонс жалеет, что был скебом,

Что и просит всех штрейкбрехеров иметь в виду!

 

Со временем на железнодорожной станции в Вогане был открыт музей, посвященный Кейси Джонсу и случившейся здесь катастрофе. Однако когда мы впервые приехали в Воган, то музей уже не функционировал. Бесхозное здание станции, еще нестарое и крепкое, пришло в упадок, большая часть стекол была в нём выбита, да и весь Воган представляет собой почти необитаемое место. Лишь в нескольких домах, стоящих вдоль железнодорожного полотна, живут люди… Спустя год мы вновь побывали в Вогане, в надежде, что музей там возродится, но – увы, запустение стало еще более очевидным. То ли средств на поддержание музея уже нет, то ли интерес к этой истории поутих, но никакой информации о Кейси Джонсе и о самой катастрофе вы здесь не найдете. Разве что сделаете несколько снимков на месте трагедии, как это сделали в 2007 году мы со Светланой Брезицкой.

На черно-белых снимках – то самое место, где когда-то находилась северная стрелка: здесь-то и врезался паровоз Кейси Джонса в стоящие на его пути вагоны. Да еще надо иметь в виду, что в начале ХХ века параллельное полотно (siding), на которое въезжали товарняки, чтобы пропустить встречный поезд, находилось на противоположной стороне, то есть слева по ходу локомотива Кейси.