24: Мурхед (Moorhead), Миссисипи: «там, где Southern встречается с Yellow Dog»

В Мурхеде, находящемся в самом центре Дельты, кажется, не родился ни один великий блюзмен, зато этот город дал повод многим талантливым миссисипцам «заразиться» блюзом, а некоторым из них – стать великим музыкантом.

Каким образом?

Для этого нам надо еще раз вспомнить отрывок из книги Уильяма Хэнди, где он описывает известную сцену на вокзале в Татвайлере:

 

«Рядом со мной, пока я спал, худой, небрежного вида негр забренчал на гитаре. Одежда его была лохмотьями, ступни выглядывали из ботинок. В лице отражалась некая вековая печаль. Во время игры он прижимал нож к струнам гитары в манере, популяризированной гавайскими гитаристами, использовавшими стальные бруски. Незабываемое впечатление. Так же моментально захватила меня и его песня:

 

                              Goin’ where the Southern cross’ the Dog…

 

Сингер повторил строку трижды, аккомпанируя себе самой причудливой гитарной музыкой, которую я когда-либо слышал. Мелодия застряла в моей голове. Когда сингер сделал паузу, я наклонился к нему и поинтересовался значением слов. Он закатил глаза, показывая, что его позабавил мой вопрос. Вероятно, я сам должен это знать, но он не прочь дать некоторые разъяснения. В Мурхеде восточно-западное железнодорожное направление встречается и пересекается с северо-южным четыре раза в день. Этот парень направлялся туда, где Southern пересекается с Dog, и ему было совершенно все равно, известно ли это кому-либо ещё. Он просто пел о Мурхеде…»

 

Южная железнодорожная ветка (The Southern Line) идет с востока на запад: сегодня она называется C & C Line. А ветка под названием The Yazoo & Mississippi Valley Line, её также называли Yellow Dawg или просто Dawg (Dog), тянулась с севера на запад. Впоследствии полотно перенесли на пятнадцать миль восточнее, после чего оно получило новое имя – Иллинойс Централ (Illinois Central). Но в центре Мурхеда так и остались следы некогда самого оживленного железнодорожного перекрестка, и с недавнего времени здесь устроили своеобразный мемориал, куда приезжают любители блюза со всей Америки и даже со всего мира. Они фотографируются на фоне безжизненных рельс, мысленно представляют, как здесь было сто лет назад, и в их памяти обязательно воскрешается могучий голос Бесси Смит, исполнявшей знаменитый блюз Уильяма Хэнди.

 

 

А вот самую раннюю версию этого блюза, видимо похожую на ту, которую исполнял неизвестный музыкант на вокзале в Татвайлере, донес до нас великий блюзовый гитарист и сингер Сэм Коллинз (Sam Collins), записавший «Yellow Dog Blues» в апреле 1927 года для лейбла Black Patti.

 

 

Тише, дорогуша, не уходи...

Спокойно, милая, не спеши уходить...

Подамся, пожалуй, туда, где Southern встречается

               с Yellow Dog...

 

С мольбой обращаюсь к Тебе,

судьбу свою вкладываю в длань Твою.

Господи, молю, услышь меня, где бы Ты ни был,

и ожидай мое одинокое сердце.

Я совсем отчаялся, устал мотаться в поездах...

 

Хочу податься я на Yellow Dog,

пусть переключается с красного на зеленый…

Пусть несет меня Yellow Dog,

а за окном – ветер и дождь, дождь и ветер...

 

О семье давеча много думал – никого уж

                 по имени не припомнить.

Всю ночь до утра резвился я с девчонкой –

                 но и её имя успело забыться.

Пришлось столкнуть её прямо с поезда:

теперь вагон полицейские оцепили...