3. Эдвардс (Edwards, MS), Мэриголд (Merigold, MS), Шелби (Shelby, MS) и Монд Баю (Mound Bayou, MS). Миссисипи.

Все эти небольшие миссисипские города связаны с именем Чарли Пэттона.

Король блюзов Дельты родился на одной из плантаций между Виксбургом и столицей штата Миссисипи – Джексоном, если точнее – где-то в Хиндс-каунти (Hinds County), неподалеку от Эдвардса. Именно Эдвардс чаще всего и фигурирует в справочных изданиях как место рождения величайшего из блюзовых сингеров Дельты. Семейство Пэттонов проживало здесь приблизительно до 1904 года, после чего переселилось в Дельту, на плантацию Докери.

Был ли маленький Чарли в Эдвардсе? Не известно. Но будучи взрослым непременно бывал, потому что по хайвэй 20 он ездил в Виксбург…

В сентябре 2007 года мы обошли центральные улицы заштатного Эдвардса, расспрашивая редких прохожих об их великом земляке. Добрались до самого мэра города, темнокожего человека средних лет, развалившегося в кресле. Никто из них, включая мэра, не знал, что ответить: имя Чарли Пэттона они слышали в первый раз. И, боюсь, в последний…

Мэриголд, Шелби и Монд Баю – это уже самый центр Дельты. Все три города находятся поблизости друг от друга, в Боливар-каунти (Bolivar County), на знаменитой хайвэй 61, и все они, так или иначе, связаны с Пэттоном. Именно в этих городах, соседствующих с фермой Докери, Чарли бывал чаще всего в продолжение своей музыкальной карьеры.

 

                                                     *    *    *

 

В Мэриголде Чарли Пэттон жил с некой Сади (Sudy) примерно с 1924 по 1929 год. И в этом же городе служил некто Том Дэй (Tom Day), которого Чарли Пэттон «воспел» в «Tom Rushen Blues». Исследователь блюза Дэвид Эванс считает, что в этой балладе впервые (из всех известных записей) черный блюзовый сингер критически отзывается о конкретном белом чиновнике: в данном случае о судебном исполнителе из Мэриголда. Обычно черные музыканты, критикуя общественные устои, не затрагивали местных начальников, понимая, сколь это чревато. В «Tom Rushen Blues» Пэттон выступает от имени своего приятеля, некоего Хэллоуэйя, приторговывавшего спиртным, что являлось злостным преступлением во времена «сухого закона». Ну а сам блюз посвящен заместителю шерифа Боливар-каунти – Тому Рашингу, который до конца дней этим гордился и хранил, словно реликвию, пластинку, подаренную ему Пэттоном.

 

Laid down las’ night, hoped' that I would have my peace, ee-ee.

I laid down las’ night, hoped that I would have my peace, ee-ee.

But, when I woke up, Tom Rushing where shakin' me.

 

When you get in trouble, it's no use a-screamin' and cryin', mm-mm.

When you get in trouble, it's no use a-screamin' and cryin', mm-mm.

Tom Rushing will take you back ta Cleveland a-flyin'.

 

It were late one night, Halloway were gone to bed, mm-mm.

It were late one night, Halloway were gone to bed, hmm

Mr.Day brought whiskey taken from under Halloway's head.

 

Ah, it's boozy booze, now, Lord, to carr(y) me through.

It take boozy booze, Lord, to carr’ me through.

Thirty days seems like years in the jailhouse when there is no booze.

 

Got up this mornin', Tom Day were standin’ roun’, mm-mm.

Got up this mornin', Tom Day were standin' roun’.

Say, if he lose his office, now, he's runnin' from town to town.

 

Lemme tell you folksies jus’ how he treated me, mm-mm.

I’m gon’ tell you folksies jus’ how he treated me, mm-mm.

        Ah, he dogged me here an’ I was drunk as I could be.*


* Текст «Tom Rushen Blues» подготовлен Диком Споттсвудом к изданию Screamin’ and Hollerin’ the Blues by the Masked Marvel. Revenant, 2001, p.59.

 

                                                     *   *   *

 

Шелби находится в семи-восьми милях к северу от Мэриголда. Если судить по фотографиям, место это – веселое, по-настоящему блюзовое. Утро выходного дня, но некоторые жители уже «хороши» и потихоньку подтягиваются к джуку…

По воспоминаниям родственников Пэттона, именно в Шелби находился Чарли во время страшного наводнения в апреле-мае 1927 года. А это значит, что, возможно, именно там он сочинил свою великую блюзовую балладу «High Water Everywhere».

 

Джексон – на высоком холме, мама, Нашез – пониже.

Джексон – на высоком холме, мама, а Нашез – пониже.

Дети, даже вы это знаете!..

Я никогда не вернусь домой.

Я никогда больше не вернусь…

 

Мама моя стареет, седеет её голова.

Моя мама стареет, и голова её седеет.

Разве ты не знаешь: я разобью её сердце тем, как живу…

 

 

The back water done rose around Sumner, now,

                                  Drove me down the line.

Back water done rose at Sumner, drove
                                             Poor Charley down the line.

And I tell the world the water

                                  done struck through this town.

 

Lord, the whole round country, Lord,

                                   river is overflowed.

Lord, the whole round country,

                                   man, it’s overflowed.

(You know I can’t stay here: I’m bound

                       to go where is’s high, boy!)

I would go to the hilly country,

                                  but they got me barred.

 

Now look-a-here now, Leland,

                                  river’s rising high.

Look-a-here now boys, around Leland, tell me,

                                  river’s raging high.

                     (Boy, it’s rising over there; yeah…)

I’m gonna move over to Greenville

                                 ‘fore I bid good-bye.

 

Look-a-here, water done, now Lordy, done broke,

                                 rose most every where…

The water at Greenville and Leland,

                                 Lord, it done rose everywhere…

                      (Boy, you can’t never stay here!)

I would go down to Rosedale, but they

                                tell me there’s water there…

 

Now the water, now, mama,

                                done struck Charley’s town.

Well, they tell me the water

                                done struck Charley’s town…

                      (Boy, I’m going to Vicksburg!)

Well, I’m going to Vicksburg,

                                on the high of mine.

 

I am going on dry water,

                                where land don’t never flow…

Well, I’m going over the hill, where water,

                               oh, don’t never flow…

                     (Boy, hit Sharkey County and everything

                                                           was down in Stover)

But the whole county were leaving

                               over in Tallahatchie sure…

                      (Boy, I went to Tallahatchie: they got

                                                                 it over there!)

 

Lord, the water done wrecked all of

                               that old Jackson road.

Lord, the water done raged

                               over the Jackson road…

                     (Boy, it got my car!)

I’m going back to the hilly country,

                               won’t be worried no more.**

 

* Курсивом набран текст, который произносит Вилли Ли Браун.

** Текст из сборника The Blues Line. Edited by Eric Sackheim. New York: Thunder’s Mouth Press, 1969, pp.193-194.

 

В 1909 году в Шелби родился и один из пионеров блюзовой сцены Сент-Луиса – Хенри Таунсенд (Henry Townsend, 1909-2006), блюзовый сингер, пианист и гитарист, записывавшийся еще в двадцатые для Колумбии и Парамаунт.

Также родились в Шелби известный трампетист и бэнд-лидер Джералд Вилсон (Gerald Wilson, 1918-2014) и Эрма Фрэнклин (Erma Franklin, 1939-2002), старшая сестра великой Ареты Фрэнклин. Это значит, что в Шелби какое-то время проживала семья знаменитого реверенда Клэренса Фрэнклина (Rev. C.L. Franklin, 1915-1984), госпелы которого знали во всем штате. Это именно отец обучил своих трех дочерей религиозному песнопению…

 

                                                       *   *   *

 

Монд Баю находится между Шелби и Мэриголдом.

В двадцатых годах прошлого века здесь какое-то время жил отец Пэттона – Билл Пэттон. Он купил землю и надеялся зажить не хуже, чем в Докери, и Чарли иногда наведывался к отцу…

Приезжал он сюда и поиграть на местных танцах. Пэттон ведь был нарасхват!.. И вот, в начале 1929 года, уже будучи знаменитым и богатым, Чарли едва не погиб. И случилось это именно в одном из джуков Монд Баю, когда на него напал неуравновешенный тип, которому почудились в словах песни Чарли – «У меня есть маленькая старушка, с двумя золотыми зубками…» – намеки на собственную жену, которую блюзмен якобы пытался увести.

По воспоминаниям племянницы Чарли – Бесси Тёрнер, ревнивец дождался, пока блюзмен закончил выступление, подкараулил его и полоснул бритвой по горлу! И блюзмена, с почти отрезанной головой, повезли спасать в соседний Кливленд, и когда привезли в больницу, то из ботинок выливали кровь, которая туда натекла… Картина впечатляющая!..

Пэттона вылечили, выходили, но отныне его шею украшал огромный шрам, из-за чего Чарли либо носил повязку, либо поднимал воротник. К счастью, рана не повлияла на его необыкновенный голос, и к началу своей первой сессии (она состоялась в середине июня того же года) Пэттон был в привычной форме… Такая вот слава у Монд Баю, если, конечно, об этом эпизоде кто-нибудь там помнит.

(См. главу о Чарли Пэттоне в первом томе Пришествие блюза.)

 

Oh, the prayer of death…

Oh, Lord, oh, oh, oh, Lordy!

I know you been callin’ Him…

Yes, the wages of sin are death,

                     the gift of God, eternal life…

Mmmm, Lordy. He said,

                    “You’re a rock in a weary land”,

A shelter in the time of storm…

Mmmm, okay, amen, then all of them get to moanin’

                  “Lord have mercy!”

Oh, won’t you save me, Lord?

Every since my mother been dead,

Every since my mother been dead,

Every since my mother been dead

Trouble been rolling all over my head…