31. По местам Скипа Джеймса. Part 2. Виона, Арканзас (Weona, AR)

Поглядите-ка на эти малопривлекательные виды в восточном Арканзасе. В этом месте проезжающие по местной дороге номер 14 даже не глядят по сторонам: не на чем остановить глаз. Если ехать с запада на восток, от Харрисбурга (Harrisburg) в сторону города Маркд Три (Marked Tree), то где-то посередине, после резкого поворота на 90 градусов, слева от дороги возникнут невзрачные типовые постройки – то ли какая-то база со складами, то ли хранилище материалов, то ли еще что-то, малоинтересное… Справа можно заметить несколько частных домов, тоже невзрачных. Это Виона. Турист, если он каким-то образом попадет сюда, проедет, всего этого не замечая, тем более ему не придет в голову остановиться… Но для любителей блюза и поклонников Скипа Джеймса это место – особенное, по важности своей не уступающее самым известным блюзовым местам американского Юга… А далее приведем выдержку из главы о Скипе Джеймсе из второго тома Пришествие блюза.

 

«…В одну из своих поездок в Мемфис Скиппи, встретив коллег по деревообработке, нанялся на работу в Арканзасе и целых два года, с 1921 по 1923, работал на лесопилке близ деревни Виона (Weona, AR). Так далеко от Бентонии Неемия еще не забирался. Именно пребывание в этой, едва видимой на карте, Вионе сыграло ключевую роль в судьбе Скипа Джеймса. Можно сказать, что там он стал тем, кем мы его знаем.

Деревообрабатывающим производством в Вионе руководил некто Шутерс (S.T.Shooters), у которого трудились примерно триста рабочих, как черных, так и белых. Территорию, где располагались лесопилка и лагерь для проживания рабочих, охраняли два вооруженных бойца, готовые, если что, отправить к праотцам каждого, кто посмеет нарушить установленный порядок. Неемие досталась ответственная работа на лесопильном агрегате под названием lumber grader, а проще – на ленточной пилораме. Работа на ней, кроме необходимой квалификации, требует физической и психологической выносливости, быстрой реакции, терпимости к шуму и четкого взаимодействия с бригадой. Зато пилорамщику неплохо платили, а кроме того, Неемию устраивал посменный график и особенно ночная смена, потому что днём, вместо отдыха, он мог бывать в местном джук-джойнте. Там-то он и встретил Вилла Крэбтри (Will Crabtree), музыканта и дельца, оказавшего огромное влияние на дальнейшую судьбу Скипа Джеймса.

По воспоминаниям блюзмена, тот был старше него лет на двадцать–сорок, отличался огромным ростом и таким же большим весом. Проживал Крэбтри в ближайшем городе – Маркд Три. Очевидно, этот огромный человек, годившийся ему в отцы, очень понравился Неемие, потому что всё свободное время он пропадал в джуке, стоя у него за спиной, неотрывно наблюдая за его игрой на пианино. Было у Вилла Крэбтри и еще много такого, чему стоило позавидовать. Он роскошно и по моде одевался, на его пальцах красовались дорогие перстни, вокруг него порхали красивые женщины, и некоторые из них пели блюзы под его аккомпанемент, а сам он, если только не водил по клавишам, сидел за игральным столом и пил дорогие напитки. Красавицы, кружившие возле Крэбтри, были в основном мемфисскими проститутками (их Скип называет hustling women), гастролировавшими по окрестным селениям в сопровождении сутенеров и разного рода темных личностей, которые обеспечивали им охрану, а между делом играли в азартные игры (их Скип Джеймс называет gamblers). По словам блюзмена, девицы и гэмблеры прибывали в Виону аккурат к зарплате, понимая, что в остальное время в этой дыре им делать нечего. Вот в эти-то блаженные дни или скорее ночи на лесопилке и происходила самая интересная и насыщенная событиями жизнь.

Поскольку выплаты производились еженедельно, гастролеры из Мемфиса приезжали в Виону каждую неделю. И таких вион, надо полагать, в окрестностях Мемфиса было пруд пруди… За ночь неленивая проститутка, по словам Скипа, могла заработать до пятидесяти долларов – почти полмесяца работы таких, как Скип! А гэмблер, состоявший в доле сразу с несколькими хаслинг, получал и того больше. Не удивительно, что матерый Вилл Крэбтри, который опекал проституток, аккомпанировал певицам да еще играл в азартные игры, казался Неемие настоящим королем. Ну а Крэбтри видел в молодом человеке из Бентонии достойного ученика и, когда садился за карточный стол, доверял ему фортепиано, так что Неемия всё чаще и чаще забавлял публику собственной игрой, совершенствуясь день ото дня. Но, развлекая клиентов, ему вовсе не хотелось становиться профессиональным музыкантом. Мечтания нашего героя были направлены в сторону игрального столика, за которым сидел могучий Крэбтри: "Ему-то вообще не надо было работать – женщины работали за него!"

Вскоре у Неемии появилась собственная хаслинг вумен – некая Мэри Митчелл (Mary Mitchell), – поэтому гнуть спину на лесопилке он больше не желал. В 1923 году они с Мэри переехали в город Джонсборо (Jonesboro, AR) и промышляли уже там, но их союз оказался очень непрочным и недолговременным. Из Джонсборо Неемия сбежал в Мемфис, где в одном из публичных домов на Норт Николс-стрит (North Nichols Street) он нанялся играть на пианино за доллар в час. Задачей Неемии было удерживать клиентов, и он с нею неплохо справлялся, обучившись заодно танцевальной музыке.

"Танцевали тогда “Shimmy-She-Wobble”, “the Dog Dance”, “Fall Off the Log”, “Fox Trot”, “Heel and Toe”… и “Roll the Belly”. Что только не танцевали! Я не шучу! Был такой танец как “Roll the Belly” (вращай животом – В.П.). Они прижимались друг к дружке и – о Боже мой! – крутились вот так, видите?" – вспоминал о тех днях Скип Джеймс…» (Стр. 156-158)

 

Вот какое важное место – эта самая Виона в восточном Арканзасе! А ведь если не знать всей этой истории, на Виону не стоило бы и взгляд бросить…

 

 

Hard times here everywhere you go…

Times is harder, than ever been before.

Well the people are drifting, from door to door,

Can’t find to heaven, I don’t care where they go.

 

Chorus: Oh, ho, uh, ah, ho.

Oh, ho, uh, ah, ho.

 

Let me tell you people, just before I go:

These hard times will kill you, this dry long so.

When you hear me singing my true lonesome song,

These hard times can last us so very long.

 

If I ever get off this killin’ floor,

I’ll never get down this low no more.

Lord, lord, lord, lord.

I’ll never get down this low no more.

 

If you say you had money, you better be sure,

’Cause these hard times will drive you from door to door.

Sing this song, and I ain’t gonna sing no more.

Sing this song, and I ain’t gonna sing no more.

 

Oh, ho, uh, ah, ho.

Hard times will drive you, from door to door.