38. Меридиан (Meridian, MS) – город Джимми Роджерса (Jimmie Rodgers)

Убеждение в том, что блюзы принадлежат к исконно черной музыкальной культуре Америки, настолько доминировало среди исследователей, что они совершенно игнорировали значение белых музыкантов в зарождении и развитии блюза. Когда же, к концу ХХ века, эта роль все же стала проглядываться и к белым музыкантам прошлого попытались обратиться некоторые музыковеды, было уже поздно: все значительные олд-таймеры, баладиры, сингеры и сонграйтеры к тому времени уже покинули этот свет. Музыкальный материал, ими записанный, сохранился, его переиздают, к нему увеличивается интерес, но сведений о самих музыкантах, обитавших на американском Юге в десятые, двадцатые и тридцатые годы, очень немного.

Назовем лишь некоторых фолк-музыкантов, коих можно причислить к блюзовым: Джимми Тарлтон (Jimmy Tarlton, 1892-1979), Том Дэрби (Tom Darby, 1891-1971), Чарли Пул (Charlie Pool, 1892-1931), Эрнест Стоунмен (Ernest V.Stoneman, 1893-1968), Райли Пакет (Riley Puckett, 1894-1946), Клэренс «Том» Эшли (Clarence “Tom” Ashley, 1895-1967), Джон Ди Фостер (John D.Foster, 1896-1984), Хенри Кэсл (Henry L.Castle), Фрэнк Хатчисон (Frank Hutchison, 1897-1945), Билл Кокс (Bill Cox, 1897-1968), Док Боггс (Dock Boggs, 1898-1971), «Хобо» Джек Тёрнер (“Hobo” Jack Turner), Сэм МакГи (Sam McGee, 1894-1975), Клиф Карлайл (Cliff Carlisle, 1904-1983), Боб Уиллс (Bob Wills, 1905-1975), Крис Бучиллон (Chris Bouchillon, 1893-1968), Джек Коули (Jack Cawley), Лэрри Хенсли (Larry Hensely), братья – Леон и Пол Коферы (Cofer Brothers), Остин и Ли Аллены (Allen Brothers), Элтон и Рэбон Делморы (Delmore Brothers), Дорси и Ховард Диксоны (Dixon Brothers)…

Были и бесчисленные стринг-бэнды вроде South Georgia Highballers, Carolina Tar Heels, Home Town Boys, Leake County Revelers, Carolina Twins…

А разве не блюзовые музыканты – Элвин Плэзэнт (ЭйПи) Картер (Alvin Pleasant Delaney Carter, 1891-1960), Сара Догерти (Sara Elizabeth Dougherty, 1898-1979) и Мейбил Эддингтон (Maybelle Addington, 1909-1978), составившие в двадцатых великий фолк-бэнд Carter Family?..

А как не добавить к ним музыкантов еще более старших – Фиддлин Джона Карсона (Fiddlin’ John Carson, 1868-1949) или Анкла Дэйва Мэйкона (Uncle Dave Macon, 1870-1952)?..

Записывали и издавали этих музыкантов самые знаменитые лейблы, тиражи их были для своего времени большими, а популярность – огромная. Песни их становились известными не только в белой, но и в черной среде, и те и другие с охотой их исполняли, так что уже вскоре нельзя было распознать, чья именно это песня и кто её исполняет. Путаница была такой, что, например, пластинка с «Chattanooga Blues» братьев Алленов вышла в серии race records, а некоторые песни черного стринг-бэнда Mississippi Sheiks попадали в каталоги белых олд-таймов… Было и влияние белых музыкантов на черных: чего стоят одни только йодли Джимми Роджерса, заимствованные черными блюзменами, обитавшими вокруг Джексона (Jackson, MS). Всё развивалось и дополнялось во взаимодействии музыкантов, как белых, так и черных, и не было между ними расовых преград…

Но если о черных музыкантах мы имеем обширную библиографию, которая из года в год пополняется, то о белых блюзовых сингерах исследований почти нет. И здесь мы можем отметить как очень важное событие выход в 2007 году книги Тони Расселла Country Music Originals: The Legends And The Lost. (New York: Oxford University Press). По сути, это первая энциклопедия белых фолк-музыкантов и стринг-бэндов довоенного времени. Кроме биографий, книга снабжена редкими фотографиями, ссылками на переиздания песен (playlist), она может служить лучшим ориентиром и отправной точкой к открытию целого пласта музыкальной культуры Америки.

И всё же были среди белых музыкантов и такие, чья слава никогда не меркла, а принадлежность к блюзу никем не оспаривалась. Прежде всего, это Джимми Роджерс (Jimmie Rodgers). Он даже представлен в Словаре Шелдона Хэрриса Blues Who’s Who: кажется, единственный белый из блюзовых музыкантов прошлого!..

О Джимми Роджерсе написаны многие статьи, воспоминания и очерки, он, по-видимому, первый кантри-музыкант, о котором написана книга – My Husband Jimmie Rodgers. Её автором, как видно из названия, является вдова Роджерса – Кэрри (Carrie Rodgers). А в 1979 году вышла и объемная биография Jimmie Rodgers: The Life And Times Of America’s Blue Yodeler, автор которой – Нолан Портерфилд (Nolan Porterfield). Отметим также, что почти весь музыкальный материал Роджерса многократно переиздан на виниле еще в пятидесятые и шестидесятые и в наши дни продолжает переиздаваться на CD. Словом, Джимми Роджерс – один из самых популярных американских сингеров довоенного времени, которого называют «отцом» хиллбилли…

Миссисипский Меридиан, фотографии которого мы представляем, законно считается городом Джимми Роджерса, потому что в пригороде Меридиана – Пайн Спрингс (Pine Springs) – он родился 8 сентября 1897 года; в самом Меридиане какое-то время жил в юности, добился там первого музыкального успеха, в Меридиане жили его родственники; наконец, к юго-востоку от центра города, на кладбище Oak Grove Cemetery, он похоронен рядом с другими Роджерсами. В Меридиане есть и музей Джимми Роджерса, который находится на улице, носящей его имя, – Jimmy Rodgers Drive, и там же, в Меридиане, ежегодно проводятся фестивали, посвященные великому белому блюзовому сингеру.

Вместе с тем известно, что Джимми Роджерс никогда на месте не сидел, в поисках новых песен и лучшей жизни колесил по всей Америке и лишь незадолго до своей преждевременной смерти в 1933 году приобрел дом в Техасе…

На жизнь Джимми и всей его семьи повлияло трагическое обстоятельство: в 1903 году, когда ему не исполнилось и шести, его мать, Элиза Роджерс, умерла от туберкулеза. Биограф Роджерса также не исключает, что она могла умереть при родах. Его отец – железнодорожный служащий Аарон Роджерс – теперь должен был в одиночку зарабатывать на жизнь – свою и трех оставшихся на нём детей. Поначалу он передал их родственникам, спустя год женился вновь, после чего забрал детей к себе. Но, как это бывает, мачеха не оказывала детям такой заботы, как мать…

Аарон бросил железную дорогу и попытался заняться фермерством. Попытка не удалась, он прогорел и, оставшись в долгах, вернулся на железную дорогу в Меридиан… Все эти семейные неудачи, разумеется, сказывались и на положении детей, младший из которых (Джимми) к одиннадцати годам уже многое пережил и многое познал, и, уж точно, ему было не до музыки. Вообще, начало его музыкальной карьеры кажется туманным, но оно проясняется одной лишь фразой самого Роджерса: «Я играл на гитаре по ночам, после дневного сбора хлопка, будучи еще ребенком» (Porterfield, p.21).

Это означает, что не только черных детей эксплуатировали на хлопковых, табачных и прочих плантациях, но и детей белых! Сказанное Роджерсом означает также и то, что игре на гитаре он выучился до одиннадцати и что его музыкальное воспитание и самый ранний репертуар сформированы не столько воскресной литургией, сколько песнями взрослых плантационных работников, среди которых, конечно, были и чёрные.

Примерно к такому же выводу приходит и его биограф: «Что бы ни являлось источником вдохновения и пробуждения его таланта, это произошло с ним рано, еще на ферме, задолго до того, как его начали привлекать танцы на железной дороге или распевающие блюзы обитатели депо. Джимми Роджерс, по-видимому, решил, очень рано и весьма определенно, что станет Артистом» (Porterfield, p.21-22).

В биографии сообщается, что юный Джимми стал участником конкурса, который проводился в меридианском театре Elite, и с песнями «Steamboat Bill» и «I Wonder Why Bill Bailey Don’t Come Home» завоевал первый приз!

Этот успех, во-первых, заставил Джимми поверить в себя; во-вторых, дал ему право выступать вместе с участниками популярного медицинского шоу, которое в те дни прибыло в Меридиан.

Напомню, что медицинское шоу – это перекочевавшее из-за океана старинное городское уличное действо, во время которого странствующий в кибитке доктор (шарлатан) предлагал публике купить у него разные целительные снадобья. С развитием настоящей медицины репутация этих докторов дошла до того, что само слово шарлатан стало нарицательным. Так вот, для пущего ажиотажа, вместе с доктором обычно странствовали и артисты, которые песнями и плясками завлекавшие горожан. Постепенно такие артисты стали даже более важными персонажами этих шоу, чем сами доктора, потому что именно на них-то в основном и валила публика. На американском Юге медицинские шоу предназначались как для чёрных, так и для белых, и временами в них выступали артисты обеих рас: участие в таковом юного Джимми Роджерса – тому подтверждение. Отметим также, что медицинские шоу сыграли огромную роль в распространении блюзов по всему американскому Югу, потому что, примерно с десятых годов, участвовавшие в них сонгстеры стали исполнять вошедшие в моду блюзы, а затем в медицинских шоу стали принимать участие и великие блюзмены Дельты…

Так вот, когда шоу завершило свою миссию в Меридиане и его участники, свернув шапито, отправились дальше, с ними уехал и юный Джимми… Так начались его странствия по дорогам Америки, и с этого началась его музыкальная карьера.

Фрэнсис Дэвис в своей The History Of The Blues подтверждает, что Роджерс начинал карьеру с медицинских шоу, и, что важно, уточняет – как и с кем именно: «Порой он выступал с вычерненным лицом, часто в паре с Фрэнком Стоуксом, чёрным мемфисским сонгстером (и профессиональным кузнецом), у которого, как предполагается, он выучился значительной части своего репертуара» (Davis, Francis. The History Of The Blues: The Roots, The Music, The People. Cambridge: Da Capo Press, 2003, p.88).

Вот так – «выучился значительной части своего репертуара» – ни больше ни меньше! Между тем в упомянутой выше книге Портерфилда великий мемфисский блюзмен и сонгстер Фрэнк Стоукс (Frank Stokes, 1888-1955) даже не упоминается, да и об участии Роджерса в медицинских шоу его биограф пишет мимоходом. Странно, ведь это важнейшая веха в жизни самого знаменитого из всех белых блюзовых сингеров. Кстати, известно, что и йодли самогó Роджерса нравились некоторым черным музыкантам, например Томми Джонсону (Tommy Johnson) или Мэй Главер (Mae Glover), которые «вкрапляли» их в свои блюзы… С учетом того, что Томми Джонсон имел огромное влияние на блюзовую сцену Джексона, можно говорить и о влиянии на эту сцену Джимми Роджерса. Исследование связей Роджерса с черными блюзовыми музыкантами является очень важной и интересной темой, и мы ее, так или иначе, касаемся во всех трех томах «Пришествие блюза»…

С 1911 (или 1912) по 1927 годы Джимми Роджерс колесил по Америке, работая на железной дороге, и одновременно познавал музыкальную культуру самых разных сословий: черные блюзы и спиричуэлсы, богатый и своеобразный фольклор хобо, песни и баллады железнодорожных рабочих, музыкальную культуру Аппалачей и многое-многое другое, чем была наполнена Америка от Техаса до обеих Каролин и далее… С 1927 года, однако, у Роджерса стала прогрессировать болезнь – туберкулез, который в конце концов и свел его в могилу… Он уволился с железной дороги и осел в Эшвилле (Asheville, NC), одном из признанных центров музыкальной культуры Аппалачей, и всецело занялся своим любимым делом. Роджерс создал бэнд, стал выступать на местном радио, часто выступал на карнавалах и прочих музыкальных мероприятиях, но в то время он уже хорошо осознавал роль и значение грамзаписи… И тут с ним произошло самое главное событие в жизни…

Согласно легенде, из Эшвилла Джимми Роджерс отправился в родной штат Миссисипи, в столичный Джексон, прямиком на Фэриш-стрит, в магазин к Хенри Спиру (Henry Speir), чтобы тот его прослушал и рекомендовал к записи на каком-нибудь значительном лейбле. Великий Хенри Спир, которого справедливо называют отцом миссисипского блюза, прослушал белого сингера из Меридиана, но в рекомендации отказал… И вроде бы даже посоветовал Роджерсу ехать домой… Считается, что это самая большая ошибка Хенри Спира в его долгой и чрезвычайно продуктивной жизни.

Между тем Джимми Роджерс отправился прямиком в Аппалачи, на плато Камберленд, к самой границе штатов Теннесси и Вирджинии, в далекий Бристол (Bristol, TN), где летом 1927 года спировский конкурент Ральф Пир (Ralph Peer), работавший в то время для Victor Talking Machine Company, творил новую историю…

С 25 июля по 5 августа он записывал белых фолк-музыкантов, представлявших традиционную культуру Аппалачей. Во вторник 4 августа, в предпоследний день сессии, дождавшись своей очереди, в его студии оказался высокий худощавый сингер, который исполнил под гитарный аккомпанемент две песни «The Soldier's Sweetheart» и «Sleep, Baby, Sleep». То был Джимми Роджерс! Четвертое августа стал считаться днем рождения музыки кантри, а Бристол с тех пор именуется её родиной…

Меньше шести лет прожил после этого Джимми Роджерс, но, с учетом первой бристольской, он успел провести для все того же Victor семнадцать звукозаписывающих сессий! Это более полусотни пластинок со ста десятью песнями, каждая из которых представляет золотой фонд американской фолк-музыки. Он и умер-то на следующий день после окончания очередной сессии, проходившей в Нью-Йорке. Это случилось рано утром 26 мая 1933 года в одном из номеров нью-йоркского отеля на Манхэттене… Спустя день тело Роджерса погрузили в железнодорожный вагон и повезли в его родной Меридиан. То было последнее путешествие сингера, прежде чем он был похоронен на Oak Grove Cemetery.

Что ж, рано, очень рано ушел из этого мира великий белый блюзовый сингер Джимми Роджерс. Но он многое нам оставил, а главное – свои песни, которые мир всегда будет с благодарностью петь.