43. Могила Гас Кэннона (Gus Cannon) у хайвей 51 близ Несбита (Nesbit, MS)

Если вы выедете из Мемфиса в сторону штата Миссисипи по бульвару Элвиса Пресли, вскоре после Грэйсленда (Graceland), с толпами экзальтированных туристов разного пола и возраста, вы окажетесь на старой хайвей 51, которая приведет в Десóто-каунти – сельский район, тесно связанный со многими великими блюзовыми музыкантами. Примерно в десяти милях от Мемфиса, справа по ходу, у церкви Oak Grove Missionary Baptist Church, следует обязательно остановиться: здесь, на старом кладбище, покоится старейший мемфисский музыкант Гас Кэннон (Gus Cannon). На его надмогильном камне начертано, что он композитор, сонгстер и пионер джаг-бэндов. Отмечено также, что Гас – гордость Мемфиса (Pride of Memphis)… А мы добавим к этим справедливым оценкам и то, что Гас Кэннон был потрясающим вокалистом и классным универсальным инструменталистом: играл на банджо, фиддле, гитаре и пианино, когда было надо, то играл и на казу, и на джаге (кувшине) да еще художественно свистел! Словом, настоящий бэнд-лидер! И конечно, он был великим блюзменом, а гордостью являлся не только Мемфиса, с которым был тесно связан в продолжение всей своей долгой жизни, но и штата Миссисипи, в котором он родился, вырос и где стал музыкантом…

Хотя на памятнике начертано, что родился Гас Кэннон в 1874 году, это неправда. Музыкант родился 12 сентября 1983 года (впрочем, споры о точной дате его рождения продолжаются) на плантации Henderson Newell’s plantation, находившейся когда-то на севере городка Рэд Бэнкс (Red Banks, MS), в многодетной (девять детей!) семье шеаркропперов Джона и Эллен Кэннон. По воспоминаниям Гаса, его отец еще застал рабство и фамилию Кэннон получил от своего хозяина. Родители Гаса не были музыкантами, тем не менее детство Гаса Кэннона сопровождалось песнями, которые пели плантационные работники, в основном под аккомпанемент банджо и фиддла.

В семье Гас был младшим из множества братьев, и именно им он обязан своим первым музыкальным опытом. Когда Гасу исполнилось двенадцать, один из старших братьев забрал его в Дельту, на хлопковую плантацию южнее Кларксдейла, близ селения Дублин (Dublin). Там-то будущий великий сингер и стал музыкантом, смастерив свой первый инструмент: он прикрепил гриф от гитары к сковороде, в которой мать когда-то выпекала бисквиты, а затем обтянул эту сковороду кожей енота. Получился своеобразный банджо, и можно только догадываться, каким был у него звук… Ну а первой песней, которую разучил Гас, была простенькая сельская песня со словами Old John Booker you call that gone… Аккомпанируя, Гас поначалу просто бренчал, но уже вскоре выучился фингерпикингу и даже запомнил имя своего учителя: некий Бад Джексон (Bud Jackson) из Алабамы.

Конечно, банджо, песни, танцы… все это для Гаса, как и для его братьев, было лишь отдыхом после непосильного труда на плантации. Но Гас уже тогда решил, что станет музыкантом.

«Меня растили в Миссисипи… но веревочка оборвалась… Я так и не добрался до школы. У меня была собственная школа – на хлопковой плантации», – вспоминал восьмидесятивосьмилетний музыкант.

Уже с 1898 года Гас Кэннон зарабатывал исполнением песен и игрой на банджо. Поначалу он выступал в железнодорожных и строительных лагерях, на лесопилках, потом на вечеринках вокруг Кларксдейла, затем участвовал во множестве медицинских шоу, с которыми исколесил весь Юг и выбирался даже на Север. Еще в 1913 году сформировал свой первый джаг-бэнд и с ним выступал на вечеринках и танцах…

В Словаре Шелдона Хэрриса Blues’ Who’s Who приводится информация о том, что еще в самом начале века в Белзони (Belzoni, MS) Гас Кэннон, возможно, записал соло на банджо для лейбла Victor (cylinder) или Columbia (disc)… Бенгт Олссон (Bengt Olsson), специалист по мемфисской блюзовой сцене и автор биографии Гаса Кэннона (она опубликована в качестве буклета к двойному альбому переизданий Кэннона на лейбле Herwin), также сообщает об этой возможной записи со ссылкой на самого Гас Кэннона. Хотя подтверждений этому Олссон не нашел, он допускает, что таковая могла быть сделана каким-нибудь полевым исследователем, что, впрочем, маловероятно.

Я также не нашел этому подтверждений, но и без того – Гаса Кэннона, получившего также прозвище Банджо Джо (Banjo Joe), записывали множество раз на race records такие лейблы как Paramount, Victor, Brunswick. Записи эти составляют золотой фонд кантри-блюза, и, с тех пор как были сделаны, они многократно переиздавались. Наибольшей популярностью из этих записей, сделанных в 1927-1930 годах, пользовались пластинки с Gus Cannon’s Jug Stompers, записанные в Мемфисе во время выездных сессий Victor

Но записи на грампластинки – всего лишь эпизод, пусть и очень важный, в жизни Гаса Кэннона. Главным оставались бесчисленные выступления, обеспечившие ему огромный авторитет и славу как среди коллег-музыкантов, так и среди любителей музыки, в том числе и в России, где у Гас Кэннона тоже имеются поклонники, а на сайте old-blues.ru/gc размещена статья с его краткой биографией, дискографией и библиографией.

Ну а мы, глядя на фотографии 2007 и 2011 годов, можем перенестись на старое кладбище у хайвей номер 51, чтобы отдать дань памяти старейшему музыканту блюзовой сцены Мемфиса.

 


                                    «Viola Lee Blues»

 

The judge he pleaded, clerk he wrote it down…

Clerk he wrote it down indeedy…

The judge he pleaded, clerk he wrote it down,

If you get jail sentence, you must be Nashville bound…

Some got six months, some got a solid…

Some got one solid year indeedy.

Some got six months, some got one solid year,

 

But me & my buddy got lifetime here…

I wrote a letter, mailed it in the…

Mailed it in the air indeed, Lord…

I wrote a letter, I mailed it in the air,

You may know by that I have a friend somewhere.