53. Гринвуд, Миссисипи (Greenwood, MS), и его черный квартал Баптист Таун, где умер Роберт Джонсон (Robert Johnson)

Гринвуд (Greenwood, MS) — крупнейший город Лефлор-каунти (Leflore County), в свое время важный транспортный узел, соединявший торговые артерии штата Миссисипи: сюда свозили хлопчатник со всех северных и окрестных каунти, затем грузили его в вагоны, после чего непомерно длинные составы везли его дальше на юг, в порты Нового Орлеана, и уже оттуда знаменитый миссисипский хлопок растекался по всему миру, включая Россию. Для обслуживания этого транспортного узла всегда требовались грубые рабочие руки, и потому в Гринвуде всегда находилась работа, за которую платили. Это обстоятельство привлекало в город черных работников со всего Юга. Кроме того, западнее Гринвуда, сразу за чертой города, начинается Дельта с её многочисленными хлопковыми и кукурузными плантациями, в свое время обрабатываемыми десятками тысяч работников, в основном черными, жившими прямо на плантациях или в небольших селениях вокруг.

В самом Гринвуде для проживания чёрного населения еще в начале XIX века был создан квартал, названный Baptist Town — Город Иоанна Крестителя. С центром города и его так называемой респектабельной частью, где проживали белые, Баптист Таун разделяло и разделяет железнодорожное полотно. В свое время черным переходить за него не позволялось, а белым показываться в Баптист Тауне не приходило в голову. И сейчас, если вы вознамеритесь там побывать, белые будут вас отговаривать от этой затеи как очень опасной...

Баптист Таун, как и весь Гринвуд, не может похвастать обилием родившихся здесь блюзовых музыкантов. Из великих, пожалуй, один только Фурри Льюис (Walter “Furry” Lewis), да и он, прожив там первые годы, уехал с родителями в Мемфис и прославился уже там. Зато в Баптист Таун наведывались, и даже какое-то время жили в нём, многие. Часто сюда приезжал Миссисипи Джон Хёрт (Mississippi John Hurt), проживавший неподалеку, в Авалоне, а затем на холмах в Вэлли. Историки блюза отмечают, что в двадцатые и тридцатые здесь жили ветеран кантри-блюза и будущий реверенд Рубин Лэйси (Rev. Reubin “Rubin” Lacy), а также блюзовые сингеры из Язу-Сити — Томми МакКленнан (Tommy McClennan) и Роберт Питвей (Robert Petway). Сохранились предания и о том, как на Джонсон-стрит, у железной дороги, пели блюзы два приятеля — Сонни Бой Вильямсон Второй (Sonny Boy Williamson II) и Элмор Джеймс (Elmore James)... Все они приезжали в Баптист Таун, чтобы поиграть для его обитателей. Отсюда же они выбирались и на ближайшие к Гринвуду плантации, где проживало множество работников.

Но особенную славу Баптист Таун приобрел в связи со смертью здесь в августе 1938 года двадцатисемилетнего Роберта Джонсона (Robert Johnson)... Когда это случилось, никто этой смерти не заметил, как не замечали особенно и живого Роберта Джонсона, в числе других музыкантов-гастролеров зарабатывавшего исполнением блюзов на окрестных плантациях. Но в начале шестидесятых, после переиздания блюзов Джонсона на Columbia Records, к нему стали проявлять интерес популярные рок-музыканты вроде Эрика Клэптона. Это благодаря им и их ковер-версиям, к Джонсону проявился поистине всемирный интерес. В Гринвуд зачастили музыканты, исследователи, просто поклонники блюзмена... О трагически погибшем сингере сняли документальные фильмы, написали несколько книг, в Гринвуде организовали музей его имени, в котором собраны уникальные материалы как о самом Джонсоне, так и вообще по истории блюза. Словом, Роберт Джонсон стал не просто легендой, но своеобразным брендом, который не стесняются использовать...

Точная причина смерти Джонсона не установлена. По легенде, музыканта отравили во время очередной вечеринки в джуке (днем это был магазин) под названием Three Forks, находящемся к западу от Гринвуда, на пересечении хайвея 82 с дорогой 49E. Вроде бы Джонсон выпил виски, в который подсыпали яд. В отравлении подозревался владелец джук-джойнта, посчитавший, что Джонсон завязал роман с его женой... В сороковые годы торнадо разрушил этот плантационный магазин, и впоследствии на его месте построили церковь, вокруг которой выросло кладбище. Сама дорога тоже меняла конфигурацию, менялось и русло протекающей рядом реки Таллахатчи, так что даже молодой приятель Джонсона — Дэвид «Ханибой» Эдвардс (David «Honeyboy» Edwards) смог установить только приблизительное местонахождение бывшего магазина Three Forks.

История смерти Роберта Джонсона — темная, имеющая не одну версию, и, по-видимому, она уже никогда не будет раскрыта до конца... Известно, что музыкант арендовал комнату в доме на углу Young Street и Pelican Avenue: именно этот адрес указал Дэвид «Ханибой», который вроде бы находился рядом с Джонсоном в последний вечер. Дом этот уже давно снесли, и на его месте образовался небольшой пустырь, заросший бурьяном. Но местные активисты постарались хоть как-то обозначить историческое место, куда со всего света приезжают туристы. Вроде бы сохранилась даже ступенька от того самого дома, в котором умер отравленный музыкант: для пущей убедительности, что речь идет о злодействе, ступеньку полили красной краской...

Между тем исследователи считают, что Роберт Джонсон умер в другом месте. Да, сразу после сильнейшего отравления его привезли в Баптист Таун, в тот самый дом, где он снимал комнату. Одновременно с отравлением у него начала развиваться пневмония, и для круглосуточного ухода его перевезли на плантацию Star Of The West, в дом некоего Таш-Хога (Tush-Hog), видимо лекаря. Там-то Роберт Джонсон и умер во вторник 16 августа 1938. В свидетельстве о смерти написали, что Джонсон скончался от сифилиса — такая идея, вероятно, была выдвинута владельцем плантации, неким Лютером Вейдом (Luther Wade). По его же распоряжению Роберт Джонсон был спешно похоронен на следующий день, без почестей и церемоний, после чего его напрочь забыли...

Когда же любители блюзов опомнились и стали собирать имеющиеся крохи памяти, выяснилось, что у Роберта Джонсона имеются как минимум три могилы! И на каждую из них собрана исчерпывающая «доказательная база»...

Но всё же считается, что наиболее подлинной является ближайшая к Гринвуду могила, расположенная у большого старого дерева на кладбище у Little Zion Missionary Baptist Church, к северо-востоку от Гринвуда, возле Money Road. На это место указала единственная свидетельница, бывшая на похоронах Джонсона, — Розетта Эскридж (Rosetta Eskridge). Её муж — Том Эскридж — рыл могилу, а она приносила ему воды в тот жаркий августовский день. Несколько лет назад Розетта скончалась в весьма преклонном возрасте...

 

 

Вторая предполагаемая могила (она также представлена на фотографиях) находится у Payne Chapel M.B. Church, неподалеку от Итта Бины (Itta Bena, MS). В свое время памятник был установлен фирмой грамзаписи Columbia.

Третья могила Джонсона находится чуть подальше, к югу от Гринвуда, рядом с Морган-Сити (Morgan City, MS), у Mount Zion M.B. Church: там тоже имеется надгробный камень, и мы его добросовестно фотографировали, но я никак не найду этих снимков...

Туристы, как водится, на всякий случай посещают все три захоронения... А пасторы (местные батюшки) жалуются, что они оставляют мусор, бутылки из-под ликера, банки из-под пива, хулиганят, безобразничают... Словом, такие же нехристи, как и сам Роберт Джонсон. Что ж, так происходит всюду в мире!

Представленные фотографии сделаны в 2006 году, во время нашего самого первого пребывания в Гринвуде. А как там сейчас — не знаю, но не думаю, чтобы что-то сильно изменилось, разве что резвые гринвудские детишки подросли.