57. Новый Орлеан (New Orleans, LA). Part 1. Прогулка к дому Кида Ори (Kid Ory)

 Поскольку главные герои моих книг о блюзе – сельские сингеры американского Юга, то основную часть своего пребывания в Америке я провожу в глухих селениях и небольших городках. В крупные города заглядываю, в основном чтобы поискать там книги или старые пластинки, и, признаюсь, туда не особенно тянет... Исключение составляет только Новый Орлеан, куда хочется всегда. Почему это происходит? Не знаю... Может, оттого, что прошлая жизнь ещё не полностью оттуда вытеснена, хотя и в Новом Орлеане многое обновилось, а исторические места вроде знаменитого Французского квартала стали декоративными, рассчитанными главным образом на туристов...

О Новом Орлеане написано много книг, и бóльшая их часть так или иначе связана с историей возникновения здесь джаза. Разумеется, и без джаза история города интересна и привлекательна, но зарождение здесь джаза придает Новому Орлеану особый статус. Этот город является священным для каждого, кто любит джаз, и тот, кто хочет соприкоснуться с его историей, непременно должен там побывать, чтобы подышать особенным воздухом, породившим одно из чудес ХХ века. Уверяю, первое же знакомство с Новым Орлеаном убедит, что джаз не мог возникнуть ни в одном другом городе... Но ведь джаз не только родился в Новом Орлеане: благодаря рэгтайму он здесь развился, привлёк к себе массу талантливых молодых людей, затем оплодотворился пришедшим из Миссисипи блюзом, после чего вырвался с Юга, захватив в течение десятилетия северные мегаполисы, а затем и весь мир...

В фотоочерках о Новом Орлеане, которые я условно назвал «Прогулками», представлены фотографии, сделанные мною и Светланой Брезицкой во время нашего пребывания в Новом Орлеане в 2007–2015 годах.

Первую такую «прогулку» я предлагаю совершить к дому, где в своё время проживал старейший тромбонист и бэнд-лидер Эдвард «Кид» Ори (Edward "Kid" Ory, 1886–1973)... Вот отрывки из воспоминаний самого Кида Ори:

 

«Моим первым инструментом было примитивное банджо, которое я сделал сам из коробки из-под сигар. Когда мне было немногим больше десяти лет, отец купил мне настоящее банджо в Новом Орлеане. Мы обычно ходили с ребятами на мост и там упражнялись. В тринадцать лет я организовал свой оркестр. Мы жили тогда в Лапласе (La Place), в двадцати милях от Нового Орлеана...

Мы приезжали в Новый Орлеан в конце недели, чтобы послушать различные оркестры, которые играли в парках. Я хотел услышать там мелодии, чтобы мы потом тоже могли их играть. В крайнем случае мы брали две мелодии и делали из них одну, – если не могли запомнить целиком. Я слышал там Бадди Болдена (Buddy Bolden, 1877–1931), а также Эдварда Клима (Edward Clem, 1865–1924), у которого в оркестре было четыре или пять человек. Он играл, как и Болден, но часто уезжал на экскурсии. Мне приходилось бывать на железнодорожной станции, и я иногда видел его там в проходящем мимо поезде.

Единственный раз я лично разговаривал с Болденом, когда приехал в Новый Орлеан в гости к своей сестре. Я только что пришел из музыкального магазина, где купил себе новый тромбон, и решил его попробовать. В это время Болден шёл по тротуару и, услышав мою игру, постучал в дверь. Когда я открыл, он сказал мне: "Привет, паренек, это ты здесь дуешь?" Я ответил: "Только что купил себе новый инструмент и теперь пробую его". Он сказал: "Это хорошо. Мне как раз нужен тромбонист. Не желаешь ли прийти и поиграть со мной?" Я сказал, что сначала должен спросить разрешения у своей сестры, но он сделал это сам, и сестра ответила, что я еще слишком молод, и, кроме того, мне надо возвращаться домой. Тогда мне было только четырнадцать лет, и лишь спустя год я окончательно переехал в Новый Орлеан"». (Нэт Шапиро и Нэт Хентофф. Послушай, что я тебе расскажу. Джазмены об истории джаза. Пер. с англ. Ю.Верменич. –М.: Синкопа. 2000. С.35–36.)

 

Вот у дома какого музыканта мы побываем во время нашей первой «прогулки»!

Но прежде чем это произойдет, несколько слов вот о чём...

Все представленные в этой серии фотографии сделаны в сентябре 2007 года, когда Новый Орлеан ещё хранил следы страшного урагана «Катрина», обрушившегося на город в конце августа 2005 года. Об этом событии, навсегда вошедшем в историю Нового Орлеана, сказано и написано много. Но одно дело прочитать, другое – увидеть последствия своими глазами. И признаюсь, даже спустя два года после «Катрины» увиденное потрясало. Катастрофа была не только природной, но и социальной, и экономической, и политической... словом – всеобъемлющей!

Главная причина природного бедствия состояла в том, что сильнейший ураган, надвинувшийся с юго-востока, принес с собою огромную массу воды из Мексиканского залива и буквально вбросил её в озеро Пончартрейн (Lake Pontchartrain), находящееся как бы «за спиной», в тылу, у Нового Орлеана... Гигантские потоки воды, занесенные в озеро, попросту выплеснулись из озера и залили всю северо-восточную часть города, в последние десятилетия отстроенную и густо населённую разбогатевшими жителями. Пончартрейн только на карте небольшое. На самом деле оно – гигантское! С одного берега не виден другой! Но не в этом состояла беда, а в том, что новые жилые районы, построенные на месте осушаемых болот, находятся ниже уровня этого озера, и это, по мнению экспертов, является, не просто ошибкой строительных фирм, а откровенным их преступлением, так как делает жителей этих районов потенциальными жертвами будущих стихий.

Да, у озера имеются каналы для отвода воды, подобно тому как в каждой домашней ванне есть отверстия для стока лишней воды, чтобы не было элементарного переливания. Но величина этих каналов, в сравнении с масштабом самого озера, а тем более с масштабом случившейся стихии, – смехотворна: потоки воды перелились из озера, не заметив всех этих каналов, и затопили город с севера... На нескольких снимках видны и эти каналы, и то, что Пончартрейн буквально подступает к железной дороге, находясь с нею почти на одном уровне, в то время как с другой стороны железнодорожного вала горизонт земли с жилым массивом расположен гораздо ниже озера... Это-то и есть роковая ошибка застройщиков. Мне рассказывали, что строительные фирмы были предупреждены, – но кто же в Америке может диктовать бизнесу?

В результате огромная, совершенно новая процветающая жилая инфраструктура, расположенная в восточной части города, по сути, прекратила своё существование. Уцелевшие жители попросту покинули свои дома и вряд ли сюда вернутся. Из более чем полмиллиона жителей, на сентябрь 2007 года в городе оставалось не больше двухсот тысяч... И хотя эта цифра теперь возросла еще на сто тысяч, надо помнить, что во время буйства стихии погибли более полутора тысяч новоорлеанцев! Их-то уже не вернёшь!..

Теперь, по прошествии времени, можно сказать, что великий город выстоял. Люди постепенно пришли в себя. Какие-то выводы сделали городские службы... Будем надеяться, что подобной трагедии в Новом Орлеане больше не случится.