84. На родине Гертруды «Ма» Рэйни (Gertrude "Ma" Rainey). Part 3. Роум, Джорджия (Rome, GA), и могила Рэйни в Коламбусе (Columbus, GA)

 

В Свидетельстве о смерти (Certificate of Death), копия которого размещена на стенде в Доме-музее блюзвумен, сообщается, что Гертруда «Ма» Рэйни умерла от ишемической болезни сердца (coronary heart disease) 22 декабря 1939 года в городском госпитале своего родного Коламбуса. Однако в большинстве биографических статей указано, что Мадам Рэйни скончалась в городе Роум (Rome, Georgia), находящемся на северо-западе штата Джорджия, где она владела сразу двумя некогда популярными театрами ― The Lyric и The Airdrome.

Обратим внимание на старые фотографии из иллюстрированной истории Роума и Флойд-каунти (Rome & Floyd County, 1834-1984), относящиеся к началу века. На них мы видим сразу несколько оркестров с исключительно белыми музыкантами. Вместе с тем в уличной толпе, а также среди работников магазинов на центральной улице можно разглядеть находящихся рядом белых и черных горожан, включая женщин, причем выглядят они вполне достойно, будто и нет никакой расовой сегрегации. Следует также уточнить, что оба театра, которыми руководила «Ма» Рэйни, находились на центральных улицах города, а не в чёрной секции Роума…

Во время посещения этого города нам очень повезло, так как мы совершенно нечаянно познакомились с миссис Вирджинией МакЧесни (Virginia McChesney), известной в Роуме театральной деятельницей. Она-то и подсказала нам адреса, по которым некогда находились оба театра «Ма» Рэйни. The Airdrome стоял на пересечении West 1st Street и East 3rd Avenue: этого здания уже нет. А The Lyric располагался по адресу 319 Broad Street: это здание до сих пор стоит и функционирует…

По всей видимости, напряженная работа, связанная с управлением сразу тремя театрами (The Liberty Theatre, напомню, находился в Коламбусе), а также с постоянными перемещениями между двумя городами, сказалась на здоровье пятидесятидвухлетней блюзвумен, которая, как известно, имела довольно пышные формы и была настоящей Big Mama.

Обратим внимание и на то, что в Свидетельстве, которое заполнялось со слов Томаса Приджитта (Thomas Pridgett, Jr), датой рождения Гертруды значится 20 ноября 1892 года, что не соответствует действительности, и старший брат блюзвумен об этом знал лучше других. Зачем он изменил дату рождения своей сестры (она родилась 26 апреля 1896 года), заодно «накинув» ей сразу четыре года, ― неясно. Как не понятно и то, почему в графе об основных занятиях «Ма» (usual occupation) Томас указал, будто она заурядная домохозяйка (housekeeping). Может, дьякон Friendship Baptist Church стеснялся своей блюзовой сестры перед лицом строгой и благочестивой конгрегации? Так ведь сама Гертруда, после того как вернулась в Коламбус в 1935 году, была активной прихожанкой этой самой церкви, пела в хоре и участвовала в различных благотворительных акциях, о чем всем в округе было хорошо известно. В Доме-музее «Ма» Рэйни полагают, что брат попросту завидовал славе сестры и постарался таким способом умалить её величие. Кто знает, может, оно так и было, ― да только может ли хоть что-нибудь принизить нашу великую блюзвумен?..

27 декабря 1939 года, спустя пять дней после смерти, Гертруда «Ма» Рэйни была похоронена на Porterdale Cemetery рядом с ее матерью и младшим братом. Как проходило отпевание Рэйни и какими были похороны ― мне неизвестно: в двух книгах о блюзвумен об этом ничего не сообщается, но можно догадаться, что хоронило её всё черное население Коламбуса, и не только чёрное, потому что почитатели бессмертного таланта «Ма» Рэйни были и среди белых… Были и остаются, и непременно появятся новые, как появились мы, родившиеся спустя десятилетия после её ухода, и как появятся те, кто родится спустя десятилетия после ухода нашего. И так будет, покуда существует на этом свете блюз, тот самый, которому так верно и преданно служила Гертруда «Ма» Рэйни, однажды услыхав его в далеком 1902 году от безвестной темнокожей девушки…

 

 

Мой милый пришёл домой сегодня

                        пьяный в стельку.

Папочка мой явился сегодня

                        пьяный в стельку.

Давно я заметила, как он сильно ко мне

                        переменился.

 

Он и раньше поздно возвращался, а теперь

                        не ночует вовсе.

Раньше поздно домой приходил, а теперь

                        и вовсе не ночует. (Я не шучу!)

Знаю хорошо, в моей конюшне уж бьёт копытом

                        другой ретивый конь.

 

Раз  не нравится тебе мой океан, не рыбачь

                        в моём море.

Не нравится мой океан – нечего в море моём

                        рыбку ловить.

Держись подальше от моей долины,

                        оставь мою гору в покое.

 

Не было у меня любовника, один Господь знает

                        с какой поры.

Не занималась любовью я, один Господь знает

                        сколько.

Потому всё цацкаюсь с этими дурными,

                        легкомысленными типами.

 

Ты не станешь тосковать по солнышку,

                        пока дождь не польёт.

Солнца, его ведь не хочется, пока дождик

                        не прольётся.

О прежнем своём вспоминать начинаешь,

                                                       когда другой уже рядом.