Возрождение среднего класса

(Андрей Васильев и Максим Кранс) 

 

VIP. Международный журнал о лидерах

и для лидеров. – 1991. №5. –С.36-38.

  

«Если мы будем ждать освободителей и героев, то никогда не станем свободными». Эти слова Валерия Писигина, наверное, лучше всего характеризуют жизненную позицию молодого политика из Набережных Челнов. В прошлом – слесарь КамАЗа, заочно окончил исторический факультет Казанского университета. Его официальные должности: президент Межрегиональной кооперативной федерации (МКФ), сопредседатель Фонда имени Николая Бухарина, главный редактор «Провинциального еженедельника "Континент"». Пользуется авторитетом как политический деятель и теоретик, отстаивающий интересы возрождающегося в Советском Союзе среднего класса.

 

 

Набережные Челны. Этот город, ставший воплощением идей «развитого социализма», с одной стороны, прославился в последние годы на всю страну бандами люмпенизированной молодежи, избравшей в качестве руководства к действию замечательный уравнительный лозунг «Грабь награбленное!», с другой же – мощным движением кооператоров, людей, отрицавших господствовавший десятилетиями принцип уравниловки.

 

 

Диссидентствующий пролетариат

 

Возможно, при другом повороте судьбы ненависть, которую Валерий Писигин испытывал с юношеских лет к бесчеловечной «социалистической» системе, привела бы его в среду «уравнителей» с кастетами. К счастью, разум у него всегда превалировал над эмоциями.

– Почти полжизни я проработал на заводах и стройках и неплохо знаю изнанку жизни, – говорит он. – Это и породило во мне активное неприятие нашего тоталитарного государства. Я понимал, что одной ненависти недостаточно, но как «уничтожить эту гадину», тогда еще не знал. Путь был найден значительно позже…

Наверное, понимание сущности советской модели, первые подходы к реформаторским идеям возникли во время диспутов в городском политклубе, объединившем в 1982 году молодых рабочих КамАЗа и часть комсомольских лидеров Набережных Челнов. В подобных клубах и кружках, существовавших в каждом городе, на каждом предприятии, из года в год по утвержденным на Старой площади программам штудировались хрестоматийные работы классиков марксизма-ленинизма, документы очередных партийных съездов, передовые статьи из «Правды». Здесь, в этой «цитадели рабочего класса», в острых дискуссиях фрондирующая молодежь пыталась найти свои ответы на жизненно важные вопросы, дать независимую оценку поступкам и идеалам общества, строящего коммунизм.

Скорее всего, деятельность этого политклуба и его президента Валерия Писигина закончилась бы весьма печально, если бы не либеральная весна 85-го. Этот переломный в истории страны год считают для себя точкой отсчета многие партии и общественные организации. Но в отличие от них  реформаторы из Набережных Челнов имели костяк будущего движения, свою «школу Лонжюмо», через которую прошли сотни, если не тысячи молодых людей.

С 1987 года политклуб носит имя Николая Бухарина. Выбор этот неслучаен, ибо идеи Бухарина были созвучны политическим концепциям челнинских мечтателей. Тогда они еще не ставили под сомнение правомерность социалистического выбора. Им были близки мысли этого политического деятеля о том, что магистральный путь партии и общества – политика гражданского мира и неукоснительное ее соблюдение, что от потрясений и насилия не выигрывает никто и что вопросы власти неразрывно связаны с вопросами собственности, владение которой и определяет, у кого в руках «командные высоты» в стране.

«Мы должны нашу борьбу экономизировать, пропитать её духом хозяйственного строительства», – писал Бухарин в одной из своих работ. Эта борьба виделась ему через развитие кооперации в самых разных отраслях, в становлении предпринимательства, в сети коммерческих банков, в укреплении индивидуальных хозяйств.

– Многие знают о бухаринском лозунге «Обогащайтесь!», но марксистско-ленинские талмудисты всегда вырывали его из контекста, – замечает Писигин. – Полностью же знаменитая фраза выглядит так: «Всему крестьянству, всем его слоям мы должны сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство. Только идиоты могут считать, что у нас всегда должна быть нищета». Ведь речь шла не о тривиальном накопительстве, а об индивидуальном капитале каждого человека, который должен приобрести статус свободного производителя. То есть он имел в виду суверенизацию личности, что куда важнее любых региональных суверенитетов. Модная ныне тенденция к децентрализации власти под лозунгом «Больше ответственности на места!» декларирует самостоятельность фабрик, заводов, целых отраслей и регионов, но не людей и коллективов, работающих там, – продолжает Валерий, как бы перекидывая мостик от времени нэпа к нашим дням. – Фактически это передача властных функций (но не самой власти) административному аппарату. И какая польза рабочему, что самостоятельным стал КамАЗ, или ВАЗ, или фабрика имени лейтенанта Шмидта? Сам-то он самостоятельным не стал. А это значит, что опять забыты интересы «среднего человека». И пока мы не заинтересуем его, ни о каких экономических успехах и демократических преобразованиях речи быть не может…

Парадоксально, но факт: в клубе, где собирались в основном рабочие и который возглавил слесарь Писигин, говорили о возрождении класса, который марксистско-ленинская наука определила как мелкую буржуазию, а западная социология – как средние слои. Конечно, в первые годы перестройки надо было обладать немалой смелостью, чтобы в этом еще несуществующем в Советском Союзе классе увидеть гарантии демократических реформ, силу, которая больше всего заинтересована в стабильности и законности.

 

 

До основания… А затем…

 

Годы перестройки стали порой ниспровержения прежних догм и кумиров. Волна критики подняла на поверхность новых политических лидеров. Однако когда наступило время предложить свои программы переустройства общества, то многие из них показали свою полную несостоятельность. Разрушая старый мир «до основания», они плохо представляли, что будут возводить на его обломках.

Оценивая такой подход, Валерий Писигин любит приводить слова русского философа Петра Струве,  сказанные им еще в 1918 году: «Отрицательного самопознания, смешанного из раздумья, покаяния и негодования, недостаточно, однако, для возрождения нации. Необходимы ясные и положительные идеи и превращение этих идей в могучие творческие страсти». Такие «ясные и положительные идеи» у «бухаринцев» были. Но их реализация стала возможной только с появлением Закона о кооперации, который положил начало возникновению новой социальной среды.

Ни в одном другом городе Союза кооперативное движение не принимало столь массовых форм, как в Набережных Челнах. Именно здесь частные предприниматели впервые объединились в городскую ассоциацию. Здесь же зародилась идея о Межрегиональной кооперативной федерации. В провинциальных Набережных Челнах были опробованы концепции, которые еще в застойные годы защищали, подвергаясь нападкам и гонениям, видные экономисты и политологи страны – Отто Лацис, Михаил Гефтер, Юрий Карякин, Лен Карпинский… Их научные разработки помогли сформулировать стратегию и тактику нового движения.

Своей стратегической целью «бухаринцы» видели создание класса свободных предпринимателей, тактической – формирование структур, которые бы отстаивали его интересы. К тому же стремились и кооператоры, столкнувшиеся с мощным противодействием государственного аппарата. Так произошло слияние теории и практики, соединение нового экономического движения с новой экономической мыслью. Возглавил это дело первый президент МКФ Валерий Писигин.

– Политика без экономики – просто болтовня, – заявляет он. – Но и экономика без политики выжить не может. Недооценка экономического фактора и недопонимание необходимости поддержки новых форм хозяйствования не позволили политическим движениям, оформившимся в последние годы в стране, вырасти из либеральных в действительно демократические. Поскольку демократический слой – это люди, не просто радикально настроенные и жаждущие перемен к лучшему, а обретшие с политикой реформ статус свободных производителей, перешедшие в новые экономические отношения, ставшие собственниками средств производства и производимого продукта. Именно они являются той питательной средой, в которой взрастут новые политико-экономические структуры. А они, в свою очередь, должны заняться обслуживанием и формированием этого слоя среднего и мелкого бизнеса, который, развившись, укрепит их позицию. Иначе ничего не останется ни от политиков, ни от демократии…

Когда четыре года назад мы познакомились с Валерием Писигиным и его единомышленниками, они полагали, что наиболее естественным путем развития Межрегиональной кооперативной федерации будет образование своей партии. Однако по зрелому размышлению стало ясно, что перспектива эта весьма отдаленная, поскольку политизация не даст предпринимательству необходимой экономической устойчивости, и сегодня речь может идти скорее об общественном движении. Именно тогда «бухаринцы» пришли к убеждению, что социально-политическое развитие страны будет зависеть прежде всего не от тех или иных партий, а от различных ассоциаций, федераций, союзов, фондов, которые помогут людям обеспечить полноценную жизнь.

Эти планы нашли свое воплощение в создании кооперативного банка «Континент»,  Фонда имени Николая Бухарина, страхового общества, Провинциального еженедельника «Континент» и приложения к нему «Евроазиатский континент».

– Но сегодня недостаточно объединяться только на идейно-нравственной основе, – считает Валерий Писигин. – Необходимы гораздо более прочные организационные и экономические связи. Вот почему было решено учредить корпорацию, в которую бы вошли кооперативы, малые предприятия, кооперативные банки, фермеры. Они смогут выступать на формирующемся рынке в качестве совокупного товаропроизводителя, сохраняя при этом свою финансовую и юридическую самостоятельность. В огромной стране подобного рода организации могут исчисляться тысячами. В них-то и видится мне будущее отечественного предпринимательства. Эти экономизированные структуры, в которых каждый коллектив и каждый предприниматель является собственником, могут гуманизировать переход к рынку, поскольку снимут острейшую проблему физического выживания миллионов людей, брошенных государством на произвол судьбы. Объединенные интересом «среднего человека», опираясь на демократическую интеллигенцию, они смогут противостоять новому государственному монополизму, формирующемуся в наши дни на базе тотальной капитализации госсектора.

 

 

Кто выйдет против номенклатурного «Голиафа»?

 

Сегодня уже с полной определенностью можно сказать: «триумфальное шествие» кооперации не состоялось. Истерзанная произволом властей и непосильными налогами, оплеванная обывателями и партийной прессой, проигнорированная демократами и новоявленными либералами, она доживает последние дни. Часть предпринимателей свернула своё дело, другая ушла в малые и совместные предприятия. Исчезают или распадаются союзы кооператоров.

Их путь был усыпан не розовыми лепестками, а битым стеклом, и история той же МКФ более всего напоминает хронику военных действий. В боях с номенклатурным «Голиафом» ей приходилось постоянно обороняться и икать новые формы, позволяющие выжить в этих тяжелых условиях. Создав фонд и банк, кооператоры, объединившиеся в Межрегиональную кооперативную федерацию, смогли пережить наступление, предпринятое тогдашним премьером Николаем Рыжковым и его главным «финансистом» Валентином Павловым. Когда последний стал премьером, их положение еще более усложнилось. Процесс «номенклатурной приватизации», который характеризовался слиянием партийно-государственного аппарата с промышленными монополиями, вступил в завершающую стадию. Прикрываясь лозунгами либерализации экономики, суверенитета, самостоятельности, прежняя элита нередко в союзе с новым поколением бюрократов и хозяевами «теневой экономики» захватывала командные посты в государстве.

В интересах этого нового класса, собственно, и был совершен августовский переворот. Именно его верхушка стала истинным вдохновителем, идеологом и организатором путча. И не случайно, что один из первых ударов они планировали нанести по своим конкурентам – частным предпринимателям, запретив под предлогом «защиты народных интересов» деятельность кооперативов, малых и совместных предприятий и прибрав к рукам их собственность. Провалившийся заговор выявил лишь ключевые фигуры недовольного реформами военно-промышленного комплекса. «Ордена промышленных меченосцев» сохранили свои позиции и продолжают представлять серьезнейшую опасность для демократии.

Еще в апреле, цитируя угрожающие предупреждения Александра Тизякова, директора Свердловского машиностроительного завода имени Калинина (на котором, кстати, Валерий начинал свою трудовую деятельность): «Мы будем влиять на правительство и президента», – Писигин писал в «Континенте», что эти ордена «будут искать (и найдут) свой политический эквивалент и достойную “личность”… Полагаю, что таковые у них уже, по сути, готовы». Через четыре месяца его предсказание, увы, сбылось, и ему пришлось срочно мчаться в Москву, чтобы защищать Белый дом России.

– Процесс «номенклатурной приватизации» – вовсе не мимикрия системы, а переход её в совершенно иное качество, – размышляет Валерий Писигин. – Возможно, что это окончание цикла, при котором государство, в лице гигантских государственных корпораций и банков, становится единственно законным и полновластным собственником, экономическими мерами (а как показал августовский путч, и штыком) принуждающим своих подданных влачить все то же рабское существование. Изобретая новые промышленные и финансовые объединения, отечественный «Голиаф» собирается и впредь грабить свой народ, тем самым доказывая, что централизованная экономика не есть непременный атрибут тоталитаризма, что он может с успехом сохраняться и при многоукладности…

«Все, что хорошо для “Дженерал моторс”, хорошо и для Соединенных Штатов!» В своё время эта политическая доктрина не была реализована в США лишь потому, что ее противниками выступили мелкие предприниматели. Именно американцы со всей серьезностью заявили президенту: «Если крупный бизнес не перестанет заправлять делами правительства, вам придется испытать большие неприятности от народа Америки». В нашей стране с историческим приматом центра (пусть и поколебленным) при отсутствии среднего слоя и демократических традиций такая доктрина, по мнению Писигина, все еще может восторжествовать и явить миру новый опасный эксперимент по социальному устройству.

Создание межрегиональной корпорации мелких предпринимателей, куда вошли представители частного бизнеса многих городов страны, по сути дела, является первым организованным отпором наступлению монополий. Валерий Писигин и его соратники бросают вызов государственным гигантам. Исход неравной схватки, казалось бы, предрешен. Но, с другой стороны, как тут не вспомнить библейскую притчу о Давиде, фермере из провинциального Вифлеема, который победил великана Голиафа…

 

Набережные Челны – Москва