Century Record 3022. Alice Moore

 

«Prison Blues» / «My Man Blues»

 

Alice Moore, vocal

Ike Rodgers, trombone; Henry Brown, piano

 

Richmond, IN.  August 16, 1929 (original issue - Paramount 12868).

 

Хотя блюзы Элис Мур хорошо известны и высоко ценимы  специалистами и любителями и не раз переиздавались на виниле уже в наше время, о самой блюзвумен написано немного. Даже дата её рождения стала известна только после публикации известного труда Bob Eagle & Eric S. LeBlanc: Blues - A Regional Experience (2013), из которого следует, что родилась Элис в штате Миссисипи в 1893 году, вот только где именно, не уточняется. Тем не менее Элис, которую из-за маленького роста называли Little Alice, относится к представительницам блюза славного города Сент-Луис, Миссури (St.Louis, MO). 

В одной из заметок сообщается, что Элис Мур была streetwise blues singer, то есть певицей, хорошо знавшей жизнь городских улиц. Её многолетний партнер и аккомпаниатор пианист Хенри Браун (Henry Brown, 1906-1981) вспоминал в 1960 году: «Хенри Таунсенд (Henry Townsend, 1909-2006) играл на гитаре, а Литтл Элис пела. Мы тогда выступали в джойнтах на Фрэнклин... (Franklin Avenue), Делмар... (Delmar Boulevard), а также в заведениях Восточного Сент-Луиса (East St.Louis, IL), в таких как Blue Flame Club» (цит. по: Paul Oliver. Conversation With The Blues. London: Cassell, 1965. pp.104-105).

А вот что вспоминал об Элис Хенри Таунсенд: «Она была замечательной девушкой. Целиком отдавалась исполнению блюзов. По-моему, она была активной, общительной и в то же время довольно смышлёной девушкой. Её тогда называли Литтл Элис, потому что она была довольно миниатюрной, когда получила это прозвище, однако позже, я так думаю, она обрела другие формы, стала довольно крупной к моменту своей смерти... Хенри Браун играл для Элис Мур и, я так думаю, продвигал её поначалу. Она была настоящей блюзовой сингершей» (Oliver, 104-105).

Историки джаза Билл Грауэр (Bill Grauer, Jnr., 1922-1963) и Оррин Кипньюс (Orrin Keepnews, 1923-2015) в комментариях к переизданию записей известного тромбониста и аккомпаниатора Айка Роджерса (Ike Rodgers, 1895-1941) так оценивают вокальные данные Мур: «Гнусавый вокал (nasal voice) Элис Мур в "My Man Blues" и "Prison Blues" звучит в традиции "обиженной" (aggrieved) блюзовой сингерши, которая рассказывает, как весь мир и её мужчина в частности плохо к ней относятся» (sleeve notes for "The Fabulous Trombone Of Ike Rodgers". 10"LP, London AL3512, UK, 1954). 

Добавим, что голосок Маленькой Элис, кроме того, что немного гнусавый, ещё и нежный, опасно обворожительный и пленительно чувственный, и его вполне можно было бы принять за ангельский, если бы только им не пели блюзы. Да, в её голосе нет глубины и мощи всем известных блюзовых див, в этом смысле Элис Мур – прямая противоположность Бесси Смит (Bessie Smith, 1894-1937), но в её блюзах нет и водевильного изящества, искушенности и сценического блеска. Элис Мур пела настоящий, не приукрашенный изыском блюз, и за это её почитали далеко за пределами Сент-Луиса, а в аккомпаниаторах у неё были самые кондовые блюзмены...

Из дискографии блюзвумен, в том числе иллюстрированной, опубликованной на известном сайте wirz.de, следует, что её звукозаписывающая карьера состоит из двух периодов. Первый относится к концу двадцатых и связан с звездным часом Paramount, когда на этом лейбле издавались и неподражаемые блюзвимен, и великие блюзмены Дельты. Затем в карьере Элис Мур наступил пятилетний перерыв, связанный с Великой депрессией и крушением рынка грамзаписи. А в августе 1934 года она оказалась в студии вновь образованного лейбла Decca, для которого записывалась в течение последующих трех лет, причем в партнерах у нее были такие известные блюзмены, как Пити Витстроу (Peetie Wheatstraw, 1902-1941), Кокомо Арнолд (Kokomo Arnold, 1896-1968), Джимми Гордон (Jimmie Gordon), возможно, старый сонгстер из Сент-Луиса Чарли Джордан (Charley Jordan, 1890-1954). Подобные возвращения в студию грамзаписи, а по сути – переход из двадцатых в трицатые, были большой редкостью для блюзовых певиц, потому что за время Великой депрессии сменились не только главные игроки на рынке грамзаписи – значительно изменились музыкальные вкусы и пристрастия американцев, в том числе черных.

Но, видимо, талант Элис Мур был востребован, её записывали и издавали вновь и вновь, так что весьма обоснованно Пол Оливер (Paul Oliver, 1927-2017) в своей книге The Story of the Blues (Boston, 1998) называет Элис Мур одной из ведущих блюзовых певиц тридцатых. 

Соглашаясь с авторитетным исследователем в принципе, все же отметим, что наиболее значительные блюзы, включая её коронный «Black And Evil Blues», Элис Мур записала в двадцатые во время парамаунтских сессий, когда певице аккомпанировали её приятели – тромбонист Айк Роджерс и пианист Хенри Браун. «Prison Blues» и «My Man Blues» – из этого числа. Как видим, эти блюзы были востребованы и в сороковые, когда вышла пластинка Century Record 3022  

 

 

 

Oh, the judge he sentenced me, and the clerk he wrote it down.

Oh, the judge he sentenced me, and the clerk he wrote it down,

My man said: "I'm sorry for you babe, but you are county farm bound". 

 

Oh, six months in jail, seven months on the country farm.

Oh, six months in jail, seven months on the country farm,

If my man had've been any good, he would have went my bond.

 

I worked hard on the country farm, tryin' to forget my man.

I worked hard on the country farm, tryin' to forget my man,

But someday he's goin' to be sorry, he treated me this-a-way.

 

I'm going to build me a scaffold, just to hang myself.

I'm going to build me a scaffold, just to hang myself,

Because the man I'm lovin', like to worry poor me to death. 

 

  

 

 

My man, my man, treats me so lowdown.

My man, my man, treats me so lowdown,

Everything I do, seems like to me is wrong.

 

I love my man, but he loves somebody else.

I love my man, but he loves somebody else,

And I think I'm a damm fool, to keep on worryin' myself.

 

Did you ever lay down, think about your man at night.

Did you ever lay down, think about your man at night,

And you would get to twistin' and turnin', and you couldn't lay just right?

 

My babe came to me, with the tears rolling down his face.

My babe came to me, with the tears rolling down his face,

Says: "I'm sorry for you, Alice, but another woman has taken your place".