Columbia A 2994. Wilbur Sweatman's Original Jazz Band

 

«But» / «Think Of Me Little Daddy»

 

sweatmen-a.jpgsweatman-111.jpegsweatmen-b345.jpgWilbur Sweatman's Original Jazz Band

 

Wilbur Sweatman, clarinet, leader; Russell Smith, trumpet; Arthur Reeves, trombone;

Dan Parish, piano; Henry Bowser, drums; brass bass and banjo - unknown

 

Фокстрот «But» Ирвина Берлина (Irving Berlin, 1888-1989), который Wilbur Sweatman's Original Jazz Band  предваряет вступлением из «Tiddle-Dee Winks» Лу Хэндмана (Lou Handman, 1894-1956), записан 10 июня 1920 года в нью-йоркской студии Columbia. Спустя пять дней (15 июня) там же был записан one-step «Think Of Me Little Daddy», одним из автором которого является Джимми Кокс (Jimmie Cox, 1882-1925), сочинивший, кстати, «Nobody Knows You When You're Down And Out», позже обессмерченный Бесси Смит (Bessie Smith, 1894-1937)К сожалению, справочная литература не называет полный состав участников сессии, и потому мы не знаем имен басиста и банджоиста...

Сам бэнд-лидер, шоумен, композитор-рэгтаймер и кларнетист-новатор Вилбур Светмен (Wilbur Coleman Sweatman, 1882-1961) находился в то время на пике своего влияния и популярности, хотя в спину ему уже дышали более молодые музыканты и бэнд-лидеры набиравших силу танцевальных оркестров, во многом вдохновленные двадцатилетним опытом выступлений Светмена в шоу менестрелей и на водевильной сцене, а также его пластинками, тиражи которых достигали сотен тысяч и даже миллиона... 

«Светмен обладал невероятным исполнительским талантом, в особенности был знаменит своим умением играть на трех кларнетах одновременно, и многие джазовые историки полагают его записи первыми дошедшими до нас примерами подлинной джазовой импровизации. Так это или нет – трудно сказать: у нас нет возможности узнать, импровизировал ли он на самом деле, да и ответ на вопрос, являлась ли его музыка джазом или рэгтаймом, зависит от точки зрения на то и другое, – но Светмен был крупной фигурой в мире чёрной музыки», – так пишет Элайджа Уолд (Elijah Wald) в своей «альтернативной истории американской популярной музыки» – How The Beatles Destroyed Rock'n'Roll, недавно переведенной и изданной в России.* 

Действительно, Светмен внёс значительный вклад в продвижение новых музыкальных форм (назовем это джазом) в Чикаго и Нью-Йорке, в своём родном штате Миссури да и в других местах, где он выступал со своим бэндом или продавались его пластинки, а сюда, между прочим, входила и далекая Европа, где в первые десятилетия были популярны написанные им рэгтаймы. Да, Светмен был крупной фигурой в мире чёрной музыки, являясь одним из первых чёрных музыкантов, добившихся успеха и признания белой аудитории, выступая в самых престижных и известных водевильных шоу; он был другом Скотта Джоплина (Scott Joplin, 1868-1917), возможно, первым записал на звуковой носитель «Maple Leaf Rag» (на цилиндр в 1903 году, но запись, по-видимому, не сохранилась), а после смерти великого рэгтаймера унаследовал его архив; при участии Светмена ещё один его многолетний друг и партнер – Перри Брэдфорд (Perry Bradford, 1893-1970) смог добиться исторической сессии Мэми Смит (Mamie Smith, 1891-1946) для OKeh, в результате чего в августе 1920 года был записан и издан «Crazy Blues»; именно благодаря Светмену в Нью-Йорке оказались Сонни Грир (Sonny Greer, 1895-1982), Отто Хардвик (Otto "Toby" Hardwicke, 1904-1970) и Дюк Эллингтон (Duke Ellington, 1899-1974): зимой 1922 года эта троица присоединилась к бэнду Светмена во время его выступлений в Вашингтоне (Washington, DC), после чего в составе этого оркестра некоторое время выступала в гарлемском Lafayette Theater, и это был существенный первоначальный капитал для будущих The Washingtonians...

Вилбур Светмен действительно прославился умением играть сразу на трех кларнетах, что и по сей день беспрецедентно, и его фотопортрет с этими кларнетами является визитной карточкой музыканта. Правда, Светмен играл на них несколько иначе, чем это уже в более новое время проделывал с саксофонами Роланд Кёрк (Rahsaan Roland Kirk, 1935-1977), навешивавший себе на шею три или даже четыре инструмента. Авторитетный исследователь эпохи рэгтайма Билл Эдвардс (William "Bill" Edwards) в обстоятельном очерке о Вилбуре Светмене, размещенном на сайте ragpiano.com, проясняет секрет его необычной кларнет-конструкции: возможность игры на трех кларнетах одновременно достигалась путем сварки верхушек инструментов вместе и использования специального мундштука, чтобы воздух равномерно поступал в каждый из кларнетов, при этом саму конструкцию Светмен ремнями привязывал к бедрам, так что внешне этот трюк выглядел весьма эффектно и впечатлял публику еще прежде, чем она слышала необычное звучание.  

Что касается вопроса, является ли его музыка джазом или рэгтаймом, то, на мой взгляд, такого вопроса нет вовсе: это и рэгтайм, и джаз! И опыт Светмена для нас не менее важен, чем опыты оркестров Вильяма Хэнди (William Christopher Handy, 1873-1958), Джима Юропа (Jim Europe, 1880-1919), Original Dixieland Jazz Band, Эрла Фуллера (Earl Fuller, 1885-1947) или банджоистов-новаторов – Весса Оссмана (Vess Ossman, 1868-1923) и Фреда Ван Эпса (Fred Van Eps, 1878-1960) – и прочих новаторов и экспериментаторов прошлого. Ну а каким Светмен был кларнетистом, как звучал его бэнд и можно ли отыскать в его игре элементы «подлинной джазовой импровизации», мы отчасти можем прояснить, слушая переизданные светменовские записи, в том числе и наши пластинки Columbia A2994 или опубликованную ранее Columbia A2682. 

Более любопытным мне представляется другое: кто и когда оказал «джазовое» влияние на самого Светмена, уроженца далёкого Брансвика (Brunswick, MO), небольшого городка в глубинах штата Миссури?

В 2010 году вышла книга That's Got 'Em!: The Life and Music of Wilbur C. Sweatman, посвященная жизни и творчеству Светмена (с этой книгой я пока не знаком), и там наверняка есть ответ на эти вопросы, но и без этого, опираясь на имеющиеся биографические очерки о музыканте, можно предположить, что знакомство с тем, что впоследствии стало называться «jazz», Светмен получил в самом начале века во время туров по Югу в составе шоу менестрелей. В известной книге Самюэля Чартерса (Samuel Charters, 1929-2015) и Леонарда Кунстадта (Leonard Kunstadt, 1925-1996) Jazz: A History of the New York Scene сообщается, что в 1901 году Вилбер Светмен, которому на тот момент еще не исполнилось и двадцати, побывал в Новом Орлеане в составе труппы William A. Mahara's Colored Minstrels. По словам самого Светмена, воскресным вечером он оказался в центре города, читай в Сторивилле (Storyville), слышал тамошних музыкантов, но остался к ним равнодушен, поскольку ничего нового и особенного не услышал: то был обычный, традиционный городской оркестр (conventional downtown orchestra)... Заметим, что примерно то же, и не раз, то ли в шутку, то ли всерьез рассказывал и Перри Брэдфорд, проведший в 1909 году две недели в Новом Орлеане. «I didn't hear any jazz in New Orleans», – любил подкалывать он новоорлеанцев, а чаще всего – Джелли Ролл Мортона (Jelly Roll Morton, 1890-1941), особенно чувствительного и ревнивого в вопросах происхождения джаза... Надо иметь в виду, что Новый Орлеан – не наша Северная Пальмира, где, чтобы услышать музыкальный авангард, надо было сначала прознать, где находится «Бродячая собака», да потом ещё суметь туда попасть. Новый Орлеан – субтропики, где жизнь, тем более вечерняя, всегда происходила на улице и была, что называется, на виду и, главное, на слуху. Вот что вспоминал на эту тему Дэнни Баркер (Danny Barker, 1909-1994):

Новый Орлеан в 1901 году«...Новый Орлеан имеет совершенно специфичную акустику, отличную от других городов. Вокруг всего этого города полно воды, вода находится также и под городом, поэтому людей обычно хоронили сверху (в склепах, надгробьях, курганах и т.д.). Стоило копнуть лишь на три фута в глубину, и уже можно было наткнуться на воду. Помимо этой сырости сюда следует добавить жару и влажность от окружающих Новый Орлеан болот и озер. От смеси тепла и влаги образовывался туман, так что пар, заполняющий воздух, постоянно влиял на изменение воздушных потоков. Поскольку звук лучше распространяется именно над водой, то немудрено, что когда в ясную ночь ребята вроде Болдена  (Buddy Bolden, 1877-1931) дули в свои медные трубы, их звук был слышен очень далеко» (Нэт Шапиро и Нэт Хентофф. Послушай, что я тебе расскажу. –М.: 2000. –С.45).

Уточним, что Вилбур Светмен побывал в Новом Орлеане как раз во времена, когда в округе вовсю гремела слава Бадди Болдена и его оркестра, так что в демонстрационных «отказах» Светмена и Брэдфорда признать новоорлеанское влияние на самом деле заключено плохо скрываемое признание в том, кому эти музыканты обязаны. Светмен и его друг Перри Брэдфорд здесь не одиноки, и подобные откровения всегда раздражали новорлеанцев... Действительно, молодому чёрному музыканту из Миссури, да ещё кларнетисту, оказаться в Новом Орлеане во времена, когда там были десятки бэндов с феноменальными солистами, город переполнялся их звучанием и над всем царствовал корнет Бадди Болдена, когда там зарождалось новое музыкальное искусство и, кажется, сам Господь пребывал там в это время, коль скоро именно в 1901 году появился на свет Луи Армстронг... – и всего этого не заметить, не услышать, не почувствовать... это надо постараться!

Еще одно несомненное влияние на Вилбера Светмена оказал Вильям Кристофер Хэнди, с которым он играл и вместе с которым путешествовал, и это относится ко времени, когда Хэнди уже открыл для себя блюз...

Но перенесемся в 1920 год и к пластинке  Columbia A2994.

В объемном (634 страниц!) исследовании Тима Брукса (Tim Brooks) Lost Sounds: Blacks and the Birth of the Recording Industry 1890-1919 целая глава посвящена Вилберу Светмену, и значительное место в этой главе отведено его звукозаписывающим сессиям, пластинкам, изданным на Columbia, и даже приведены таблицы их тиражей. Так, в 1918 году шесть записанных треков оркестра Светмена были изданы на трех пластинках тиражом в 330 тысяч копий. В 1919 году (коммерчески самом успешном для музыканта) двенадцать записанных треков изданы на шести пластинках общим тиражом в один миллион копий! В 1920 году популярность Светмена всё ещё высока: тринадцать записанных мелодий изданы тиражом в 220 тысяч копий. А вот начиная с 1921 года происходит резкий спад продаж, свидетельствующий о кризисе жанра, который представлял оркестр Светмена и ему подобные бэнды: как и год назад, издали 13 треков, но их общий тираж составил всего 5 тысяч копий. Далее, впрочем, было еще хуже, что связывается ещё и с экономическим кризисом 1921 года...

Пластинка Columbia A2994 с записанными в июне 1920 года танцевальными мелодиями «But» и «Think Of Me Little Daddy» официально (то есть согласно бухгалтерским ведомостям) была издана в декабре 1920 года тиражом в 100 тысяч экземпляров. Однако, как следует из таблицы продаж, первые двенадцать копий появились в продаже ещё в августе. В сентябре было выслано дилерам 2.114 копий; в октябре отправлен в продажу основной тираж – 92.692 копии; в декабре – 120 копий, и далее несколько сотен пластинок рассылалось по магазинам вплоть до мая 1921 года, когда дилерами была затребована всего одна копия...**** 

Тим Брукс со знанием дела фиксирует закат бэндов, подобных Wilbur Sweatman's Original Jazz Band, и обозначает начало эры больших танцевальных оркестров, лидером которых в одночасье становится Пол Уайтман (Paul Whiteman, 1890-1967) и его Ambassador Orchestra, чья «Whispering», записанная в августе всё того же 1920 года для Victor, была издана миллионным тиражом и имела революционное значение для развития мировой популярной музыки.

Вот именно, поп-музыки!

Но никак не того высокого и священного для нас явления, которое мы именуем кратким и пронзительным словом Jazz, потому что светменовские «But» и «Think Of Me Little Daddy», как и его более ранние записи, пусть нестройные, архаичные, сырые, недостаточно склеенные, с визжащим, хихикающим, беспрестанно ищущим, но так и не находящим выхода кларнетным соло, мне куда ближе и дороже примитивного, монотонного и унылого уайтменовского шлягера, лишенного страсти поиска и потому наскучивающего уже ко второй минуте. Не беда, что время Светмена ушло – сам-то он ещё долго жил и продолжал творить! Зато ему на смену уже собирались в Чикаго Кинг Джо Оливер (King Joe Oliver, 1881-1938) со своими Креолами, и Фердинанд Джелли Ролл Мортон тоже уже торопился вернуться туда с Западного побережья, а еще через какое-то время там заявят о себе гениальный Сатчмо и равноценный ему по таланту и страстности неутомимый Эрл Хайнс (Earl "Fatha" Hines, 1903-1983)... А в Нью-Йорке уже вовсю пробуют себя трудноуживчивый и хулиганистый Сидней Беше (Sidney Bechet, 1897-1959) и хваткий на все новое Клэренс Вильямс (Clarence Williams, 1898-1965)... Вот действительная революция! И Вилбер Светмен много постарался для того, чтобы в Чикаго, в Нью-Йорке, во всей Америке и во всем мире люди услышали ее эхо... 

  

  

 

 

 

 

* Элайджа Уолд. Как The Beatles уничтожили рок-н-ролл. Альтернативная история американской популярной музыки. Пер. с англ. Артема Рондарева. —М.: Издательский дом «Дело», 2018. —С.108.

** Mark Berresford. That's Got 'Em!: The Life and Music of Wilbur C. Sweatman. University Press of Mississippi, 2010.

*** Samuel B. Charters, Leonard Kunstadt. Jazz: A History of the New York Scene. N.Y., 162, (new introd. 1981), pp. 235-236.

**** Tim Brooks. Lost Sounds: Blacks and the Birth of the Recording Industry. Chicago, 2004, pp.337-354.