Распоряжение Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР №104-р от 1 ноября 1991 г.

Несколько слов о том, как родился этот безвестный документ из ушедшей эпохи, и о том, зачем мы его публикуем.

В начале октября 1991 года М.С.Горбачев утвердил Григория Явлинского членом Политического консультативного совета при Президенте СССР. Явлинскому поручили работу над вопросами макроэкономики, а возглавляемая им рабочая группа ЭПИцентра приступила к подготовке «Договора об экономическом сотрудничестве между республиками СССР». Пост высокий, что и говорить, но... как оказалось, ничего не значащий, потому что к тому времени властные полномочия стремительно переходили к Б.Н.Ельцину и российским структурам. Григорий Алексеевич это прекрасно понимал, тем не менее старался что-то полезное успеть сделать... Учитывая его, как мне казалось, «высокое положение», я обратился к нему с просьбой сделать для кооператоров и для предпринимательства вообще что-нибудь доброе, принять на самом высоком уровне какое-нибудь постановление, которое позволило бы наконец достойно развиваться малому и среднему бизнесу, а не только выживать, как это происходило во все последние годы. Я говорил ему, что с конца августа и победы над путчистами прошел уже месяц, отовсюду шум о «победе демократии» и «конце коммунистической эры», а воз и ныне там: моих кооператоров как душили на местах, так и душат; как командовал бизнесом чиновник-взяточник из какого-нибудь исполкома – так и командует; фискальная налоговая политика какая была – такая и осталась; десятки тысяч предпринимателей как сидели по тюрьмам – так и сидят; законы как были антирыночными – такими и остаются и так далее... И никому до этого нет дела, хотя все только и делают, что кричат о свободе и демократии... 

С Григорием Алексеевичем мы к тому времени были дружны, наши отношения были максимально доверительными (они таковыми остаются и сейчас, спустя тридцать лет!), и потому, отведя меня в  угол своего большого кабинета на Варварке (здесь), он почти шепотом, как всегда, немного гнусавя произнес: 

«Слушай, у меня никакой власти нет. Понимаешь? Просто нет, и всё... И у Горбачева её тоже нет. Это раз. Второе: я ничего в твоей кооперации не понимаю, кто такие кооператоры и чего им надо – не знаю. И что вы там с ними со всеми делаете, тоже не знаю... Ну вот не знаю, и всё!.. Ты их собери где-нибудь, спроси, что им нужно, потом всё это изложи на бумаге и отдай мне, а я – что могу, то сделаю. Только запомни, что у меня никакой сейчас власти нет... И имей в виду, что всё это надо сделать быстро, пока я ещё здесь».

Такой вот состоялся разговор в самом начале октября 1991 года...

Сразу после этой встречи я бросился обзванивать своих кооператоров, чтобы как-то собрать их вместе. К осени 1991 года они уже были скептически настроены по отношению ко всяким инициативам подобного рода, но всё ещё оставались легкими на подъем. Мы объявили сбор активных членов МКФ (Межрегиональной кооперативной федерации), собрали представителей разного предпринимательского сектора на конференцию (кажется, в Пятигорске), поставили задачу написать пожелания и предложения, при этом «ни в чем себе не отказывать». Спустя несколько дней с заготовкой будущего документа я вновь был у Явлинского на Варварке. Он тотчас отдал наши бумаги своим помощникам, и работа над документом началась. Ещё через несколько дней документ был почти готов. Помню, над его юридической частью денно и нощно работал Виктор Петрович Кущенко, я висел над ним и поторапливал, а он отбивался: говорил, что таких сырых, юридически и экономически неграмотных бумаг отродясь не видел, а посему их надо приводить в порядок, чтобы, во-первых, над нами не смеялись; во-вторых, чтобы нас, вслед за тем, не посадили...

Так родилось это самое Распоряжение номер 104-р, подписанное 1 ноября Г.А.Явлинским, тогдашним заместителем председателя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством страны, которой оставалось жить меньше двух месяцев. Вместе с СССР канули в небытие и комитет, и сам этот «опоздавший» документ, который, выйди он на пару лет раньше, мог бы стать историческим. Поистине, как говорил один почтенный банкир-кооператор, «когда за дело берется патологоанатом – реаниматору делать нечего»...

Спустя несколько дней я написал обо всем этом статью, которую напечатала «Демократическая Россия» – уж не знаю, вспомнит ли кто-нибудь такую газету.

И еще. Почему мы, спустя тридцать лет, публикуем этот никчемный документ?

Потому что рано или поздно новому поколению политиков придется решать задачи посложнее, чем очередной перехват власти в России. И когда командные высоты окажутся в их руках, всё равно придется выдвигать на первые (самые первые!) роли человека свободного труда – того, кто умеет, может и хочет трудиться и при этом пользоваться плодами своего труда, чтобы достойно жить в свободной стране. Чтобы это произошло, будущие политические лидеры вновь должны будут обратиться ко всем знающим и умеющим: «Соберитесь где-нибудь и скажите, что вам нужно, изложите свои пожелания и передайте нам, а мы – ваши законные избранники и выдвиженцы – всё, что можем, и всё, что должны, – обязательно сделаем!»

 

Хельсинки, март 2021 г.

 

                                                      *   *   * 

 

«Свобода для предпринимателей, опоздавшая как минимум на год»

 

Валерий Писигин

«Демократическая Россия», №35, 1991 г. 

 

В то время, когда политики и аналитики, журналисты и просто граждане обсуждали ельцинскую речь на съезде Парламента России, Григорий Явлинский подписал документ, на мой взгляд, самый значительный в его, пока сравнительно непродолжительной, политической карьере. Речь идет о Распоряжении 104-р от 1 ноября, направленном на развитие частной инициативы и предпринимательства. Явлинский подписал этот документ от имени Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР, а поскольку властные функции переходят от Центра к республикам, подписанный документ носит рекомендательный характер. Он может быть отвергнут суверенными республиками, если их высокое руководство сочтет данные рекомендации неприемлемыми.

Учитывая то, что в ряде республик идет битва за власть, главный козырь в борьбе за которую ― суверенитет, там с большой ревностью относятся ко всякого рода рекомендациям извне, тем более из Центра. Так что судьба нового документа может оказаться плачевной, и он останется лишь рекомендацией. Но даже если это произойдет именно так, я склонен отнести Распоряжение Комитета к разряду выдающихся, и вот почему:

― принципиально важным считается, что документ является государственным. Можно, правда, заметить, что в данном случае это документ, исходящий от несуществующего государства. Возможно, но в любом случае: документ «спущен сверху» и ― пусть даже символически ― призывает республики следовать за собою вперед. Это очень важно, так как политика государства, которая в головах предпринимателей ассоциировалась с фигурами Рыжкова и Павлова, кажется, навсегда отодвинула их от себя. Предприниматель автоматически становился диссидентом и прокаженным, что, помимо комплекса неполноценности, влекло за собой чисто экономические последствия, ибо нельзя развивать экономику, находясь в оппозиции государству или в состоянии войны с ним;

― другое важное обстоятельство то, что Распоряжение в основном написано самими предпринимателями, которым Григорий Явлинский передал наброски будущего документа. Бизнесмены из Москвы, Магнитогорска, Набережных Челнов, Ульяновска, Казани, Смоленска, Санкт-Петербурга, Челябинска, Пятигорска и других городов могли принимать непосредственное участие в разработке Распоряжения, после чего специалисты из команды Явлинского лишь доводили документ «до ума», а затем, с помощью спецпочты, до республиканских, областных и краевых властей. Документ отправлен также крупнейшим политическим партиям и движениям, высшим должностным лицам и предпринимательским структурам;

― лично для Явлинского этот документ также может считаться важным, так как в его экономических программах, ориентированных в основном на так называемые «персоналии», не учитывался до сих пор такой важный фактор, как опора на предпринимательство внутри страны. Проделав в течение года путь от программы «500 дней», Проекта о приватизации, Договора об Экономическом сообществе, ― Явлинский первым из экономистов, находящихся у власти, пришел к необходимости «поворота» от макропрограмм к микроэкономике, в бульоне которой плавают, тонут и варятся отечественные предприниматели. Теперь, имея в руках целый комплекс мер ― от глобально―планетарных до прозаически внутрисоюзных, ― он может считаться автором законченной экономической концепции, которую остается лишь провести в жизнь. Увы, это самое «лишь» – остаётся в политизированной и идеологизированной стране самым трудным;

― ещё одна сторона Распоряжения представляет интерес для политологов и советологов. Освободившийся от бремени власти (и отчасти от бремени ответственности), Центр может взять на себя функции не только судьи в межгосударственных спорах, но может позволить себе быть радикальным и призывать к этому руководителей республик, причем делать это можно с помощью давления со стороны населения республик, ненавязчиво обнародовав (через прессу) в качестве рекомендаций (как в данном случае) или как-нибудь еще различные прогрессивные акты. Такое влияние «через голову» может навлечь на себя гнев со стороны руководителей республик, краев и областей, но в таком случае уже радикальный и оппозиционный Центр должен стать объектом особой защиты со стороны демократического движения.

Кроме того: в стране, где консервативные идеи (в отличие от демократических) всегда находили и находят поддержку среди подавляющего числа населения, особенно в провинции, в стране с гипертрофированным восприятием роли Центра ― иметь радикальный прогрессивный Центр не так уж и плохо. И президент России бы не ошибся, если бы согласился на существование такого Центра, пусть не «над собой», но хотя бы «рядом». И, как в свое время он сам радикализировал Горбачева, вынуждая того идти и идти вперед, теперь сам Ельцин, взявший на себя все бремя реформаторства в консервативной стране, будет нуждаться в аналогичном допинге. Горбачеву лишь остается умело сыграть роль Ельцина, не доводя дело до драки. Думаю, что эти деятели еще на одну большую игру вполне способны. Ведь сколько раз демократы спасали Горбачева от Горбачева, сколько раз говорили: «Хорошо, что есть Ельцин!» Где гарантии, что не понадобится спасать Ельцина от Ельцина?

Теперь вернемся непосредственно к Распоряжению 104-р.

Ничего сверхъестественного в нем нет, и американец, немец или швед страшно удивились бы, узнав, что у нас до сих пор «не так». Увы, для нашего человека, для предпринимателя из страны Советов, содержание документа ― несбыточная мечта и восклицание: «Неужели так когда-нибудь будет?!»

Например, пункт первый Распоряжения предельно ограничивает вмешательство государства в предпринимательскую деятельность, и если таковое выходит за рамки его компетенции или не соответствует требованиям законодательства, если нарушаются права предпринимателей, то они могут обращаться в суд с заявлением о признании такого акта недействительным. Причем в этом случае государство обязуется возместить убытки, включая упущенную выгоду, если суд признает такое вмешательство незаконным.

В этом же пункте подчеркивается равноправие частной собственности со всеми остальными, включая государственную, а также необходимость установления эффективной системы правовой защиты частной собственности.

Тем, кто занимается бизнесом в нашей стране, хорошо известно, что практически эта деятельность, несмотря на внешне разрешительные призывы политиков, в правовом отношении носит уголовный характер. Ведь вся правовая база ― от верховных законов до едва заметных местных указов и указаний ― осталась и охраняется тысячами добросовестных чиновников (имя им легион), получающим за эту нехитрую работу свои честные трудовые. И пока президент государства говорит о радикальных реформах ― местный прокурор корпит над очередным представлением по поводу спекуляции в кооперативах.

Распоряжение (пункт XIV) рекомендует законодательным органам государств ― членов Экономического сообщества отменить статьи уголовных кодексов, преследующие за осуществление предпринимательской деятельности, как несовместимые с рыночной экономикой.

Распоряжение рекомендует также исполнительным органам суверенных государств в максимально короткие сроки пересмотреть существующее законодательство, отменить все действующие правовые акты, сдерживающие предпринимательство, и к 1 января 1992 года создать необходимую правовую базу для ускоренного развития предпринимательства и частной инициативы.

Большое нравственное значение имеет та часть Распоряжения, в которой предлагается до 1 января освободить из заключения всех осужденных хозяйственников и частных предпринимателей с полной их реабилитацией и выплатой компенсаций, а также реабилитировать посмертно тех, кто умер в тюрьме, подобно знаменитому новатору Ивану Никифоровичу Худенко.

Пункт второй Распоряжения посвящен регистрации участников предпринимательской деятельности. Таковая должна производиться в судебном порядке и не зависеть от чиновника из исполкома, определяющего на глаз (или за взятку), нужен или не нужен данный предприниматель в вверенном ему городе или районе. Поддержат ли эту рекомендацию республиканские и областные власти?

Наиболее смелой мне представляется та часть Распоряжения, которая затрагивает область финансов и банков (пункт IV). Здесь рекомендована полная свобода, сочетающаяся с переносом ответственности с государства на независимые банки. Так, всем банкам, действующим на территории государств ― членов Экономического сообщества, предоставляется право осуществлять весь комплекс финансово-кредитных операций, включая валютные, и открытие корреспондентских счетов в зарубежных банках. Причем за все виды риска, связанного с деятельностью банков, государство ответственности не несет и в работу банков не вмешивается.

Предприятиям ― независимо от форм собственности ― разрешается право свободного приобретения и продажи валютных средств на договорной основе во всех банках и на валютных биржах. Предприятия могут открывать неограниченное количество счетов в любом коммерческом банке, а на сами банки не могут возлагаться функции государственных структур управления и контроля. Гарантируется также беспрепятственное получение собственниками своих средств в любой приемлемой для них форме (наличными, чеками, векселями, иными платежными поручениями или по перечислению) по первому требованию владельца средств без ограничения суммы в пределах имеющихся на счетах средств.

Радикальным, но необходимым является предлагаемая отмена системы расчетно-кассовых центров центральных банков и переход в расчетах между банками на прямые корреспондентские отношения.

Важным представляется и то, что банкам дается право привлекать к охране своих помещений, хранилищ, персонала, а также для инкассаторских операций специализированные подразделений МВД, частные службы безопасности или создавать свои аналогичные службы.

Пункт V посвящен налоговой политике. Государствам ― членам Экономического сообщества рекомендовано установить на 1992―1994 годы налог на прибыль предприятий в минимально возможном размере, «как правило не превышающем 25% прибыли». При этом освобождается от налогообложения прибыль, направляемая на развитие производства. В том же пункте среди прочего устанавливаются различные налоговые льготы для начинающих предпринимателей, а также для тех из них, деятельность которых связана с производством товаров народного потребления, медикаментов, продуктов питания.

Остальные пункты Распоряжения затрагивают все важнейшие проблемы предпринимательства: в области приватизации, поддержки предпринимательства и льгот его участникам, в области ценообразования, торговли и товарообмена, финансовой отчетности, благотворительной деятельности и даже (что особенно важно) в области политики.

Внешнеэкономический раздел (пункт IX) открывает для отечественных предпринимателей перспективу интеграции в мировую экономику. В частности: право на внешнеэкономическую деятельность предоставляется всем предприятиям, ликвидируется монополия внешней торговли, отменяются налоги на экспорт и импорт (кроме таможенных процедур и пошлин), отменяется лицензирование экспорта и импорта товаров, за исключением особых случаев, разрешаются все виды товарообменных и компенсационных сделок.

Предприятия имеют право открывать счета в любом банке мира и свободно перемещать их. Разрешается также нанимать иностранных граждан на работу в отечественных предприятиях на основании соответствующих договоров и трудовых соглашений.

Вместе с законной радостью по поводу появления Распоряжения номер 104-р, вместе с пониманием, что «лучше поздно, чем никогда», ― возникает другой вопрос: неужели надо было ждать полного краха страны, сошествия с политической сцены целого сонма политических деятелей и целых структур, чтобы подобный документ мог появиться на свет? Ведь появление его хотя бы год назад могло изменить нашу жизнь (темпы роста кооперации доказывают это), обеспечить товаром потребительский рынок, решить проблему жилья, продовольствия. Главное: в стране сохранились бы стабильность и перспектива выхода из кризиса. Сегодня же именно эти факторы могут не позволить провести данное Распоряжение в жизнь. Ведь когда льется кровь, когда страна на грани голода и холода, ― в ход идут методы чрезвычайки, и они несовместимы с мирными реформами и созидательным трудом предпринимателей.

Почему же мы всегда опаздываем? 

 

Набережные Челны, 7 ноября 1991 г. 

 

Настоящая статья опубликована также в сборнике Свободное предпринимательство: препоны и надежды. Ульяновск, 1992