Письмо М.Я.Гефтера участникам конференции «Н.И.Бухарин: теоретическое наследие и современный мир», состоявшейся в 24 сентября 1988 года в Набережных Челнах

  Москва, 16 сентября 1988 г.

 

         Дорогие друзья!

 

К сожалению, состояние моего здоровья принуждает меня ограничиться немногими словами привета и пожелания успехов в благородном и нужном деле, которое, получив первый импульс в Набережных Челнах, обрело уже всероссийскую и всесоюзную «прописку».

Лиха беда начало. Но и продолжение – вещь непростая. Сугубо непростая. Если оглянуться назад, если вчитаться и вдуматься во всё наше постоктябрьское прошлое, то нельзя не прийти к выводу: многие из начал, из починов мысли и действия, обрывались, ибо не сумели продолжить себя – отыскать путь к продолжению и отстоять его. Весьма непохожи друг на друга начальная фаза НЭПа, предальтернативная ситуация середины 1930-х и время ХХ съезда, который пробудил и подвигнул к действию целое поколение. Да, разные эти три полосы, три развилки нашего развития, но их объединяет одно: «они» потерпели поражение. Не сами по себе, разумеется, а люди, которые вложили в каждую из этих попыток свой ум и душу, свою жизнь.

Мы – не судьи их, потерпевших поражение. Мы – их наследники. Мне позволительно сказать бы: уже не «мы», а вы. Ведь это вы, в возрасте ли Валерия Писигина, старше ли немного или ещё моложе, – это вы – наследники тех, кто позади тех, кто тогда начинал. Их духовный опыт, их думы, их судьба – ваше наследство. Без него вам будет не только трудно, вы без них, мертвых или живых, не сможете добиться своего продолжения без обрыва. А всё, что происходит сегодня, всё, что у нас дома и в Мире в целом, ждет и требует от нас, от всех отечественных поколений, от всех разноязычных наследников – не допустить нового поражения, суметь защитить только начавшийся процесс пересоздания основ человеческой жизнедеятельности, процесс обновления смысла и практики социализма, процесс, исключающий любую монополию, касается ли она отношений собственности и власти, знания или культуры в самом широком диапазоне проявления способностей и интересов человека. Но защитить этот процесс, отстоять его можно только развивая его. А развитие – это прежде всего выбор; и опять-таки не один-единственный выбор, а спектр их, но не разрозненных и отторгающих один другого, а взаимно ищущих общий язык и способ Конференция «Николай Иванович Бухарин: теоретическое наследие и современный мир». Набережные Челны, 24 сентября 1988 годанестесненной интеграции, способ преодоления «нормальных» кризисов развития и предотвращения катастроф, человеческой гибели.

И оттого нет сейчас готовых ответов. И даже вопросы мы заново учимся ставить. Как историк могу добавить: чем беспрецедентнее время (а что беспрецедентнее за всю эволюцию человека, чем наше время?), тем настоятельнее нужда в диалоге вопросов, диалоге живых с живыми и живых с мертвыми, с живыми мертвыми.

Николай Иванович Бухарин – в первом ряду живых мертвых. Странно, что ему исполняется на днях сто лет, так не согласуется его облик с этим возрастом. Он и сегодня почти ВАШ ровесник, настолько молодой была его душа, пока её не сломили страдания и то страшное ощущение беспомощности, которое переживается человеком, с юности отдавшимся потоку истории, много острее, много больнее, чем тем, кто избрал позицию наблюдателя (впрочем, также не лишнюю для потомков).

Спрашивайте же его, ожившего Николая Ивановича, и спрашивайте тех, кто с ним честно спорил, и тех, кто тогда искал иной путь. Спрашивайте, но ответ вам придется добывать самим, беря на себя и тяготы добывания, и ответственность за найденные решения – перед теми, кто будет после вас.

Желаю вам энергии и взаимности,

 

Ваш М. Гефтер