«Он все же надеялся, что разберутся в его невиновности, но так и не дождался...» (из письма вдовы И.Н.Худенко в адрес Политклуба им.Бухарина) (март 1989)

 

Светлой памяти Татьяны Гавриловны

и Ивана Никифоровича Худенко

 

«Вначале была СОВЕСТЬ. И потому на пятом десятке лет, то есть как раз в то время, когда настает момент золотого равновесия между "могу" и "хочу" и уже никто не бросается, как в юности, очертя голову, в рискованные предприятия, не имея солидной гарантии успеха, – выйдя на гражданку с отличным послужным списком, будучи директором крупного совхоза, имея отличную репутацию плюс немалую зарплату, Иван Никифорович Худенко (1917-1974) бросает вызов Иван Никифорович Худенко. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»существующей системе хозяйствования, государственной структуре, привычному шаблону мысли. В процессе эксперимента было доказано, что на той же земле, теми же руками, с той же техникой можно поднять производительность труда не на несколько процентов, не в полтора или даже в два раза — в двадцать раз! — в расчете на одного работающего.

Чудо?..

Еще бы!

Хотя — какое же чудо, если всё как было, так и осталось: земля, люди, механизмы... Всё, кроме организации труда! А ведь в основание предложенного Худенко безнарядно-звеньевого метода положен попросту здравый смысл — и ничего больше! И если уж о чуде, так подлинное чудо (от слова — "чудовищно"!) — существование той системы труда, которая столько лет сдерживала развитие нашего сельского хозяйства, да что там – сдерживала: и сейчас, в 1988 году, продолжает держать его на уровне 15 % производительности сельского хозяйства в США!..

Простой здравый смысл (вообще-то вещь редчайшая!) приводит к тому, что в хозяйстве Худенко из ста тридцати двух "управляющих и проверяющих" лишними оказываются... сто тридцать! Заменить работу ста тридцати двух человек сумели два человека! Точнее — не заменить, а во много раз улучшить, поскольку не 132, а именно два человека (управляющий, он же главный агроном, и экономист-бухгалтер) позволили хозяйству стремительно прогрессировать! И в том ли дело, что один человек оказался богатырем, способным выполнить работу семидесяти пяти? Да нет же: просто этот один работал, а семьдесят пять — имитировали работу и за это получали оклады, распоряжались, командовали — воплощали в миниатюре административно-командную систему, как станут ее называть много позже... И эта система отомстила Худенко: не он, а она его одолела».

Это отрывок из сборника Юрия Герта (1931-2003) «Раскрепощение», опубликованного в 1990 году в Алма-Ате издательством «Жазушы» (читайте здесь).

Но что за система такая отомстила неугомонному новатору от сельского хозяйства?

Система всё та же: традиционное российское государство – вековой и неменяемый имперский хищнический паразитарный организм, то самое, ещё Александром Николаевичем Радищевым воспетое чудище, которое обло, озорно, огромно и стозевно, на тот момент обитавшее и лаявшее на территории необозримой империи под красным одеялом с серпом и молотом в орнаменте... 

А что значит – «одолела»?

Для начала «закрыли эксперимент», уничтожив на корню процветающий совхоз... Соратник Худенко – Владислав Васильевич Филатов вспоминал: 

«Всё было Иван Никифорович Худенко. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»похоже на разбойное нападение. В середине дня наряд конной милиции окружил наш завод по производству травяной муки. Людей в буквальном смысле слова стаскивали с тракторов, отгоняли от работавших на заводе агрегатов. Со стороны могло показаться, что идет облава на крупных преступников» (В.В.Филатов. Дело жизни Ивана Худенко. –Алма-Ата: –Кайнар, 1990).

Ничего нового...

А когда добродушный Иван Никифорович с товарищами по эксперименту стали искать «правду-матку», искать громко и настойчиво, – их посадили в тюрьму. Ни заступничество прогрессивных журналистов из местной и центральной прессы, ни участие в их судьбе видных ученых-экономистов, даже академиков, ни вмешательство прочей передовой интеллигенции аж из самой Москвы – ничего не спасло... 

И опять ничего нового. И итог – всё тот же, до боли знакомый:

«Через полчаса после ухода тюремного врача Худенко стало совсем плохо. Послали за его другом В.Филатовым, который тоже отбывал срок. Вспоминает Филатов: "Кризис наступил внезапно. Иван Никифорович приподнялся на своей жесткой металлической койке, едва слышно произнес: «Вот и все...» — глотнул судорожно воздух и упал на подушку. Врач констатировал сердечно-легочную недостаточность". Это случилось не в 1932, не в 1937, не в 1949, не в 1953. Год стоял 1974, 12 ноября...» Это тоже из сборника Юрия Герта «Раскрепощение».

Всеми этими печальными отрывками и цитатами мы предваряем письмо, написанное вдовой Ивана Никифоровича Худенко – Татьяной Гавриловной Худенко «Сыновья!» - так можно назвать этот снимок, на котором запечатлены сын И.Н.Худенко, выступающий с ответным словом после вручения премии им.Бухарина его отцу (посмертно), и сын Н.И.Бухарина - художник Юрий Ларин. 15 марта 1989 года, Москва, редакция журнала «Коммунист»в адрес Политклуба имени Николая Бухарина.

Письмо своё она написала вскоре после того, как 15 марта 1989 года в редакции журнала «Коммунист» в Москве состоялось вручение премий Фонда им.Н.Бухарина. Премия Ивану Никифоровичу была присуждена посмертно, и её из рук Анны Михайловны Лариной-Бухариной приняли сыновья Татьяны Гавриловны и Ивана Никифоровича. Кроме других, на церемонии вручения выступил доктор экономических наук, профессор Виктор Данилович Белкин (1927-2014), рассказавший об эксперименте в совхозе «Акчи» и исторической роли И.Н.Худенко, выдающегося человека и гражданина, смелого и последовательного новатора, которого сам Андрей Дмитриевич Сахаров называл одним из «предтечей перестройки»... В.Д.Белкин говорил примерно то же, что более развернуто и обстоятельно изложено в очерке «Драма Акчи», написанном им совместно с учёным и публицистом Виктором Ивановичем Переведенцевым (1931-2009) и опубликованном в «Литературной газете» №14 от 1 апреля 1987 года. В очерке, в частности, говорится: «В те застойные семидесятые глушились многие славные начинания. Искалеченная судьба Ивана Никифоровича и погубленное дело его жизни были не единственным примером. Творческим, активным людям не хватало воздуха. Бюрократы отказывались их понимать...» 

Всё так! Вот только «бюрократы отказывались их понимать» вовсе не случайно, более того – они всё прекрасно понимали: в тех методах и с теми Награждение премиями Фонда им. Н.Бухарина. На снимке А.М.Ларина, О.Р.Лацис, Стивен Коэн, Юрий Ларин, сыновья фермера-новатора Ивана Худенко, Алексей Калачёв, художник Андрей Шустов. Март 1989 года,  Москва, редакция журнала «Коммунист»принципами работы, которые в разных местах бескрайней страны утверждали такие хозяйственники-новаторы, как Иван Никифорович Худенко, Иван Андреевич Снимщиков, Виктор Прокопович Белоконь, Вадим Иванович Туманов и другие герои, – им попросту не оставалось места. Да не только им, этим откормленным и торжествующим ничтожествам на высоких должностях, – всей вековой системе государственного монополизма придет конец. И не только в экономике, и не столько в экономике!

Потому что когда, окруженный крепкими мужиками с мозолистыми руками, простой и малозаметный бухгалтер некоего производства спокойно и со знанием дела объявляет вам, высокому и важному государственному чиновнику, что с такого-то часа требуемая вами «надобность в нарядах, учётных листах, накладных, кассовых ордерах, в оперативной отчетности и всей другой бюрократической бумажной волоките» отпадает, – то на самом деле отпадает надобность в вас самих – с этого момента у вас отобрали не просто кормушку, у вас отобрали власть, и ты, прежде такой важный, красивый и представительный, в общем-то,  больше здесь не нужен вместе со всей своей иерархией...

Вот откуда патологическая, животная ненависть к таким, как Худенко или Туманов, по-волчьи корпоративная солидарность в стремлении их уничтожить, раздавить, развеять по ветру саму память об этих действительных, а не мнимых героях нашего несчастного отечества, героях, как показывает время, вовсе не прошлого — а настоящего или даже будущего, коль скоро вопрос о земле и собственности по-прежнему не решен и над страной властвует всё то же безальтернативное Моно! Но если более молодой и крепкий боксер и матрос Вадим Туманов, благодаря своей нечеловеческой силе и добываемому им золоту, в котором так нуждалось гнобящее его госначальство, – выжил, то уже немолодой тучный бухгалтер Иван Худенко, со своими наивными мечтами «накормить людей», – пропал...

В 1988 году, в разгар перестройки, Политклуб им.Бухарина, наряду с прогрессивными публицистами и экономистами, включился в борьбу за посмертную реабилитацию И.Н.Худенко и его эксперимента в «Акчи», и среди других инициатив, призванных привлечь внимание общественности и перестроечной власти, стало наше решение присудить Ивану Никифоровичу премию Фонда имени Бухарина. Пусть посмертно, но всё же... 

Редактор независимой общественно-политической газеты «Бiрлесу» («Единение») Нина Савицкая (Казахстан), много лет защищавшая своими Иван Никифорович Худенко в поле. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»публикациями свободных предпринимателей, написала в своё время статью «Честь и жизнь Ивана Худенко». Опубликованная в «Сельской жизни», эта статья попала на стол Генеральному секретарю ЦК КПСС, и он оставил на развороте номера гневную резолюцию: «Немедленно доложить мне. Михаил Горбачев». Вероятно, именно этот материал и сыграл ключевую роль в том, что в 1989 году Иван Никифорович Худенко, а также его осужденные соратники были реабилитированы, как оказалось, «за отсутствием в их действиях состава преступления» («Правда» от 31 июля 1989 года). Всего-то через пятнадцать лет после смерти Худенко в тюремной больнице...  

С волнением прочитав письмо от Татьяны Гавриловны на первом же своём заседании, мы переправили его во влиятельные в то время «Московские новости», и оно было опубликовано в №21 от 21 мая 1989 года с некоторыми сокращениями и редакторской правкой. Теперь же я публикую его целиком, включая ксерокопию, поскольку письмо Татьяны Гавриловны является важным документом общественно-политической жизни 80-х и 90-х годов.

 

                                                          *  *  * 

 

Здравствуйте, дорогие единомышленники

из Политклуба им. Н.И.Бухарина! 

С глубокой благодарностью и уважением к Вам – Татьяна Гавриловна Худенко, за оказанное внимание и денежную помощь, вручённую моим сыновьям.

Еще раз сердечно благодарю, что Вы есть, что по достоинству могли оценить идею и борьбу моего мужа, ныне покойного Ивана Никифоровича Худенко.

Прошло 14 лет после трагической смерти мужа, волнуюсь и не могу сосредоточить свои мысли. И с чего начать?

Иван Никифорович экспериментировал безнарядную оплату труда в Акчи, где была высокая производительность труда, люди работали без понукателей и их труд хорошо оплачивался, по сравнению с окружающими совхозами, что вызвало зависть и негодование у вышестоящих инстанций.

Бывший 1-й секретарь ЦК Казахстана т. Кунаев вызвал к себе мужа и предложил закрыть эксперимент и покинуть Казахстан. Иван Никифорович был настойчив и уверен в своей идее, что только таким путем можно вывести страну из упаднического состояния сельского хозяйства и улучшить жизнь крестьянства. Говорил, что если эту систему внедрить по всей стране, то будет такое изобилие, что не будет проблем с ссельхоз-продуктами, и на столах у каждого будут свежайшие, качественные продукты с доставкой на дом, как в передовых странах. Началось гонение.

Ивана Никифоровича арестовали, и семье не было известно, где он и что с ним. Девять месяцев его держали в МВД как «солидного человека», не хотели помещать среди воров-преступников.

Суд шел 21 день, и не могли вынести соответствующего решения, прервали заседания суда, вылетели в Москву для консультации к генеральному прокурору тов. Руденко.

Иван Никифорович был истинным коммунистом-ленинцем, был полностью отдан своей идее, верил, надеялся и никогда о своем благополучии не беспокоился. Жили в однокомнатной квартире с частичными удобствами с семьей из пяти человек.

С просьбой по поводу реабилитации мужа мною посланы письма в декабре 1988 года в следующие адреса:

           1. Кремль ЦК КПСС, Генеральному cекретарю ЦК т. Горбачеву М.С.

           2. Кремль, Комиссии Политбюро по реабилитации.

           3. Москва, Тверской Бульвар, 10-12, ТАСС.

          4. 103104 г. Москва, ул. Малая Бронная 12,

               редакция бюллетеня «Аргументы и Факты».

          5. Москва, ул. Пушкина 15 А, Прокуратура СССР, тов. Сухареву А.Я. 

Получила подтверждение о вручении, но ответа пока нет, жду.

26 марта сего года по телевизору – «Сельский час», выступал тов. Стародубцев, который говорил, что готовится материал о реабилитации 3-х лиц, одним из которых Иван Никифорович Худенко. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»является Иван Никифорович.

Прошу извинения за стиль, мне 72 года.

Еще раз благодарю за соучастие в восстановлении справедливости. 

Суд проходил в небольшой комнате строящегося здания НИИ плодо-виноградарства на окраине города, где тарахтела вся строительная механизация. Затем перевели в зал этого же здания. Была усиленная охрана – солдаты с автоматами. Муж настолько похудел, что костюм сползал с плеч, чуть не до локтей. Иван Никифорович не был согласен с лицами, которые должны вести суд, но просьбу отклонили.

В 1-й день суда подсудимым не дали пищи (еды). Когда родственники обратились к прокурору: «Почему подсудимых не кормили?» – прокурор обещал выяснить и только на следующий день объяснил, почему не кормили: «Солдаты, которые привозят пищу, не могли найти адреса суда».

Несправедливость решения суда морально его убила, но, находясь в колонии, он все же надеялся, что разберутся в его невиновности, но так он и не дождался, не вынес, умер.

С трудом, через МВД, получили разрешение захоронения трупа в присутствии понятых колонии.

29 марта 1989 г. 

Худенко Т.Г. 

                                                                *  *  * 

 

После чтения письма Татьяны Гавриловны самое время посмотреть документальный фильм «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи» (авторы сценария Э.Дубровский и П.Сиркес, режиссёр И.Гонопольский, киностудия "Казахфильм", 1989). В этом фильме есть уникальные кадры, снятые в совхозе, ещё когда Иван Никифорович был полон жизни и надежд. 

И ещё. С момента реабилитации Ивана Худенко и его соратников из совхоза «Акчи» прошло больше трех десятилетий. Но почитайте, что пишут о Худенко Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»уже в наши дни, причем даже те, кто с симпатией относился (и относится) к Ивану Никифоровичу... Теперь уже не только ему достается, но и перестройке, а более всего – её зачинщику Михаилу Сергеевичу Горбачеву, который, как оказалось, чуть ли не в одиночку развалил чудесную страну-муравию, страну «мечтателей и ученых», ту самую, в которой... одной вдове (имею в виду Анну Ларину-Бухарину) даже спустя полвека после расстрела мужа не дозволялось получить обращенное к ней его предсмертное письмо, а другой, ставшей вдовой уже в другую ("вегетарианскую") эпоху, с трудом удалось добиться разрешения на захоронение (в присутствии понятых!) праха своего мужа, уничтоженного во всё том же советском лагере...

Никогда и ни за что существующая в России система государственного устройства, как бы она ни называлась, в какой бы цвет ни красилась и какими бы лозунгами не прикрывалась, не простит бухгалтеру Ивану Худенко  высказанной им идеи, что «только свободные люди на земле накормят страну» ("как в передовых странах")как не простила (и никогда не простит!) она «любимцу партии» Николаю Бухарину его беспрецедентный от имени высшей власти призыв: «В общем и Иван Никифорович Худенко в поле. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»целом всему крестьянству, всем его слоям нужно сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство. Только идиоты могут говорить, что у нас должна быть беднота»...

Ещё тогда, в середине двадцатых, когда на всю страну прозвучал этот немыслимый бухаринский лозунг, Юрий Ларин (1882-1932) – революционер, публицист, экономист и к тому же отец Анны Михайловны – доверительно высказал своему младшему другу, опасаясь за него: «Николай Иванович, вам бы вместо "обогащайтесь!" надо бы сказать — "богатейте!"». Более опытный Ларин хорошо понимал страну и среду, в которой было произнесено это соблазнительно-опасное в России слово...

«Ну что, наобогащались, шашлычники?!» – кричало большое и малое чиновничество в конце восьмидесятых со всех углов, указывая на кооператоров, на выходные пособия создававших свой первый бизнес и получавших первые прибыли... Примерно те же реплики неслись и в сторону новых фермеров, пытавшихся на пустом месте, буквально из ничего, поднимать сельское хозяйство; и в сторону арендаторов, надеявшихся создать своё дело, нередко семейное, чтобы достойно жить; и новых банкиров, начавших кредитовать свободных предпринимателей... Всем им ставилось (и ставится!) в вину пресловутое «обогащение» с последующим развалом страны... В связи с этим самым «обогащением» вернемся ещё раз к книге Юрия Герта, к Татьяна Гавриловна Худенко на могиле мужа. Кадр из документального фильма «Игра без правил, или Эксперимент в Акчи»тем строчкам, где автор описывает свою встречу с Татьяной Гавриловной Худенко у неё дома: 

«И вот, когда я уже прощался с хозяйкой, в прихожей, у вешалки, я что-то брякнул такое — о квартире, уюте, и Татьяна Гавриловна, окинув потеплевшим взглядом скромное, немного старомодное убранство комнаты, видное сквозь распахнутую дверь, сказала:

— Мы тут, в этом доме, с 1957 года, как в Алма-Ату приехали. Ивана Никифоровича в Министерство сельского хозяйства пригласили, вот и дали — на первое время, однокомнатную... А год спустя предложили другую, на улице Ауэзова, только-только дом построили. Пошли посмотреть — что же, хорошая квартира: две комнаты изолированные, кухня... Как раз для нашей семьи, мы вчетвером, с сыновьями, жили — чего еще хотеть?.. А возвращаемся, к своему дому подходим, а у нас внизу, может, заметили — подвальный этаж, там сейчас какие-то конторы располагаются, а тогда — люди жили: керогазы, пеленки, дышать нечем, детишки один на другом — в окошки выглядывают, глазенки вровень с тротуаром... Иван Никифорович посмотрел-посмотрел на этих детишек и говорит: — Не нужно нам другой квартиры, и в этой проживем. А то – перед людьми будет совестно... — Так вот и прожили все годы, отсюда его и забрали...

И в этом, думаю я, главное: ему было бы совестно, проживи он свою жизнь иначе. Совестно... Все остальное — потом... 

Вначале была СОВЕСТЬ...» 

Lammi, Kanta-Häme, Finland

    Октябрь 2021 г.