«Somewhere In France Is Daddy» (1917)

Words & Music by 

The Great Howard

 

Слова и музыку к этой военно-патриотической песне (с претензией на сентиментальную) написал Фредерик Говард Миллер (Frederick Howard Miller, 1878-1930), с некоторых пор именовавший себя просто The Great Howard, имея на то, как увидите, веские основания.

Он родился в Лондоне, Англия, 23 июля 1878 года, получил образование в Шотландии и несколько лет работал врачом в Южной Африке, после чего эмигрировал в Соединенные Штаты. И вот там-то он и начал новую для себя карьеру, став чревовещателем и автором песен. Говард поселился в городе Маунт-Клеменс, штат Мичиган (Mount Clemens, MI), примерно в 1909 году и оттуда начал гастролировать по стране в составе одного из водевильных шоу, в котором его представляли публике как Великого Говарда. Ему полностью или в соавторстве принадлежат несколько популярных песен, опубликованных в созданном им же издательстве Howard & La Var, но сочиненная в 1917 году «Somewhere In France Is Daddy» стала наиболее популярной и известной песней Великого Говарда, она выдержала несколько нотных переизданий и, боюсь, переиздавалась бы и по сей день, не закончись война. 

Судите сами. Как-то маленький мальчик, сидя на коленях матери, по-особенному прижался к ней и спросил: «Дорогая мамочка, скажи, пожалуйста, чего это наш папочка так долго не возвращается домой, я так по нему скучаю, да и ты, я вижу, тоже? Почему мы остались одни?» И мама, всеми силами удерживая слезу, ответила со вздохом, что их любимый папочка находится где-то во Франции, сражается там за их дом, за страну, за свободу и лучшее будущее, а сама она каждую ночь молится за союзников и просит Бога, чтобы Он помог им победить, потому что папа не вернется, пока звездно-полосатый флаг не будет водружен в Берлине над резиденцией ненавистного кайзера.... Услыхав это, мальчик немного успокоился, обнял маму, поцеловал её нежно и прошептал: «Я горжусь нашим папой, он борется за Соединенные Штаты, чтобы укрепить нашу былую славу, чтобы показать всему миру, что если где-то развивается наш флаг, то это мы сражаемся во имя свободы...» Поистине, чтобы такое сочинить, мало быть просто Говардом...

В июле 1917 года вокалисты из the Peerless Quartet под аккомпанемент оркестра записали эту песню для Columbia (A2336), а в августе и сентябре «Somewhere In France Is Daddy» много раз безуспешно записывал в Нью-Йорке и Камдене для Victor (18374) знаменитый водевильный артист и сингер (тенор) Чарльз Харт (Charles Hart, 1884-1965), пока наконец не получился удачный мастер с задорной маршевой аранжировкой Йозефа Пастернака (Josef Pasternack, 1881-1940)...  Харт, о котором мы уже на наших страницах не раз писали (например, здесь), впервые побывал в студии ещё в 1906 году как участник the Trinity Choir и к 1917 году имел внушительную дискографию, систематически записываясь для ведущих компаний. Конечно, во время войны он не стоял в стороне, и его работа для Victor тому доказательство. 

Обращаем внимание на то, что на оборотной стороне обложки, в качестве бонуса, опубликован припев еще одной песни – «She's Waiting Back In Ireland» (On The Banks Of Dublin Bay), которую предлагается попробовать сыграть на фортепиано...

 

 

 

A little boy was sitting

On his mother’s knee one day,

And as he nestled close to her,

These words she heard him say:

“Oh! Mama, dear, please, tell me,

Why our Daddy don’t come home?

I miss him so and you do too.

Why are we left alone?”

She tried hard not to cry

As she answered with a sigh:

 

           Chorus:

“Somewhere in France is Daddy,

Somewhere in France is he,

Fighting for home and country,

Fighting, my lad, for liberty.

I pray ev'ry night for Allies

And ask God to help them win,

For our Dad won't come back,

'Till the Stars and Stripes they'll tack

On Kaiser William's flag staff in Berlin.”

 

He put his arm around her neck

And kissed away a tear,

And whispered to her gently,

“Gee! I’m proud of Daddy dear,

He’s fighting for the USA

To uphold Old Glory’s fame

And show the world:

When our flag unfurled 

We fight in Freedom’s name";

Then she gently gave a sigh 

And made him this reply:

 

           Chorus.