OKeh 8511 (race series). «Texas» Alexander

 

«Long Lonesome Day Blues» / «Corn-Bread Blues»

 

Alger «Texas» Alexander, vocal 

Accompanied by Lonnie Johnson on guitar

 

New York City.  August 11-12, 1927

 

Эта до предела запиленная пластинка, под стать единственной сохранившейся фотографии Элджера «Тексаса» Александера, — одна из самых ценных в моей коллекции. Но и в таком состоянии она лучше всяких очищенных и оцифрованных переизданий передает драматический голос великого техасского блюзмена и утонченное звучание гитары его не менее великого аккомпаниатора... Для представления OKeh 8511 воспользуемся главой «Техасские музыканты» из Четвертого тома «Пришествие блюза».

 

Джуит, Техас (Jewet, TX), родной город Тексаса Александера«...По воспоминаниям родственников, а также старых техасцев, в своё время знавших Элджера, тот не особенно рассказывал кому-либо о своей жизни: был очень тихим, даже застенчивым, мало говорил. Внешне он был низкорослым (около пяти футов), немного полноватым, всегда носил большую шляпу. Речь его была мягкой, приятной, с немного забавной интонацией, в то же время голос его был очень мощным, и это отмечают буквально все, кто когда-либо с ним встречался. Тексас был очень-очень тёмнокожим.

Сиделл Джонсон (Cedell Johnson), троюродная сестра блюзмена, вспоминала, что у него была очень приятная улыбка: "Элджер был таким тихим, словно застенчивый ребёнок. Ты спрашиваешь его о чем-нибудь, а он в ответ лишь слегка улыбается и бормочет что-то себе под нос. И это всё, чего можно было от него добиться".

"Тексас Александер был маленьким и чёрным, словно уголь. Он был действительно чёрным, даже глаза его были чёрными. Он, наверное, никогда не смеялся. Был очень депрессивным, подавленным. Люди его очень боялись", – вспоминал о Тексасе Александере более молодой ритм-энд-блюзовый гитарист и сингер Лоуэлл Фулсон (Lowell Fulson, 1921–1999), успевший поиграть с ним в конце тридцатых...

До нас дошла и фотография Тексаса Александера, очень плохого качества и, судя по всему, единственная. Сингер робко сидит на какой-то роскошной золочёной кушетке, явно непривычной ему, его руки скрещены на коленях. Цивильный костюм, галстук, остроносые туфли, начищенные до блеска, без головного убора... Полноватое округлое лицо, очень короткая, почти "под ноль", стрижка, спокойный взгляд, устремлённый по просьбе фотографа в объектив камеры... Фотография явно сделана во время записи блюзмена...

Свидетели отмечают, что Тексас Александер пел одни только блюзы, ничего другого, и всегда находился кто-нибудь, кто мог ему подыграть. Такая практика с успехом продолжилась и в студиях OKeh Records: сначала в Нью-Йорке, а затем в Сан-Антонио и в Форт-Ворте. Голос сингера был столь мощным и колоритным, что для аккомпанирования были задействованы лучшие мастера своего дела Лонни Джонсон (Lonnie Johnson, 1899-1970) и Эдди Лэнг (Eddie Lang, 1902–1933), а во время сессии в ноябре 1928 года Тексасу, кроме Эдди Лэнга, аккомпанировали великие Кинг Оливер (Joseph "King" Oliver, 1881–1938) и Клэренс Вильямс (Clarence Williams, 1898 or 1893-1965) так что это был настоящий джаз-бэнд. Подыгрывал Тексасу Александеру во время одной из сессий в Сан-Антонио и сельский стринг-бэнд в составе Бо Четмона-Картера (Armenter Chatmon “Bo Carter”, 1893‒1964), Сэма Четмона (Sam Chatmon, 1897‒1983) и кого-то ещё из участников знаменитого Mississippi Sheiks; аккомпанировали Элджеру и другие музыканты, в частности такие техасские гитаристы и сингеры, как Джордж "Литтл Хэт" Джонс (George "Little Hat" Jones, 1899‒1981) и Карл Дэвис (Carl Davis, 1886–1968?), – но кем бы и откуда бы они ни были, во всех исполняемых Тексасом Александером блюзах доминировал его мощный, густой, низкий голос...

Кладбище Longstreet у Ричардса, Техас, где навечно упокоился Тексас АлександерТаков, например, невероятный по напряжению "Levee Camp Moan Blues", во время которого Лонни Джонсон, подчиняясь воле сингера, убирает из своего аккомпанемента присущие его гитаре лоск и изыск, вообще все лишние краски и звучит как настоящий кондовый блюзовый гитарист из глубин Deep South.

Лоуэлл Фулсон рассказывал, что молчаливого и тихого Тексаса Александера все боялись. А как, скажите, слушать "Levee Camp Moan Blues" и при этом не испытывать страх и трепет?.. В одном из интервью Лонни Джонсон признавался Полу Оливеру, как непросто было ему аккомпанировать Тексасу во время сессий звукозаписи:

"Он мог перепрыгнуть на пять тактов или проделать что-нибудь в этом роде. Надо было быстро соображать, чтобы играть для Тексаса Александера. За один день с ним ты совершал девятидневный объём работы! Поверь мне, брат, для него было трудно играть. Он всё время менял тональности и тому подобное..."» (См. главу «Техасские музыканты» в кн. Пришествие блюза. Т.4. Country Blues. Книга четвертая: «Блайнд Лемон Джефферсон». —М., 2013.)

  

Все сказанное о «Levee Camp Moan Blues» можно отнести и на счет «Long Lonesome Day Blues» и «Corn-Bread Blues», записанных в августе 1927 года в Нью-Йорке. Какое все-таки чудо — соединение кондового, грубого, мрачного вокала великого техасца с изысканной гитарой утонченного, или даже нежного, Лонни!