Brunswick 80092. Reverend Edward Clayborn / Furry Lewis

 

«Then We'll Need That True Religion» / «Billy Lyons And Stack O'Lee»

 

brunsw-a.jpgbrunsw-box.jpgbrunsw-b.jpg

 

Представляем вашему вниманию четвертый диск из очень важного издания компании Brunswick – A Panorama of American Ballads, вышедшего в 1947 году под редакцией Алана Ломакса (Alan Lomax, 1915-2002). Альбом (именно из-за такой формы подобную продукцию стали именовать "album") представляет собой переиздания ценных, на взгляд фольклориста, пластинок, записанных в двадцатые годы. Цель издания – сохранить память о музыкальном наследии нации, недавно вышедшей победителем в мировой войне, а также обратить внимание подрастающего поколения на корни американской музыки. Отсюда и многозначительный подзаголовок – Listen To Our Story (Послушай нашу историю!)... Выход этих пластинок трудно переоценить, так как благодаря им значительное число будущих музыкантов, родившихся в предвоенные годы, смогли открыть для себя героев Фолк-Возрождения двадцатых. В 1950 году альбом был переиздан ещё и на виниловом лонгплее (Brunswick, LP, BL 59001), так что можно считать его предвосхищением эпохального труда Гэрри Смита (Harry Everett Smith, 1923-1991) — Anthology of American Folk Music, изданного на Folkways в 1952 году. Словом, перед нами одна из пластинок, способствовавших Фолк-Возрождению пятидесятых и шестидесятых годов! 

Теперь о самом диске Brunswick 80092.

На стороне «A» помещен один из самых известных госпелов реверенда Эдварда Клэйборна (Reverend Edward W. Clayborn) «True Religion», записанный им 17 июня 1927 года в Нью-Йорке и вышедший в том же году в расовой серии Vocalion (1121). В оригинале этот госпел называется «Then We'll Need That True Religion». 

Как и у других ведущих компаний, у Brunswick-Vocalion имеются огромные заслуги в деле развития индустрии грамзаписи и продвижения разных музыкальных жанров в жизнь Америки и всего мира, но есть у этой компании достижения, за которые любители блюза и фолка должны быть благодарны её менеджерам особенно: Vocalion стал первым лейблом, записавшим и издавшим в своей race series слепых странствующих гитаристов-проповедников – их также называют гитарными евангелистами (the Guitar Evangelists). И первым из них был уроженец Южной Каролины Блайнд Джо Таггарт (Blind Joe Taggart, 1892-1961), впервые записанный дуэтом с Эммой Таггарт (Emma Taggart), сопровождавшей его на сессию в Нью-Йорк в ноябре 1926 года. Предвидя успех пластинок Таггарта (они выйдут только в начале 1927 года), менеджеры Vocalion пригласили слепого проповедника спустя месяц, чтобы записать его вновь, – сессия состоялась 6 декабря. А 8 декабря в нью-йоркской студии оказался другой поющий гитарный евангелист – Эдвард Клэйборн, чей жесткий вибрирующий баритон (или тенор?) был не менее кондовым, а гитарный аккомпанемент – более замысловатым: Клэйборн безошибочно играл ритм аккордами, при этом мастерски использовал боттлнэк, выводя им мелодию на высоких струнах, и это было новым для слуха северного слушателя... Три последующих года Клэйборн будет связан с Vocalion и запишет для него около сорока церковных песен и гимнов, большая часть которых будет издана. Хотя пластинки Клэйборна пользовались громадным успехом у черного населения Севера и Юга, о самом реверенде практически ничего не известно. Стыдно сказать, но мы сегодня не знаем даже, когда он родился, откуда родом и когда умер... Никаких сведений! Хотя его записи переиздаются по сей день, а сами песни и гитарный стиль проповедника изучаются и обсуждаются специалистами (смотрите, например, здесь). К счастью, сохранилось хоть какое-то изображение Клэйборна: его миниатюрное фото помещено на один из вокалионовских конвертов с рекламой артистов расового каталога... Отыщется ли со временем хоть какая-то информация об этом слепом гитарном евангелисте?      

 

 

Mother take a pillow from under my head, hallelu, hallelu

Mother take a pillow from under my head, hallelu, hallelu

Mother take a pillow from under my head, Jesus makin' up my dyin' bed

Then you'll need that true religion, hallelu

 

Hush now, Mother, don't you cry, hallelu, hallelu

Hush now, Mother, don't you cry, hallelu, hallelu

Hush now, Mother, don't you cry, don't you know I'm born to die?

Then you'll need that true religion, hallelu

 

Doctor's standin' 'round, lookin' sad, hallelu, hallelu

Doctor's standin' 'round, lookin' sad, hallelu, hallelu

Doctor's standin' 'round, lookin' sad, "Hardest case I ever had"

Then you'll need that true religion, hallelu

 

Crossing Jordan, you need not fear, hallelu, hallelu

Crossing Jordan, you need not fear, hallelu, hallelu

Crossing Jordan, you need not fear, Jesus is the engineer

Then you'll need that true religion, hallelu, hallelu

 

Jordan's river, deep and wide, hallelu, hallelu

Jordan's river, deep and wide, hallelu, hallelu

Jordan's river, deep and wide, I have a home on the other side

Then you'll need that true religion, hallelu, hallelu

 

Jordan's river, deep and cold, hallelu

Jordan's river, deep and cold, hallelu, hallelu

Jordan's river, deep and cold, I'm so glad He blessed my soul

Then you'll need that true religion, hallelu

 

                                       * * *

 

Вероятно, церковный гимн преподобного Эдварда Клэйборна «Then We'll Need That True Religion» уместнее было бы разместить на нашей «госпел-страничке», но на стороне «В» пластинки Brunswick 80092 помещена баллада «Stackerlee», записанная 9 октября 1927 года в Чикаго блюзменом из Мемфиса Фурри Льюисом (Furry Lewis, 1899-1981). В оригинальном издании (Vocalion 1132) эта баллада Льюиса называлась «Billy Lyons And Stack O'Lee».

Считалось, что песня, относящаяся к разряду так называемых Murder Balladsповествовала о том, как в пустяшном споре, случившемся в начале века в одном из мемфисских баров, некий Стэк О'Ли убил некоего Билли Лайонса. Так, в частности, написал Пол Оливер (Paul Oliver, 1927-2017) в примечаниях к одному из переизданий кантри-блюза (Matchbox MSE 201, 1982). Оливер даже назвал время происшествия – апрель 1906 года. Но вот уже в наши дни выяснилось, что на самом деле всё случилось гораздо раньше, в Рождество 1895 года, и не в Мемфисе, а в Восточном Сент-Луисе, Иллинойс (East St. Louis, IL), где в салуне мистера Билла Кёртиса (Bill Curtis) на углу 11th Street и Morgan Street один сутенер – цветной парень Ли Шелдон, по прозвищу «Стэг» Ли, застрелил своего приятеля-бандита, тоже цветного, по имени Билли Лайонс, за то, что тот имел наглость в «дружеском политическом» споре сорвать с него шляпу... Понятно, что подобная дерзость заслуживала одной только смерти, а само событие – бессмертной баллады. Детали данного происшествия сообщались в очередном выпуске газеты St. Louis Globe-Democrat от 26 декабря 1895 года (см. здесь). В 1911 году баллада была опубликована нотным издательством, но лишь 16 октября 1923 года оркестр Waring's Pennsylvanians записал инструментальную версию для Victor (19189), причем композитором значится Рэй Лопес (Raymond Edward Lopez, 1889–1979), сочинивший в соавторстве с Алсидом Нунесом (Alcide Nunez) «Livery Stable Blues», тот самый, который Original Dixieland Jazz Band записал 26 февраля 1917 года и который был опубликован на исторической Victor 18255, считающейся первой джазовой пластинкой! Видите, как всё взаимосвязано и закручено... 

Но баллада только тогда становится полноценной, когда её еще и поют.

В октябре 1924 года смешанный водевильный дуэт Ford & Ford, о котором почти ничего не известно (точнее, ничего не известно!), записал для Paramount (12224) нашу балладу под названием «Skeeg-A-Lee Blues», и, по-видимому, это было первое записанное исполнение со словами. Аккомпанировали Фордам – корнетист Томми Лэдниер (Tommy Ladnier, 1900-1939), кларнетист Джонни Доддс (Johnny Dodds, 1892-1940) и великая пианистка, композитор, аранжировщик и бэнд-лидерша Лави Остин (Lovie Austin, 1887-1972), которая, судя по всему, была главной в этой затее. Блюзовая баллада получилась на редкость выразительной благодаря пронзительной вокалистке, имени которой мы, быть может, так и не узнаем (слушайте здесь).   

В декабре 1925 года «Stack O'Lee Blues» записала для Paramount (12357) великая Гертруда «Ма» Рэйни (Gertrude "Ma" Rainey), которой аккомпанировал бэнд (Her Georgia Band) в составе корнетиста Джо Смита (Joe Smith), тромбониста Чарли Грина (Charlie Green), кларнетиста Бастера Бэйли (Buster Bailey), бас-саксофониста Коулмена Хокинса (Coleman Hawkins), пианиста Флетчера Хендерсона (Fletcher Henderson) и банджоиста Чарли Диксона (Charlie Dixon)... Да-да, Хокинс всю сессию с Мадам Рэйни отработал на бас-саксофоне... Понятно, что «Stack O'Lee Blues», в авторах которого значатся Джаспер Тейлор (Jasper Taylor, 1894-1964) и некий Williams, у них получился могучим, громким и предельно насыщенным, как, впрочем, и всё, что когда-либо исполняла Ма Рэйни... (В статье в Wikipedia, посвященной балладе, сообщается, что на корнете солировал Луи Армстронг, но это не так.)

Фрэнк ХатчинсонСовсем по-другому балладу слышали и понимали, следовательно, по-иному пели и играли сельские гитаристы и сингеры. В январе 1927 года балладу записал для OKeh белый блюзовый гитарист и сингер Фрэнк Хатчисон (Frank Hutchison, 1897-1945), – на самом деле он Хатчинсон (Hutchinson), что мы выяснили, лишь побывав в глубинах Западной Вирджинии, где когда-то жил автор бессмертного «Worried Blues» (см. наш фотоочерк)... Так вот Фрэнк Хатчинсон эту балладу (она у него называется "Stackalee") исполнял довольно быстро и, благодаря гармонике, весело. Уже упомянутый Гэрри Смит включил балладу в исполнении Хатчинсона в знаменитую коробку Anthology of American Folk Music (1952), так что в своё время его исполнение стало частью бесценной хрестоматии по изучению англо-американского фольклора по обе стороны Атлантики...

Влияние Фрэнка Хатчинсона велико и бесспорно, он – один из любимых гитаристов и сингеров, но что касается «Stack O'Lee Blues», то здесь мои предпочтения целиком и полностью на стороне черных сельских музыкантов, исполнявших балладу в традиции vastapol, и здесь мы сразу же вспоминаем Харви Халла (Papa Harvey Hull) и Лонга Рида (Long "Cleve" Reed), потрясающе исполнивших балладу в мае 1927 года для лейбла Black Patti (8030). Они назвали свою версию «Original Stack O'Lee Blues», таким образом давая понять, как должна звучать эта баллада в своём первозданном виде. Их версия очень убедительна, и я с ней полностью согласен... (Слушайте здесь.)    

Между тем любителям блюза и фолка во всем мире баллада «Stack O'Lee Blues» известна благодаря Миссисипи Джону Хёрту (Mississippi John Hurt), который a-hurt.jpgзаписал её 28 декабря 1928 года для OKeh, а во времена Фолк-Возрождения, уже будучи пожилым, часто исполнял её на бис перед молодой публикой, обычно предваряя пение подробным рассказом о том, как Стэк О'Ли застрелил этого самого Билли Лайонса и как он был сильно расстроен тем, что выпущенная им пуля не прошла у Лайонса точно между глаз и так далее... «Stack O'Lee Blues» Джона Хёрта был и остается одним из самых любимых у блюзовых фанатов во всем мире... (Слушайте здесь.)

Фурри Льюис и Джон Хёрт не были друзьями, но в молодости они несколько раз пересекались в Мемфисе, а затем уже в зрелом возрасте встречались в шестидесятые. Их объединял схожий репертуар и то, что Фурри был родом из миссисипского Гринвуда (Greenwood, MS), ближайшего города к сельской местности, где всю свою жизнь прожил Хёрт. Кстати, Фурри Льюис был единственным известным музыкантом, кто в ноябре 1966 года отправился в Гринвуд для участия в церемонии прощания с Джоном Хёртом. Он даже lewis-7.jpgпроизнес там речь, в которой, в частности, признавался: «Мы приехали прямо из Мемфиса, чтобы побыть с вами сегодня. Я знал Джона Хёрта с давних времен. Я и он игрывали вместе на Бил-стрит… Я чувствовал, как переполняюсь изнутри, и просто должен был приехать сюда, чтобы быть с вами…» (Booth, Stanley. Rhythm Oil: A Journey through the Music of the American South. Da Capo Press, 2000, p.44.) 

Сам Фурри Льюис не был великим блюзменом и почти всю жизнь проработал дворником в районе Бил-стрит. Но он с юности и до самого своего конца в 1981 году пребывал в эпицентре музыкальной уличной жизни великого города, давшего миру сразу несколько популярных жанров и огромное количество первоклассных и даже великих музыкантов. Начиная с десятых годов 20-го века на Бил-стрит играли блюзмены Дельты, в том числе те, имена которых сегодня окружены мифами и легендами. Практически всех их слышал, видел и лично знал Фурри, и когда он сам решил стать уличным сингером, то ему было у кого заимствовать репертуар и технику игры слайдом...

Первая сессия Фурри Льюиса (для Vocalion) состоялась в Чикаго в апреле 1927 года, когда в составе стринг-бэнда его записали вместе с гитаристом Лэндерсом Уоллером (Landers Waller) и мандолинистом Чарли Джонсоном (Charles Johnson). Спустя полгода, 9 октября, Фурри вновь побывал в студии Vocalion, на этот раз один. Тогда-то и была записана его версия знаменитой баллады, вышедшая под названием «Billy Lyons And Stack O'Lee». Пластинка имела успех, и, когда в августе 1928 года Victor организовывал выездные сессии в родном ему Мемфисе, в блокноте у Ральфа Пира (Ralph Peer, 1892-1960), ответственного за сессии на Юге, уже фигурировало имя Фурри Льюиса. Так, вслед за Вокалионом, блюзмена записали ещё и для Victor, и его версия «Kassie Jones» в двух частях, изданная на одной пластинке (Victor 21664), стала очень продаваемой и популярной.

Поскольку Фурри Льюис, как мы уже заметили, всю свою жизнь обитал в центре Мемфиса, его без особого труда разыскали, кажется все на той же Бил-стрит, блюзовые энтузиасты в середине шестидесятых, на пике интереса к кантри-блюзу и его постаревшим героям. С этого времени для Фурри началась новая жизнь, включавшая поездки на концерты и фестивали. Кроме того, блюзмена записывали и издавали, теперь уже на виниле... 

Умер Фурри Льюис 14 сентября 1981 года от воспаления легких. Он похоронен на ныне закрытом кладбище Hollywood Cemetery, расположенном на старой Hernando Road, между хайвей 69 и бульваром Элвиса Пресли, к юго-востоку от исторического центра Мемфиса (см. об этом наш фотоочерк).

 

 

 

I remember one September,

On one Friday night

Stack O'Lee and Billy Lyons had a great fight.

Cryin', when you lose your money, learn to lose.

 

Billy Lyons shot six bits, Stack O'Lee bet he'd pass,

Stack O'Lee out with his forty-five, said you done shot your last,

When you lose your money, learn to lose.

 

Lord, a woman come a-running, fell down on her knees,

Cryin', Oh Mr. Stack O'Lee, don't shoot my brother please,

When you lose your money...

 

I ain't talking 'bout some gambler, ought to see Richard Lee,

Shot one thousand dollars and come out on a three,

Cryin', when you lose your money, learn to lose...

 

Lord, the judge told the sheriff, we want him dead or 'live,

How in the world can we bring him in when he's totin' a forty-five?

When you lose your money, learn to lose...

 

Lord, the woman told the judge, my husband's name is Jack Sheep.

Wanna arrest po' Stack O'Lee, better go somewhere else,

When you lose your money, learn to lose...