Columbia 37155. Blind Boy Fuller

 

«She's A Truckin' Little Baby» / «Screaming And Crying Blues»

 

Blind Boy Fuller, blues singer with guitar

Washboard accompaniment by Bull City Red

 

Columbia, South Carolina.  October 29, 1938

 

Перед нами переиздание пластинки Vocalion 04603, осуществленное Columbia во второй половине сороковых, вероятно в 1946 году. К этому времени Блайнд Бой Фуллера (Fulton Allen / Blind Boy Fuller, 1904-1941) уже не было в живых, но его популярность оставалась огромной, причем не только в обеих Каролинах, но и на всем юго-востоке Америки. А к концу октября 1938 года, когда были записаны блюзы для этой пластинки, Фуллер находился в зените своей славы, имея за плечами семь полномасштабных звукозаписывающих сессий для ARC (American Record Company), Decca и Vocalion, каждая из которых венчалась огромными тиражами пластинок, раскупавшихся в основном в промышленных городах Северной Каролины, одними из первых восстановивших производство после Великой депрессии. Блайнд Бой Фуллер – самый значительный блюзмен обеих Каролин, но он был не единственным и даже не первым, кого привел в студию Джеймс Бакстер Лонг (James Baxter Long, 1903-1975), торговец, менеджер и искатель талантов из Северной Каролины, региональный политический деятель, но прежде всего – удачливый бизнесмен, поставивший банк на возрождавшийся рынок грамзаписи. 

Это именно Лонг обнаружил стринг-бэнд the Cauley Family, гитариста и сингера  Лейка Ховарда (Lake Howard), чёрный госпел-квартет Mitchell's Christian Singers, Реверенда Гэри Дэвиса (Reverend Gary Davis, 1896-1972), харпера Сонни Терри (Sonny Terry, 1911-1986), гитариста и сингера Брауни МакГи (Brownie McGhee, 1915-1996), гитариста и сингера Флойда Каунсила (Dipper Boy Council, 1911-1976), уошбордиста Булл Сити Реда (Bull City Red, 1917-1958)... Он же привозил их в Нью-Йорк на сессии звукозаписи, затем успешно продавал их пластинки… В своей книге Crying for the Carolines (Studio Vista, London, 1971), посвященной блюзовым музыкантам Северной и Южной Каролин, известный исследователь Брюс Бэстин (Bruce Bastin) не обходит вниманием и Джеймса Лонга, который достоин того, чтобы его помнили. А мы здесь расскажем, как именно Лонг вошел в музыкальный бизнес...

Джеймс Лонг родился 25 декабря 1903 года в Мекленбург-каунти, Северная Каролина (Mecklenburg County), в семье фермеров. Когда ему исполнилось три года, семья переехала в город Хикори (Hickory, NC), расположенный севернее Шарлотты (Charlotte, NC), так что учился и взрослел он там. Примерно в 1926 году Джеймс переехал в восточную часть штата, а к 1933 году усердно работал в сетевом магазине в небольшом табачном городе Кинстон (Kinston, NC) и вскоре добился там должности менеджера. Бэстин пишет, что Лонг оказался амбициозным предпринимателем и увеличил товарооборот за счет того, что стал продавать пластинки, как только обнаружил, что те пользуются спросом. Однажды сразу несколько посетителей спросили у него пластинку с балладой, повествовавшей о фермерах, следовавших на табачный рынок в Ламбертон (Lumberton, NC), на юго-востоке Северной Каролины, и погибших в результате столкновения их автомобиля с поездом. Зная, что подобного рода происшествия, как правило, воспевались в балладах, Лонг стал искать пластинку и обратился в офис ARC, но оказалось, что пластинка с такой песней не существовала.

Но тема-то была! И, главное, были желающие за неё заплатить!..

Спецы из ARC тут же предложили Лонгу подыскать кого-нибудь из местных сингеров, чтобы тот исполнил такую балладу, а они бы его записали, издали пластинку и переслали тираж в Северную Каролину. Не откладывая, Лонг обратился в ламбертонскую газету, разузнал детали трагедии, затем нанял журналистку, и та помогла ему сочинить балладу, которую назвали «Lumberton Wreck». Теперь надо было подыскать достойных исполнителей. Нет ничего проще, когда таковых раз, два и обчелся. Но в тех местах, где вёл свой бизнес Джеймс Лонг, талантливых музыкантов и сингеров было несметное множество. Поэтому он организовал в Кинстоне конкурс фиддлеров (fiddlers' convention), для чего арендовал огромный табачный склад, нанял грузовики, навезшие отовсюду стульев и скамеек, на которых разместились тысяча двести Джеймс Лонг у своего магазина в Кинстоне, Северная Каролиназрителей. Разумеется, со всех концов были приглашены музыканты... Нам трудно представить, каким был этот праздник, но в южных штатах подобные конкурсы были обычным делом. А вот чтобы стать победителем, требовалось незаурядное мастерство и редкий талант. Победителем в 1934 году стали фиддлер, гитарист и сингер из Ленуар-каунти (Lenoir County, NC) Роланд Коли (Roland Cauley), выступавший с сыном и дочерью, и «Поющий фермер» (The Singing Farmer) из Гринсборо (Greensboro, NC) – Лейк Ховард. Вместе с победой в конкурсе музыканты выиграли право записаться на пластинку и вскоре отправились в Нью-Йорк на сессию для ARCДжеймс Лонг, будучи менеджером артистов, дилером ARC и автором одной из песен, поехал с ними.

Сессия продолжалась три дня, баллада «Lumberton Wreck» была записана 8 августа и вскоре издана сразу на нескольких лейблах, наряду с другими записанными песнями, блюзами и танцевальными мелодиями. Стринг-бэнд the Cauley Family & Lake Howard, возникший из них дуэт  Роланда Коли и Лейка Ховарда (стил-гитара и гитара) оказались великолепными, записанный ими материал и сама баллада о трагическом происшествии в Ламбертоне также получились удачными, в чем можно убедиться, потому что всё это переиздано и выложено в Интернете... Таким образом энергичный бизнесмен из Северной Каролины вошел в музыкальный бизнес...

 

 

It was on an August morning about half past eight,

Eight tobacco farmers had a very sad fate.

When these men left home, their hopes were very high,

They had no thought that they were soon to die.

 

On a tobacco-laden truck there were twelve men,

Eight of them were doomed never to see home again.

They met their fate on a railroad track,

These Deep Run farmers will never come back.

 

Old number fourteen on the Seaboard Line,

Roaring down the track, the engine running fine.

The truck neared the crossing. The train they did not hear.

They had no warning of a fate so near.

 

Drove upon the track, there was an awful crash,

Splint'ring of wood and a shatt'ring of glass.

When the train had stopped, the trainmen ran back,

Found those mangled bodies all along the railroad track.

 

Lumberton people were horrified to hear

Of that terrible wreck that happened so near.

Only four men who ever came back

Tell about the scene at the railroad track.

 

In a Deep Run cemetery they were buried side by side,

Bodies of those men who were killed on that ride.

Four(?) grief-stricken families mourn for the ones they love,

They know they'll meet them in heaven above.

 

Едва вернувшись из Нью-Йорка в родной штат, Джеймс Лонг вновь отправился на Манхэттен: на этот раз он повез в студию ARC черных музыкантов – госпел-квартет из Кинстона Mitchell's Christian Singers. Назовем его участников: лидирующий тенор Вильям Браун (William Brown), тенор Джулиус Дэвис (Julius "Juke" Davis), баритон Луи Дэвис (Louis "Panella" Davis), бас Льюис Херринг (Lewis Herring). Эти имена нам важно помнить, потому что в будущем Mitchell's Christian Singers сделают успешную карьеру в звукозаписи, а кроме того, останутся в истории госпел-музыки Америки как участники исторических концертов «From Spirituals to Swing», организованных в 1938 и 1939 годах Джоном Хэммондом (John Hammond, 1910-1987) в Карнеги-холле... 

Любопытно, но после сессии с Mitchell's Christian Singers Джеймс Лонг имел дело исключительно с чёрными музыкантами, по большей части со слепыми. Возможно, из-за того, что последним было особенно трудно разбираться в сути договорных отношений с жёстким издательским бизнесом... Не станем и мы вникать в эти непростые и далекие от нас отношения, о которых и без нас много написано, повторим лишь, что именно благодаря Джеймсу Лонгу мы можем сегодня слышать сразу нескольких выдающихся музыкантов, и прежде всего – Блайнд Бой Фуллера, величайшего блюзмена обеих Каролин.   

О том, как Лонг встретился с Фултоном Алленом (таково настоящее имя Фуллера), существует несколько версий. Брюс Бэстин пишет, что в 1935 году Джеймса Лонга продвинули на должность менеджера сети магазинов United Dollar Stores в крупном и промышленном Дареме (Durham, NC). В это время Фуллер жил в Дареме на окраине черного квартала, граничащего с гигантскими табачными складами крупнейших предприятий города, так что их встреча была неизбежной. Backs of Negro houses in Durham, North Carolina. Photo by Jack Delano, 1940. Library of CongressСлепой блюзмен играл за мелочь для рабочих табачных фабрик, о чем Лонгу успели рассказать. Джеймс уже имел опыт продаж race records с блюзами – в частности, пластинок Джоша Уайта (Joshua White, 1914-1969) из Южной Каролины и Бадди Мосса (Buddy Moss, 1914-1984) из Джорджии, – и потому  он хорошо понимал, что спрос на блюз среди работников табачных фабрик был всё ещё высок. Лонг вспоминал, как к нему приходили потенциальные покупатели, напевая какую-нибудь строку из блюза, и он уже знал, какой именно блюз от него требуется, поэтому, когда слепого Фултона Аллена (Фуллера) привели к нему в офис, он не особенно удивился. Так началось сотрудничество в сфере звукозаписи, ставшее, как оказалось, одним из самых плодотворных и продолжительных в тридцатые годы... Джеймс Лонг вспоминал о Фуллере как о молчаливом, спокойном, небольшого роста музыканте, который никогда не прикрывал глаза темными очками, как это обычно делали слепые, и всегда носил кепку. Благодаря Джеймсу Лонгу, Блайнд Бой Фуллером было записано около 135 вещей, и все они отвечали самым высоким стандартам. Его техника была превосходной, а репертуар – огромным и разнообразным, поэтому у Фуллера не было проходных или откровенно коммерческих сессий, что было характерно для столь часто Джеймс Бакстер Лонг на пенсии. Photo by Pete Lowryзаписывавшихся музыкантов. Все, кто знал слепого блюзового сингера, были им впечатлены, о нем не осталось дурных, недобрых воспоминаний. Фуллер был счастлив петь и играть для складских рабочих, которых он хорошо знал и понимал, но вне этой привычной ему среды был застенчив и скромен. Он никогда не выступал на сцене, зато с удовольствием пел в простой обстановке – на складском дебаркадере, например. Фуллер также любил играть просто на улице, как он это делал, в частности, в Нью-Йорке, в дни очередной сессии звукозаписи... (Bastin, p.12-13.)

Итак, к концу октября 1938 года, когда были записаны «She's A Truckin' Little Baby» и «Screaming And Crying Blues», Блайнд Бой Фуллер был уже известным блюзменом, пластинки которого расходились многотысячными тиражами по всей Америке. Все сессии звукозаписи Джеймс Лонг обычно планировал на время своего отпуска, и все они проводились в Нью-Йорке. Собирался Лонг отправиться туда и осенью 1938 года вместе с Блайнд Бой Фуллером, Сонни Терри и Джорджем Вашингтоном, по прозвищу Булл Сити Ред, блюзовым сингером, гитаристом и уошбордистом, также проживавшем в то время в Дареме. Однако незадолго до поездки возникли проблемы с профсоюзом музыкантов в Нью-Йорке: требовалось платить дополнительные деньги, если в записи участвовала группа из трех музыкантов. Пришлось Лонгу и его партнерам по бизнесу искать новое место для проведения сессии. Так на карте блюзовой истории появился еще одни город – Колумбия в Южной Каролине (Columbia, SC). В субботу 29 октября 1938 года там состоялась однодневная звукозаписывающая сессия, организованная Джеймсом Лонгом и компанией Vocalion. Никаких подробностей об этой сессии мне обнаружить не удалось – лишь упоминания и отчет в справочнике Blues & Gospel Records. Что ж, двенадцать песен и блюзов, записанных Блайнд Бой Фуллером и его партнерами по сессии – выдающимся харпером Сонни Терри и Булл Сити Редом, – говорят сами за себя. Впрочем, два блюза Фуллер записал в одиночку, в том числе «Screaming And Crying Blues», один из его признанных шедевров.

Что бы ни говорили и что бы ни писали о Джеймсе Лонге, который спустя год после этой сессии станет еще и мэром города Илон (Elon, NC), а в 1952-1972 годах целых пять сроков будет избираться членом Совета уполномоченных в Аламанс-каунти (the Alamance County Board of Commissioners), – любители блюза, госпел-музыки и фолка многим ему обязаны.

 

 

 

 

 

 

        Смотрите также наши фотоочерки:

 

На родине Блайнд Бой Фуллера. Уэйдсборо и Рокингхэм, Северная Каролина;

Табачные склады Уинстона-Сейлема – главная сцена Блайнд Бой Фуллера;

Дарем, Сев. Каролина – последнее пристанище Блайнд Бой Фуллера.