Savoy 693. Beale St. Boys

 

«Fatstuff Boogie» / «Lazy Joe»

 

  

Beale Street Boys

 

Milt Buckner, piano; Julius Watkins, trumpet; Billy Mitchell, tenor sax.;

Bernie MacKay, guitar; Bruce Lawrence, bass; Eddie Grant, drums

 

Recorded in New York City.  July 11, 1948

Released in May 1949

 

Этот ритм-энд-блюзовый бэнд является одним из проектов пианиста, органиста, вибрафониста, композитора, аранжировщика и бэнд-лидера Милта Бакнера (Milton Brent Buckner, 1915-1977), причем проектом побочным и поэтому недолговечным. К тому же его не надо путать с одноименным и популярным в сороковые–пятидесятые вокальным мужским квартетом из Мемфиса... Бил-стрит (Beale Street) – улица короткая, но её музыкальная история – длинная, насыщенная событиями и не меньше новоорлеанской Basin Street даёт поводов быть увековеченной, в том числе и в названиях оркестров, иногда не имеющих к Мемфису прямого отношения. Но прямого – не значит никакого! И тот музыкальный жанр, тот ритм и тот саунд, которые Detroit, 1920sиграли и записывали для Savoy небольшие группы Милта Бакнера, выросшего и ставшего музыкантом в мичиганском Детройте (Detroit, MI), зарождались именно в Мемфисе, на знаменитой Бил-стрит.

Милтон Бакнер родился в Сент-Луисе, Миссури (St.Louis, MO), 10 июля 1915 года и был с детства приобщен к музыке, как и его братья – Тед (Theodore "Ted" Buckner, 1913-1976), впоследствии известный альт-саксофонист, и Джордж (George Buckner, -1969), в будущем малоизвестный трампетист. Милту было девять лет, когда он и его братья лишились обоих родителей, и осиротевших детей отправили в Детройт, где их опекал дядя – Джон Тобиас (John Tobias), тромбонист из Earl Walton's Band. Таким образом, братья Бакнер были обречены стать джазовыми музыкантами. Сообщается, что Милт три года обучался игре на фортепиано, а в 1930-ом сделал свои первые аранжировки для бэнда Эрла Уолтона. С этого времени Милт Бакнер, как и его брат Тед, стал активным участником джазовой сцены Детройта.

Далее Милт продолжил свое обучение в Детройтском институте искусств (the Detroit Institute of Arts), периодически выступая с местными бэндами the Harlem Aristocrats и the Dixie Whangdoodles. В 1934 году он написал несколько аранжировок для самого именитого оркестра Детройта – McKinney's Cotton Pickers. В те же годы Милт выступал в оркестрах Дона Кокса (Don Cox), Лэнки Боумена (Lanky Bowman), Ховарда Бантса (Howard Bunts), Джимми Рэшэлла (Jimmy Raschelle)... Мы всё это вычитываем из биографического словаря Who's Who Of Jazz: Storyville to Swing Street Джона Чилтона (John Chilton, 1932-2016), впервые изданного полвека назад. Из этого же словаря узнаём, что с ноября 1941 года Милт Бакнер стабильно работал в оркестре Лайонела Хэмптона (Lionel Hampton, 1908-2002): он был пианистом, помощником руководителя (assistant director), а также писал аранжировки.

Имя Милтона Бакнера обнаруживается во время сессии для Decca в декабре 1941 года среди участников биг-бэнда Хэмптона, в медной секции которого блистали сразу два молодых тенор-саксофониста – Декстер Гордон (Dexter Gordon, 1923-1990) и Иллинойс Жаке (Illinois Jacquet, 1922-2004). Кажется, это были первые сессии в их карьере. Не отставал от молодых и баритон – Джек МакВи (Jack McVea, 1914-2000)Так что силу и мощь саксофонов Бакнер мог оценить в полной мере, к тому же он хорошо знал и других молодых теноров, взращённых на детройтской джазовой сцене, – Уорделла Грэя (Wardell Gray, 1921-1955) и Лаки Томпсона (Lucky Thompson, 1924-2005)... Мы Sticks Evans, Milt Buckner and Bernie McKay at the Club Regal, in Columbus Ohio, between august 25 and september 7, 1952. From the Otto Flückiger Collection (jazzdocumentation.ch)не случайно останавливаемся на всех этих тенорах, потому что, когда спустя несколько лет Милт Бакнер задумает отвлечься от основной работы в оркестре Хэмптона, у него появятся небольшие бэнды, в которых особая роль будет отведена саксофону, и именно тенору...

В первые послевоенные годы, когда радость от победы отзывалась в сердцах и душах победителей, американская нация, прежде всего в лице музыкантов, могла позволить себе исторгнуть море чувств и эмоций: Фолк-Возрождение и рок-н-ролл – родились из этого! Отставив вчерашний мейнстрим, джазовые певцы и музыканты, особенно молодые, устремились на сцену и в студии, чтобы погромче завить о себе новыми звуками и новыми ритмами, которых Америка заждалась. Одними из первых или даже первыми отозвались на этот запрос Винони Хэррис (Wynonie Harris, 1915-1969) из Небраски и техасец Эдди Винсон,  по прозвищу «Клинхэд» (Eddie "Cleanhead" Vinson, 1917-1988), чьи пронзительные голоса раздались ещё в 1945 году и были услышаны, кажется, всей Америкой. При этом вокал Хэрриса и Винсона (их стали называть blues shouters) подкреплялся горячим бэндом с яростным соло на саксофоне, причем Винсон это делал на своём альте...

Начиная с января 1945 года Милт Бакнер участвовал в нескольких сессиях для Savoy Records в составах небольших групп, музыканты которых, как и он сам, были связаны с оркестром Лайонела Хэмптона. В декабре 1945-го или в январе 1946-го большая часть этих же музыкантов аккомпанировала Винони Хэррису в Лос-Анджелесе при его записи для лейбла, название которого говорит само за себя – Hamp-Tone Records, и в ставшей исторической «Hey Ba Ba Re Bop» мы слышим фортепиано Бакнера... (Слушайте здесь.) А в октябре 1946 года Бакнер записывает для Savoy несколько инструментальных вещей уже с собственным малым бэндом, куда, кроме него, вошли опытный тенор-саксофонист Стаффорд Саймон (Stafford "Pazuza" Simon, 1908-1960), прославившийся позже контрабасист Кёрли Расселл (Curley Russell, 1917-1986) и ударник Арт Херберт (Art Herbert). Бэнд назвали Beale Street Boys, а одну из ударных вещей, в которой, соперничая с фортепиано Бакнера, вовсю блистает тенор Саймона, – решили назвать «Tupelo Junction» (Поворот на Тупело)... В свете грядущих событий, подобное предчувствие (предвидение, предсказание) не может не поражать! (См. наш фотоочерк.)

Спустя год, в декабре 1947 года, Милт Бакнер вновь собрал музыкантов в студии Savoy. На этот раз Стаффорда Саймона заменил другой тенор – Рэй Абрамс (Ray Abrams, 1920-1992), а участие в сессии Кёрли Расселла и Арта Херберта осталось под вопросом. Еще один открытый вопрос: кто был трампетистом? Не только имя, но и само его участие почему-то не отмечено в дискографии Savoy. А вот сам оркестр фигурирует как «The Beale Street Gang»... 

Изумительная игра Бакнера, особенно в «Jelly Roll Jan», ещё раз доказывает его высочайший класс! Маленького роста, коренастый, короткорукий, но с большими и сильными кистями, Милтон Бакнер своей комплекцией напоминает легендарного «Лаки» Робертса ("Luckey" Roberts, 1887-1968), одного из корифеев Harlem Stride Piano, только Лаки (или Лакит) всегда был строгим и серьезным, а Милтон на всех своих фотографиях запечатлен c широкой улыбкой. Но его тушé (toucher) не слабее, чем у могучего Лаки Робертса, а шаг (stride) такой же уверенный, в чем убеждают «Fatstuff Boogie» и особенно «Lazy Joe», изданные на пластинке Savoy 693, которую мы здесь представляем.

Обе вещи записаны в июле 1948 года в Нью-Йорке. На эту сессию Милт Бакнер пригласил двадцатидвухлетнего тенор-саксофониста Билли Митчелла (Billy Mitchell, 1926-2001) и трампетиста и валторниста Джулиуса Уоткинса (Julius Watkins, 1921-1977), также воспитанников детройтской джазовой школы. Привлеченный гитарист – Берни МакКэй (Bernie MacKay) был ещё и сингером (тенором) и в середине сороковых пел в знаменитом квартете the Ink Spots. Для известного в будущем контрабасиста Брюса Лоренса (Bruce Lawrence, 1927-2015) эта сессия была, кажется, самой первой, а вот об ударнике Эдварде Гранте (Edward Grant) никаких сведений я не отыскал. Сама пластинка Savoy 693 была издана только в мае 1949 года, а виниловый лонгплей Savoy MG15023 (10") с модерновой обложкой, оформленной Бёртом Голдблаттом (Burt Goldblatt, 1924-2006),  появился уже в начале пятидесятых – в 1953 году...

...То было славное время! Идея рок-н-ролла носилась в воздухе. Она не была новой, и мы знаем, что в середине двадцатых блюзмены и стринг-бэнды из Дельты на всё той же Бил-стрит исполняли рок-н-ролл, когда этого священного термина не было и в Billy Mitchellпомине. Фрэнк Стоукс (Frank Stokes, 1888-1955) и его партнер Дэн Сейн (Dane Sane, 1896-1956) – яркий тому например. (Слушайте их здесь.) Не было новым и участие в этом действе саксофона: Луи Джордан (Louis Jordan, 1908-1975) и его Tympany Five ещё до войны широко и в изобилии извлекали стандарты, позже признанные рок-н-ролльными... Внесли свой вклад в общее дело и популярнейшие в тридцатые годы буги-вуги-пианисты Пит Джонсон (Pete Johnson, 1904-1967), Мид Лакс Льюис (Meade Lux Lewis, 1905-1964), Альберт Аммонс (Albert Ammons, 1907-1949), а до них – гарлемские страйд-пианисты... Конечно, не были в стороне и новоорлеанские старики, о которых мы на наших страницах время от времени вспоминаем... Разумеется, все схемы и умозрительные конструкции здесь неточны и неполны, потому что в том чуде, которое возникло в середине пятидесятых, взбудоражило и во многом изменило мир, – весь мир и принимал участие, и если кто-нибудь заявит, что к рок-н-роллу имеют прямое отношение the Carter Family, с их общенациональной славой и влиянием, или the Delmore Brothers, с их невероятной «Blues Stay Away From Me», то он будет безусловно прав, как будет прав и тот, кто за всем этим разглядит-расслышит ещё более далеких по времени старых рыбаков из английского Норфолка, кондовых сельских сингеров из Сассекса или странствующих Стюартов из горной Шотландии... И конечно, над всем этим социально-музыкальным варевом возвышается церковь с её отважными безымянными миссионерами, с бесчисленными реверендами-проповедниками, беспримерными по силе и мощи хорами с феноменальными солистами, утонченными госпел-квартетами,  поющими сестрами и братьями и истовыми церемониями, в которых участвует вся конгрегация, вся община, весь мир – не только черный, но и белый... И вот, почти в одно и то же время, словно повинуясь Промыслу, одна мать за руку ведет на воскресную литургию своего маленького сына в Мейконе, Джорджия, а другая – приводит сына в церковь в миссисипском Тупело...    

Все это в конце концов и выразилось в истошной «Tutti Frutti», взорвавшей планету. Но прежде чем раздался крик и вопль (screaming and hollering) Маленького Ричарда, собравший энергетический фокус сразу нескольких поколений, на авансцену, словно предвосхищая голос человеческий, ненадолго вырвались саксофонисты с душераздирающими тенорами (назовём их sax-shouters), и сразу нескольких из них вывел Милтон Бакнер... (См. его подробную дискографию здесь.)