Mercury 2002. Karl Jones with Bob Shaffner & Harlem Hot Shots

 

«Mitzy» / «Trouble In Mind»

 

   Sippie Wallacekarl-b481.jpg

Karl Jones with Bob Shoffner and His Harlem Hot Shots

Sippie Wallace, vocal; Bob Shoffner, trumpet; "Clarence", alto sax.; Richard Myknee Jones, piano; Lonnie Johnson, guitar and vocal; unknown, bass; Mr. Bates, drums

 

Chicago, Il, 1945, possibly in October

 

Очень непросто разобраться с записями чикагского блюза и джаза сороковых. Причин – множество. Главные: огромное число музыкантов, съехавшихся в Чикаго после войны, и появление там множества мелких частных лейблов, большая часть которых долго не продержалась. Последнее не относится к компании Mercury Record Corporation, основанной в Чикаго в 1945 году Ирвингом Грином (Irving Green, 1916-2006) и его партнерами – Бёрлом Адамсом (Berle Adams, 1917-2009), Рэем Гринбергом (Ray Greenberg) и Артуром Талмэджем (Arthur Talmadge, 1913-2006). В жесткой конкурентной борьбе с ведущими фирмами грамзаписи – такими, как RCA Victor, ColumbiaDecca и Capitol, – продвигавшими тиражи пластинок с помощью вездесущего радио, Грин и его компаньоны решили двигать свою продукцию посредством музыкальных автоматов, популярность которых в послевоенное время стремительно росла. В стране-победительнице население жаждало развлечений, жаждало праздника, и не надо быть уж очень сведущим в популярной музыке, чтобы понять, какие мелодии и ритмы лучше всего подходили для этого. Бизнесмены из Mercury Records решили делать ставку на чёрных музыкантов и на новые популярные жанры, в том числе на прогрессирующий джаз и Rhythm & Blues, предвосхищая грядущие эпохи, связанные уже с doo-wop, рок-н-роллом, соул и так далее, и в этом они были первыми в славной череде знаменитых чикагских лейблов: Chess (Aristocrat)Checker, Vee-Jay, Chance, Parrot/Blue Lake, Theron и все прочие будут потом...

В номере еженедельника Billboard от 13 октября 1945 года сообщалось: «Потенциал Чикаго как звукозаписывающего центра получил огромный положительный  импульс после того, как на этой неделе Ирвинг Грин, местный эксперт по пластмассам (plastics expert), объявил, что он создает новую фирму – Mercury Records, которая в конечном итоге вырастет до выпуска 250 000 дисков в месяц... Пока что новый лейбл имеет контракты лишь с черными артистами, а каталог включает записи экс-вокалистки из оркестра Энди Кёрка (Andy Kirk) – Джун Ричмонд (June Richmond, 1915-1962); [пианиста и сингера] Билла Самюэлса (Bill Samuels, 1911-1964) и его Cats ‘n’ Jammers и Four Jumps of Jive... блюзовых вокалистов (blues shouters) Сиппи Уоллес (Sippie Wallace) и Карла Джонса (Karl Jones); Альберта Эммонса (Albert Clifton Ammons, 1907-1949) – буги-пианиста и участника команды Ammons and Johnson, а также Боба Шэффнера (Bob Shaffner) и его Harlem Hot Shots» (см. здесь).

Таким образом, наша пластинка – одно из самых ранних творений корпорации грамзаписи, делавшей первые, во многом экспериментальные, шаги в музыкальном бизнесе, и её менеджеры, судя по всему, ещё не успели наладить на должном уровне информационное сопровождение своей деятельности. А может, в то время Ирвинга Грина, специалиста по пластмассам, больше интересовала таблица Менделеева, а не какие-то там формальности с именами-фамилиями привлеченных музыкантов... Именно на этот счет мы и списываем ошибки и неточности при оформлении пластинки Mercury 2002, самая досадная из которых состоит в том, что на этикетке в качестве вокалиста указан Карл Джонс, хотя очевидно, что поёт вокалистка. Кстати, имя самого Джонса написано неверно – он Carl. Да и в каталогах компании, из которых затем составлялась дискография лейбла, не отмечены имена музыкантов, и даже гитарист обозначен как unknown (см. www.jazzdisco.org), в то время как всякий просвещенный любитель блюза узнал бы гитару Лонни Джонсона (Lonnie Johnson, 1899-1970)...

Так чей же голос, столь великолепный и такой стремительно-выразительный, мы слышим на пластинке Mercury 2002?

Нигде и ничего я не отыскал на этот счет, да и о самом Карле Джонсе сведений имеется немного, а те, что есть, – беглые и поверхностные. Так, Роберт Прутер (Robert Pruter) в своей книге Doowop: The Chicago Scene пишет, что в 1945 году Карл Джонс записал две вещи для Mercury – «Mitzy» и «Trouble In Mind» – в сопровождении Lonnie JohnsonБоба Шэффнера и его бэнда (In 1945 he recorded two sides for Mercury, "Trouble In Mind" backed with "Mitzy", backed by Bob Shaffner and His Harlem Hot Shots) (University of Illinois Press, Urbana and Chicago, 1996, p.145)). Уточним, что в данном случае выражение «backed by» означает, что именно Карл Джонс был главной действующей фигурой упомянутой записи, в то время как бэнд ему подыгрывал. То есть Прутер это выявил, просто взглянув на этикетку пластинки, но даже не прослушав её...

Между тем очевидно, что Боб Шэффнер и его великолепный бэнд аккомпанировали кому-то другому, вернее – другойИ мы полагаем, что эта «другая» не кто иной, как Сиппи Уоллес (Sippie Wallace, 1898-1986). И вышеприведенная цитата из Billboard подкрепляет наши догадки. В «Mitzy»  блюзвумен поёт одна, а в «Trouble In Mind» – с сингером, в котором сразу же узнаётся Лонни Джонсон, голос которого определить ещё проще, чем его несравненный гитарный почерк.

Таким образом, если учесть масштаб музыкантов и их роль в исполнении песен «Mitzy» и «Trouble In Mind», – перед нами на самом деле ещё одна пластинка знаменитого «техасского соловья» (The Texas Nightingale)  великой и блистательной блюзвумен Сиппи Уоллес, которой в разное время аккомпанировали самые великие и прославленные музыканты, включая Кинга Джо Оливера, Луи Армcтронга, Синдея Беше, Клэренса Вильямса. Хьюстон (Техас), Новый Орлеан (Луизиана) и, наконец, Чикаго (Иллинойс) — вот главные вехи представительницы знаменитого музыкального семейства Томасов, прежде чем осенью 1923 года она впервые оказалась в студии грамзаписи. С тех пор Сиппи Уоллес – одна из самых ярких звезд на блюзовом небосклоне Америки и мира, и мы непременно посвятим ей отдельное и более полное повествование. Сейчас же лишь подчеркнем, что именно Сиппи Уоллес является главной фигурой этой ранней меркуриевской записи, хоть её имя и не вынесено на этикетку. Явное недоразумение! Да если бы Карл Джонс, которого не следует путать с первым тенором вокальной группы the Delta Rhythm Boys, пел хотя бы наполовину или даже на четверть так, как пела Сиппи, – то мы бы с вами о нём знали буквально всё, потому что такой сингер тотчас стал бы узнаваемым, востребованным и успешным, вокруг него толпились бы сотни и тысячи обожателей, к тому же уж точно его бы не миновал чуткий слух коммерсанта от грамзаписи. А Карл Джонс, обозначенный на нашей пластинке вокалистом, кажется, вообще больше не записывался и главным образом занимался дистрибуцией алкогольных напитков,  работой в  баре и удержанием на плаву своего крохотного лейбла...

Как сообщается в уже цитируемой нами книге Doowop: The Chicago Scene, Карл Моррис Джонс родился 9 июня 1913 года в техасском городе Ваксахачи (Waxahachie, TX), расположенном чуть южнее Далласа. Подростком он освоил банджо, затем выучился играть на трампете и тромбоне, видимо, неплохо пел. У него было шоу на местной радиостанции WXA, где Карл Джонс и пел, и играл. В начале тридцатых он входил в состав известного оркестра the Carolina Cotton Pickers, с которым ездил в туры. Также Карл играл и пел в составе Herman Flower's Melody Boys во время Чикагской выставки the Century of Progress Exposition в 1933 году. С 1937 года музыкант обосновался в Чикаго, где эпизодичеcки сотрудничал со многими бэндами, но, видимо, до участия в сессиях звукозаписи дело не доходило, потому что его имя не упоминается в джазовых и блюзовых дискографиях довоенного времени. С середины сороковых Карл Джонс участвовал в короткой сессии для Mercury вместе c Сиппи Уоллес и бэндом Боба Шоффнера (о которой мы и ведем сейчас речь), а следующая информация о нём относится уже к середине пятидесятых, когда в 1956 году он основал C.J.Records. Затем, в шестидесятые, последовали ещё два лейбла – Colt Records и Firma Records... В семидесятые он даже записал себя несколько раз на собственном лейбле. Продукция Карла Джонса выходила в основном на сорокапятках, потому что он рассчитывал на музыкальные автоматы. Хотя коммерческого успеха Карл не добился, всё же он внес вклад в историю блюза, записав таких музыкантов, как Эрл Хукер (Earl Hooker, 1930-1970), Мэк Симмонс (Little Mack Simmons, 1933-2000), Хаунд Дог Тэйлор (Hound Dog Taylor, 1915-1975), Хомсик Джеймс (Homesick James, 1910-2006), Детройт Жуниор (Detroit Junior, 1931-2005), и уже этого достаточно, чтобы мы его помнили. В 1956 году Карл Джонс записал пару вокальных групп, специализировавшихся на вошедшем в моду doo-wop, но, как сообщается в книге Роберта Прутера, эти записи успеха тоже не имели. Музыкальный бизнес прибыли Карлу не приносил, поэтому он занимался ещё и поставками ликероводочных изделий, и, отработав на этой ниве в будни с девяти до пяти, он затем отправлялся к музыкантам, а по выходным подрабатывал ещё и барменом в знаменитом на весь South Side баре Theresa’s Lounge, которым владела Тереза Нидхэм (Theresa Needham, 1912-1992). В этом баре, располагавшемся в подвале жилого трехэтажного дома на юго-восточном углу пересечения Восточной 48-й улицы и Южной Индиана-авеню, долгое время собирались самые известные блюзовые музыканты Чикаго. Кого только здесь не было! А  небольшой офис Карла Джонса тоже находился где-то рядом, и сам он жил неподалеку... На момент своей смерти, наступившей 24 сентября 1985 года, Карл Джонс, как о нем сообщается, всё еще владел компанией звукозаписи (Robert Pruter, p.145-147).

Теперь о другом важном участнике записи, о которой мы ведем речь, – трампетисте и бэнд-лидере Бобе Шоффнере. Воспользуемся старым и испытанным биографическим словарем Джона Чилтона (John Chilton) Who's Who Of Jazz: Storyville to Swing Street (1970).

Полное (и правильное!) имя этого трампетиста – Роберт Ли Шоффнер (Robert Lee Shoffner). Родился он 30 апреля 1900 года на границе сразу трех штатов, один другого музыкальнее, – Теннесси, Кентукки и Миссури, в живописном месте, именуемом Бесси (Bessie, TN). В возрасте двух лет вместе с родителями переехал в Сент-Луис, Миссури (St.Louis, MO). В девять лет Боб начал играть на барабанах, а затем на горне и подростком играл в местном оркестре the Knights of Phythias Band, с которым Bob Shoffnerгастролировал летом 1911 года. С того же года Боб стал учиться игре на трампете и на фортепиано. По достижении призывного возраста Шоффнера мобилизовали в армию, и он два года прослужил в Аризоне, играя на корнете в дивизионном оркестре. После демобилизации в 1919 году он оказался в одном из оркестров известного трампетиста и бэнд-лидера Чарли Крита (Charlie Creath, 1890-1951) и работал на речных прогулочных судах, курсировавших между Новым Орлеаном и Сент-Луисом. Можно догадаться, что это стало наилучшей школой из всех возможных, так как Шоффнер мог учиться играть у новоорлеанских музыкантов, более того – он играл вместе с ними, усвоив их репертуар и технические приемы, что вскоре будет востребовано в разных концах Америки. Далее сообщается, что Шоффнер ездил в тур с Tommy Parker’s Band, а в 1921 году впервые оказался в Чикаго и какое-то время оставался там, работая с различными бэндами. Несколько лет он курсировал между Сент-Луисом и Чикаго, но в конце концов обосновался в Чикаго. И правильно сделал, потому что с июня 1924 года Боб Шоффнер получил работу второго корнетиста в оркестре Джо «Кинга» Оливера (Joe "King" Oliver, 1881-1938), сменив там самого Армстронга, который как раз в июне того года отправился покорять Нью-Йорк. C Кингом Оливером Боб Шоффнер работал до февраля 1927 года, за исключением короткого периода в 1925 году, когда он выступал и записывался с талантливейшим и, увы, очень рано ушедшим кларнетистом и бэнд-лидером Джимми О'Брайантом (Jimmie O'Bryant, 1896-1928). В 1925 году Шоффнер и О'Брайант в составе бэнда потрясающей пианистки и бэнд-лидера Лави Остин (Lovie Austin, 1887-1972) участвовали в сессии для Paramount, аккомпанируя великой Айде Кокс (Ida Cox, 1888 or 1896-1967), так что это корнет Шоффнера разрывается в «Mistreatin' Daddy Blues», «Long Distance Blues», «Southern Woman's Blues», «Lonesome Blues» и в других бессмертных блюзах Айды, записанных в августе-сентябре king%20oliver.jpg1925 года, хотя мне кажется, что на этих записях звучит трампет. И кстати, на известной фотографии King Oliver's Dixie Syncopators, относящейся к лету 1925 года, мы видим Шоффнера именно с трампетом – корнет у Джо Оливера... Во второй половине двадцатых и в тяжелые тридцатые Боб Шоффнер играл, ездил в туры и записывался в составе известных оркестров своего времени, включая McKinney’s Cotton Pickers, а также оркестры величайшего пианиста и бэнд-лидера Эрла Хайнса (Earl Hines, 1903-1983) и знаменитого бэнд-лидера Луи Расселла (Luis Russell, 1902-1963)... В июне и июле 1933 года Шоффнер записывался для Vocalion в составе биг-бэнда Фрэнки Джексона (Frankie "Half Pint"Jaxon, 1896 or 1897-1953), и этот оркестр назывался Hot Shots... Не тогда ли Боб Шоффнер задумался о собственном бэнде с таким же названием? 

Как видим, в лице Шоффнера мы имеем незаурядного и очень востребованного трампетиста, и, когда в середине сороковых он со своим небольшим бэндом оказался в студии, чтобы аккомпанировать Сиппи Уоллес, у него за спиной была богатая творческая биография и солидная дискография. Она продолжилась и после сороковых, играл Боб и в шестидесятые, так что этот музыкант заслуживает отдельного повествования, и мы обязательно к нему вернемся... Умер трампетист 5 марта 1983 года в Чикаго, где прожил большую часть жизни. 

Еще один участник бэнда, о котором мы ведем речь, – пианист и композитор-сонграйтер Ричард Майни Джонс (Richard Myknee Jones, 1889-1945). Именно он сочинил блюзы «Mitzy» и «Trouble In Mind», причем последний прославился особенно. Начиная с мая 1924 года, когда певица из Нового Орлеана Телма Ла Виззо (Thelma La Vizzo, around 1894-1932) записала эту песню для Paramount под авторский фортепианный аккомпанемент (слушайте здесь), «Trouble In Mind» кто только не пел, кто только не записывал (см. здесь), так что уже об одной этой песне можно писать трактат! Конечно же, и сам автор достоин подробного очерка, и мы когда-нибудь его напишем, но пока лишь кратко упомянем, что родился Ричард Джонс 13 июня 1889 года в небольшом южнолуизианском городе Доналдсонвилл (Donaldsonville, LA), в шестидесяти милях западнее Нового Орлеана, в музыкальной семье, что позволило ему в раннем возрасте выучиться игре сразу на нескольких инструментах. Разумеется, Ричард с детства был вовлечен в счастливую и завидную музыкальную среду великого города. В тринадцать лет он играл на альтгорне (alto horn) в одном из брасс-бэндов в Сторивилле (Storyville), а Леонард Фезер (Leonard Feather, 1914-1994) в своей The Encyclopedia of Jazz (the New Edition) уточняет, что это был Eureka Brass Band. В 1910-1912 годах Ричард руководил собственными группами в заведениях этого исторического квартала, и до нас дошли даже их названия: Abadie's, the Poodle Dog и George Fewclothes' Cabaret. Сообщается, что сам Джо Оливер регулярно играл в бэндах Джонса. Также этот симпатичнейший музыкант работал пианистом в борделях высокого класса на Бэйсин-стрит (the higher class Basin Street bordellos) ещё прежде, чем ему исполнилось двадцать: в 1908-1917 годах. Та еще школа, которая роднит Джонса с самим Джелли Ролл Мортоном, также игравшим в одном из главных салунов Richard Myknee Jones. New Orleans Jazz: A Family Album (Al Rose & Edmond Souchon)на легендарной Бэйсин-стрит... Но в октябре 1917 года тлетворный Сторивилл был закрыт, и ведущие музыканты разъехались по стране. Уехал и Ричард Джонс –  в Чикаго, где в 1919 году присоединился к издательской компании Клэренса Вильямса (Clarence Williams, 1893 or 1898-1965). В 1925 году Джонс занял очень важный со всех точек зрения пост: стал директором «расовой» серии (race recording) компании OKeh, и мы обязаны ему многими историческими сессиями, проведенным этим лейблом в 1925-1928 годах. В разгар Депрессии, в 1931-1932 годах, Ричард Джонс возвращается в Новый Орлеан, но с окончанием экономического кризиса вновь оказывается в Чикаго, где работает для вновь образованной компании Decca. Приблизительно с начала сороковых Ричард Джонс занимался в основном аранжировками. Кроме уже упомянутых нами «Mitzy» и «Trouble In Mind», ему принадлежит авторство таких известных вещей, как «Riverside Blues», «Jazzin' Babies Blues», «29th And Dearborn»... То, что его имя представлено в важнейшем для нас биографическом издании New Orleans Jazz: A Family Album (Al Rose & Edmond Souchon), говорит о том, что Ричард Майни Джонс признаётся новоорлеанским джазовым музыкантом... Он умер 8 декабря 1945 года в Чикаго, и я надеюсь, что он дождался выхода пластинки, в записи которой сыграл столь важную роль... 

Осталось также выяснить, что за альт-саксофонист скрывается под именем «Clarence» и каково полное имя ударника – некоего мистера Бэйтса (Mr. Bates). Ну а самое непростое – определить, кто именно был басистом в the Harlem Hot Shots... Важно также выяснить и точную дату сессии.

Что касается альт-саксофона, то, быть может, на нём играет Клэренс Холл (Clarence Hall, 1900-?) из прославленного новоорлеанского семейства Холлов, родной брат Эдмонда, Херба и Роберта. А вот двух других участников Harlem Hot Shots назвать или даже предположить, кто они, – не решусь. Так что замечательная и редкая пластинка Mercury 2002 таит еще не одну загадку...