Edison Blue Amberol Record 3771. Leola Lucey & Charles Hart

 

                                   «When The Cherry Blossoms Fall»

 

                          

 Leola Lucey and Charles Hart

soprano and tenor with orchestra 

New York City.  March 7, 1919

 

Не много известно о Леоле Луси (Leola Lucey, 1888-?), кроме того, что она родом из Ирландии, перебралась в Америку, где стала актрисой и певицей, участвовала в нескольких музыкальных спектаклях и записывалась на эдисоновские цилиндры и пластинки... Больше никакой информации о её жизни мне отыскать не удалось. А ведь в 1918-1921 годах Леола Луси была признанной звездой Edison Records и презентовалась в музыкальной прессе не иначе как the famous prima donna of light opera (смThe Music Trades). В Интернете я обнаружил лишь два значительных «следа» певицы: старое объявление о её предстоящем концерте в Карслбаде, Нью-Мексико (Carlsbad, NM), и современная публикация по истории оперного театра в Литтлтоне, Нью-Гэмпшир (Littleton, NH), на сцене которого Луси выступала в 1921 году (см. здесь)В обоих источниках певица именуется как знаменитая (celebrated soprano) и выдающаяся (eminent soprano), и в обоих случаях отмечается, что её выступление сопровождал дорогостоящий аппарат Томаса Эдисона (Thomas A. Edison Three million dollar phonograph), на котором певицу записывали во время её выступления, а затем демонстрировали публике только что сделанную запись. Судя по всему, мы имеем дело не просто с выступлением звезды Эдисона по всей Америке (где Нью-Мексико – а где Нью-Гэмпшир!), но с особенной рекламной кампанией эдисоновских записей, а также звукозаписывающей и звуковоспроизводящей аппаратуры фирмы, ведущей отчаянную борьбу за рынок с недремлющими конкурентами. Причем обратите внимание: шоу Леолы Луси в Карлсбаде было бесплатным (free tickets)... 

Партнер Леолы Луси во время записи песни «When The Cherry Blossoms Fall» – более известен, и информации о нем можно отыскать куда больше.   

Представляя Blue Amberol 3024 с записью гавайского дуэта Louise & Ferera, мы разместили редкую фотографию, сделанную в ноябре 1920 года во время сессии the Crescent Trio, которому в тот раз аккомпанировали гитаристы Фрэнк Ферера (Frank Ferera, 1885-1951) и Энтони Франчини (Anthony Franchini, 1898-1997). Приглядитесь ещё раз: на переднем плане стоит респектабельный светловолосый сингер, явно недовольный неожиданным появлением фотографа, который отвлекает от работы. Это Чарльз Харт (Charles Hart, 1884-1965), который впервые был записан ещё в 1906 году как участник the Trinity Choir и к началу третьего десятилетия имел внушительную дискографию, систематически записываясь для грандов звукозаписи (см. здесь).

Между тем, как пишет автор книги Popular American Recording Pioneers, 1895-1925 Тим Грэсик (Tim Gracyk), на которого мы ссылаемся, карьеру профессионального сингера Чарльз Харт начал далеко не сразу.[1] Он родился 16 мая 1884 года в Чикаго в семье эмигрантов из Германии, в четырехлетнем возрасте лишился отца, который оставил семью, и воспитывался матерью, работавшей поваром в богатой семье. Обнаружив певческие способности, юный Чарли начал петь в хоре, а позже поступил в Chicago Musical College, которым руководил его основатель доктор Флоренц Зигфельд – старший (Dr. Florenz Ziegfeld, Sr., 1841–1923), отец знаменитого в будущем бродвейского импресарио Флоренца Зигфельда – младшего (Florenz Edward Ziegfeld Jr., 1867–1932). Обучаясь в колледже, Харт впервые пробовал выступать в любительских постановках, но затем, в 1902 году, почему-то оказался в Северной Дакоте (North Dakota), где, как сообщает Грэсик, поступил в технологический институт и работал на скотоферме... И все же, под влиянием Флоренца Зигфельда – старшего, он вернулся на сцену и начал певческую карьеру.

Чарльз Харт, кроме того, что выступал на сцене, множество раз записывался для ведущих фирм грамзаписи и как соло-артист, и дуэтами, и в составе трио и квартетов, причем с самыми известными сингерами своего времени... 29 июля 1918 года в составе вокального трио и оркестра Джозефа Смита (Joseph C. Smith's Orchestra) Харт принял участие в записи фокстрота «Mary», который авторы авторитетного исследования The Charles Hart and the Crescent Trio. (November 1920, New York City?) ukulelemag.comGuinness Book of Recorded Sound называют первой записанной танцевальной мелодией с вокальным припевом (first dance record with vocal refrain)[2] Согласно дискографии, в последний раз в США Чарльз Харт записывался в 1929 году в составе the Trinity Choir, с участия в котором началась его карьера в звукозаписи. В том же году сорокапятилетний сингер отправился в Германию, где пел в небольших оперных театрах и, как сообщает Грэсик, записывался для немецкого лейбла Electrola. В октябре 1934 года Харт покинул Германию, в то время уже находившуюся под властью нацистов, и вернулся в Соединенные Штаты, где продолжил карьеру, выступая в оперетте... В последние годы он жил в доме актеров в Нью-Джерси, рядом с домом дочери. Умер Чарльз Харт 18 декабря 1965 года...

Творчество Чарльза Харта и подобных ему артистов и сингеров базировалось на вокальных и актерских традициях, относящихся к эпохе менестрелей и водевильного театра, и было заслонено сначала золотой эрой джаза и блюза, затем эрой свинга и последующими бурными эпохами с их всемирно известными героями, имена которых на слуху благодаря господству радио и фантастически развившейся индустрии грамзаписи; поэтому мы, в меру сил и возможностей, будем разгребать из-под завалов не такой уж далекой истории полузабытые имена некогда блиставших певцов и музыкантов, сочинителей песен, авторов театральных постановок и мюзиклов, чтобы яснее представлять тот фундамент, на котором базируются столь любимые нами музыкальные жанры и стили.

 

[1] Здесь мы ссылаемся не на упомянутую книгу Тима Грэсика, а на опубликованный на сайте gracyk.com её расширенный вариант, дающий куда больше сведений.

  

[2] Robert and Celia Dearling with Brian Rust. The Guinness Book of Recorded Sound. London-New York: Guinness Book, 1984, p.137.

  

 

 

Lyrics by William Cary Duncan
Music by Anselm Goetzl

 

Tho' you are a princess with castles and lands,
A humble courtier I.
Yet love is love, and love's demands
No monarch can deny.
You are mine and I am yours,
And so we will ever be;
For a love like yours and mine endures
For all eternity.

 

Love is love in ermine or tatters, dear,
Love is love and nothing else matters, dear;
Love that's true is all in all,
Ever over hew own watches longingly, tenderly.
Love is love, in palace or hovel, dear,
heart to heart speaks softly and love will hear:
Songs of Springtime, Wedding ring time,
When the cherry blossoms fall, when the cherry blossoms fall.