Edison Blue Amberol Record 3454. Marion Cox & Vernon Dalhart

 

«Hush-A-Bye, Ma Baby». The Missouri Waltz

 

                  Вернон Далхарт в 1917 году. George Grantham Bain Collection (Library of Congress). 

Marion Evelyn Cox & Vernon Dalhart

 

New York City.  28 June, 1917

 

Знаменитейший сингер-сонграйтер техасец Вернон Далхарт (Vernon Dalhart, 1883-1948) прославился сотнями или даже тысячами песен в популярных жанрах – Old-Time и Hillbilly, предшествовавших тому, что затем было названо Country Music, с 1914 года записывался и издавался ведущими фирмами грамзаписи, имел гигантскую, необозримую дискографию (см. её малую часть), немыслимые тиражи и высокую репутацию одного из символов довоенной Америки. Только представьте: в двадцатых и тридцатых годах им было записано более пяти тысяч (!) сторон для разных лейблов, при этом использовано более ста (!) псевдонимов, из-за чего далеко не все собиратели, видя перед собой диски с именами «Al Craver», «Vernon Dale», «Frank Evans», «Hugh Lattimer», «Sid Turner», «George White» и так далее... – догадываются, что имеют дело с Верноном Далхартом... Это мы про двадцатые-тридцатые. А ведь были еще и десятые, точнее – их вторая половина, когда Далхарт активно записывался для Edison Records, причем благословил его на сотрудничество сам мистер Томас Эдисон (Thomas Alva Edison, 1847-1931): где-то в 1913 году гениальный изобретатель лично прослушал тридцатилетнего тенора, грезившего прославиться в опере, и вроде бы посоветовал ему сосредоточиться на исполнении популярных песен. Далхарт, несмотря на бесчисленные сессии для других фирм грамзаписи, сотрудничал с фирмой Эдисона вплоть до 1929 года, то есть до самого заката компании. В одном только 1917 году Далхартом было записано для Edison около сорока песен, в которых техасец солировал или пел дуэтом, в основном с певицами, но, кажется, только один раз он записался вместе с Мэрион Эвелин Кокс (Marion Evelyn Cox), музыкальная карьера которой складывалась совершенно иначе.

Во второй половине десятых Кокс тоже была популярной певицей (контральто), записывалась и как солистка, и как участница смешанного Metropolitan Quartet и активно сотрудничала с компанией Edison, но сегодня о Мэрион Эвелин Кокс вы не отыщите никаких сведений, включая даты её рождения и смерти. Не обнаружил я и её хоть какой-нибудь фотографии, поэтому не знаю, какой была её внешность... Так что наш цилиндр с популярнейшим Миссури-вальсом «Hush-A-Bye, Ma Baby» – тихое и ненавязчивое напоминание о певице, одной из первых, вслед за Элси Бейкер (Elsie Baker, aka Edna Brown, 1883-1971), записавшей эту замечательную песню Джона Эппеля (John Valentine Eppel, 1871-1931) и Джеймса Шеннона (James Royce Shannon, 1881-1946), ставшую одним из гимнов штата Миссури и его славного Университета. 

 

 

 

Hush-a-bye, ma baby, slumbertime is comin' soon;
Rest yo' head upon my chest while Mammy hums a tune;
The sandman is callin' where shadows are fallin',
While the soft breezes sigh as in days long gone by.


Way down in Missouri where I heard this melody,
When I was a Pickaninny on ma Mammy's knee;
The darkies were hummin'; their banjos were strummin';
So sweet and low.


Strum, strum, strum, strum, strum,
Seems I hear those banjos playin' once again,
Hum, hum, hum, hum, hum,
That same old plaintive strain.


Hear that mournful melody,
It just haunts you the whole day long,
And you wander in dreams back to Dixie, it seems,
When you hear that old time song.


Hush-a-bye ma baby, go to sleep on Mammy's knee,
Journey back to Dixieland in dreams again with me;
It seems like your Mammy was there once again,
And the darkies were strummin' that same old refrain.


Way down in Missouri where I learned this lullaby,
When the stars were blinkin' and the moon was climbin' high,
And I hear Mammy Cloe, as in days long ago,
Singin' hush-a-bye.