Edison Blue Amberol Record 3789. Louisiana Five

 

«B-Hap-E» One Step (Lada, Nunez, Burger)

 

   Alcide Nunez, 1918. Wikipedia (from Eugene Nunez family collection)   

Louisiana Five

Charles Panelli, trombone; Alcide Nunez, clarinet; Joe Cawley, piano; 

Karl Berger, banjo; Anton Lada, drums, leader

 

Recorded on April 14, 1919 in New York City

Released in 1919

 

В истории грамзаписи джаза (конечно, во многом условной) этот бэнд является одним из пионеров и стоит сразу же за Original Dixieland Jazz Band. Но кое-кто из участников Louisiana Five мог оказаться и среди первых. Речь о новоорлеанском кларнетисте Алсиде Нуньесе (Alcide "Yellow" Nunez, 1884-1934), который был важным участником ODJB и покинул этот бэнд незадолго до того, как в феврале 1917 года ими была записана историческая пластинка Victor 18255

New Orleans, Canal Street, 1910 (Al Rose and Edmond Souchon. New Orleans Jazz: A Family Album. 1967)Нуньес родился в семье креолов в марте 1884 года в одном из юго-восточных пригородов Нового Орлеана. Ещё в детстве Алсид вместе с родителями переехал в район Marigny, вплотную примыкающий к Французскому кварталу, и это во многом предопределило его будущее. В небольших биографических очерках о Нуньесе сообщается, что первым музыкальным инструментом, на котором он выучился играть, была гитара, но в Новом Орлеане первенствовали корнетисты и кларнетисты, поэтому примерно с 1902 года Алсид переключился на кларнет и вскоре стал одним из лучших кларнетистов города. Кроме того, он научился импровизировать на ту или иную мелодию или песню, что помогло ему стать бэнд-лидером. К 1905 году Нуньес руководил оркестром, выступая с  тромбонистом Томом Брауном (Tom Brown, 1888-1958), а также был постоянным участником одного из оркестров легендарного «Папы» Джека  Лэйна  ("Papa" Jack Laine, 1873-1966)

Джек Лэйн, при жизни получивший почетное звание Father of White Jazz, достоин отдельного повествования, также как заслуживает серьезного переосмысления и вся история зарождения джаза, куда более сложная и запутанная, чем наши представления о ней. Заметим лишь, что известные утверждения белых новоорлеанских музыкантов, того же Джека Лэйна или его молодого последователя Ника ЛаРокки (Nick LaRocca, 1889-1961), что джаз придумали белые, а чёрные его лишь заимствовали, не такие уж беспочвенные, – смотря что именно понимать под словом jazz... 

(Al Rose and Edmond Souchon. New Orleans Jazz: A Family Album. 1967)Джек Лэйн прожил без малого век и был участником и свидетелем самых необыкновенных музыкальных открытий и жанровых трансформаций. Кроме того, что он сам творил музыкальную историю, Лэйн мог наблюдать, как от бравурных маршей, сентиментальных вальсов, веселых полек и кадрилей через ускоряющийся рэгтайм и хватающий за душу блюз – на свет появилось то, что затем было названо джазом, потом дополнено словами «свинг», «бибоп», «фри-джаз» и так далее... Только представьте: в красивой, обшитой позументом форме он вёл по Канал-стрит свой оркестр впереди пестрого карнавального шествия, а многотысячная возбужденная толпа по обеим сторонам улицы радостно приветствовала его! И было это во времена, когда ещё не появились на свет Сидней Беше, Луи Армстронг и Джордж Льюис, когда и сам Фердинанд (Джелли Ролл Мортон) был совсем юнцом... А под Papa Jack Laineконец своей жизни  «Папа» Джек Лэйн мог, нахмурив брови, слушать Колтрейна с Орнетом Коулменом и Чета Бейкера с Телониусом Монком... Как тут в очередной раз не вспомнить несчастного Бадди Болдена (Buddy Bolden, 1877-1931), одного из признанных отцов джаза, еще в 1906 году помещенного в жуткую психиатрическую больницу и остававшегося там до своей смерти, не ведая, что созданное им чудо победно шествует по планете... Мы здесь обращаем внимание на то, что в Новом Орлеане было как минимум два существенных направления, взаимообогащающее развитие которых привело к тому, что рожденный там музыкальный жанр однажды вырвался за пределы города. И произошло это ещё до закрытия Сторивилла (Storyville) в ноябре 1917 года и напрямую связано с учениками и последователями Джека Лэйна, среди которых видное место занимал кларнетист Алсид Нуньес. 

Обратимcя к ранним исследованиям джаза. В главе White New Orleans, вошедшей в известный сборник Jazzmen (New York, 1939), её автор и один из редакторов всего сборника – Чарльз Эдвард Смит (Charles Edward Smith, 1904-1970) пишет, что к 1900 году или около того в Новом Орлеане у музыкантов было много работы, при этом наиболее выгодная всегда доставалась парням Лэйна, потому что они были единственными белыми музыкантами в городе, знавшими «местный джаз» (Around 1900 there were plenty of jobs in NO and the best of them went to Laine's men, because they were the only white men in the city who knew the jazz vernacular). [1]  

Под словосочетанием «the jazz vernacular» Смит имеет в виду ту самую горячую музыку, которую играли в самом начале века черные новоорлеанские музыканты и креолы. Эта музыка, как видим, была особенно востребованной в сегрегированном городе и его окрестностях, и именно она впоследствии станет называться джазом. Изложенное, кстати, лишний раз подчеркивает, кому именно принадлежит первенство в «открытии» или «изобретении» джаза...

Подтверждения этому находим в воспоминаниях старого новоорлеанского басиста Арнольда Лойокано (Arnold Loyocano, 1889-1962): «Не могу вам точно сказать, у кого был первый белый джаз-бэнд в Новом Орлеане. Я просто не знаю. Но я хорошо знал Джека "Папу" Лэйна, который имел наиболее популярный бэнд в то время. Он был в огромном спросе около 1900 года и воспитал таких ребят, как Ник ЛаРокка, Том Браун и Рэймонд Лопес (Raymond "Ray" Lopez, 1889-1970). Все они играли вместе с ним. По словам самого Лэйна, он вложил инструмент в их руки. В то время у Лэйна было два или даже три бэнда, столь популярных, что он просто не мог удовлетворить все запросы».[2]

Chicago, IL, 1915. The king of vaudeville comics Joe Frisco greets Tom Brown`s Band From Dixieland at the station.Чарльз Смит, отмечая роль и влияние Джека Лэйна, пишет, что он был первым бэнд-лидером, в оркестрах которого, наряду с белыми, играли черные музыканты, и таких оркестров у него было несколько. Любопытно, что Лэйн рассылал эти оркестры по всей стране и даже отправлял за границу, и первым из них являлся оркестр Tom Brown's Band From Dixieland, который с июня 1915 года работал в Lamb's Cafe в Чикаго (Chicago, IL).[3] В этом первом из лэйновских бэндов, получившем работу на Севере, кроме самого тромбониста и бэнд-лидера Тома Брауна,  играли корнетист Рэй Лопес, кларнетист и саксофонист Гасси Мёллер (Gussie Mueller, 1890-1965), ударник Билли Ламберт (William "Billy" Lambert, 1893-1969), а также басист и пианист Арнольд Лойокано, по прозвищу Deacon, которого мы только что процитировали. Кларнетист Ларри Шилдс (Larry Shields, 1893-1953) позже заменил Гасси Мёллера.

Сохранилась потрясающая по динамичности фотография этого оркестра, запечатленного у чикагского вокзала в окружении толпы из прилично одетых джентльменов в шляпах. На переднем плане застыл в характерной позе чечёточника знаменитый танцор-комедиант Джо Фриско (Joe Frisco, 1889-1958), музыканты оркестра, во главе с тромбонистом Томом Брауном, выстроились у него за спиной, а по правую от танцора руку стоит улыбающийся и по-простецки одетый парень в кепке – это Аль Капоне (Al Capone, 1899-1947)! Перед нами тот редкий случай, когда лидеру банды доверили подержать чехол от тромбона бэнд-лидера...   

Уточним, что упомянутое Смитом Lamb's Cafe находилось на углу улиц Clark и Randolph, в центре чикагского даунтауна и далеко в стороне от района Бронзвилл (Bronzeville) и Черного пояса (Black Belt), в кафе и клубах которого через несколько лет будут на постоянной основе работать со своими бэндами великие черные джазмены. И раз уж зашла речь о выдвижении новоорлеанского джаза (другого, впрочем, и не было!) за пределы города и штата Луизиана, то вспомним ещё одного старика – Билла Мануэла Джонсона (William Manuel  "Bill" Johnson, 1872-1972), прожившего ни много ни (Al Rose and Edmond Souchon. New Orleans Jazz: A Family Album. 1967)мало – сто лет! Ещё в 1911 или в 1912 году он отправился на Западное побережье (в Лос-Анджелес) и, пригласив черных земляков, в том числе лучшего в городе корнетиста Фредди Кеппарда (Freddie Keppard, 1889-1933), создал с ними Original Creole Orchestra, который затем кочевал с турами по городам Севера. Известно, что в 1915 году этот креольский бэнд выступал в Чикаго, так что новоорлеанское вторжение шло сразу по нескольким направлениям, и которое из них было самым первым и наиболее влиятельным – попробуй определи! Даже и с событиями внутри этих условных направлений разобраться непросто, если вообще возможно, поскольку за прошедшие десятилетия на эту тему было много разного написано-наговорено, в том числе и непосредственными участниками событий... Судите сами.

Отвечая на вопрос о происхождении Original Dixieland Jazz Band, «Папа» Джек Лэйн, которого исследователи никак не могли обойти в таком деле, поведал: «Однажды вечером мы играли на карнавальном параде. Вдруг из толпы выскочил человек и спросил лидера. Я в тот момент был занят и отправил его поговорить с Ником ЛаРоккой. Он предложил парням работу в Чикаго. Ник взял Эдвардса, Шилдса, Сбарбаро и Рэгаса – и согласился на ангажемент. Это было незадолго до того, как они стали получать целых тысячу долларов за ночь и делать записи, которые и по сей день остаются джазовой классикой».[4]

Не кто-нибудь так вспоминал – сам Папаша, который стольких вывел в люди, что у него и сомнений не возникало, что всё так и было!

В статье в Wikipedia об Алсиде Нуньесе сообщается, что он отправился в Чикаго в составе Stein's Dixie Jass Band, который позже преобразовался в Original Dixieland Jass Band. Из статьи об ударнике Джонни Стэйне (Johnny Stein, 1891-1962) во всё той же Wikipedia также следует, что именно Стэйн ещё в Новом Орлеане собрал Нуньеса, корнетиста Ника ЛаРокку, пианиста Хенри Рэгаса (Henry W. Ragas, 1891-1919) и тромбониста Эдди Эдвардса (Eddie Edwards, 1891-1963), после чего все они отправились в Чикаго. В Чикаго они выступали под названием Johnny Stein's Original Dixieland Jazz Band в Schiller's Cafe. Имеется даже фотография участников этого квинтета. Затем музыканты отвернулись от Стэйна, перебрались в Нью-Йорк, где и прославились, став Original Dixieland Jazz Band... Примерно так же трактуется история и в других статьях и очерках на эту тему.

Откуда же взялась столь однозначная версия и кто послужил её главным источником?

Это был сам Джонни Стэйн, оставивший в поздние годы воспоминания, которые вошли в выдающуюся книгу-хрестоматию Нэта Шапиро и Нэта Хентоффа Послушай, что я тебе расскажу«Пришло время, чтобы теперь стала известна правда о том, как в действительности был организован бэнд. Я, Джонни Стэйн, а не Ник ЛаРокка впервые организовал и привёз этот бэнд в Чикаго в марте 1916 года. Тогда он назывался Stein Original Dixieland Jazz Band, и в него входили ныне покойный Алсид "Йеллоу" Нуньеc (кларнет), Эдди Эдвардс (тромбон), также покойный Хенри Рэгас (фортепиано), Ник ЛаРокка (корнет) и я – на ударных...»

И далее Джонни поведал о деталях и частностях, возникших при организации бэнда, о том, что он прибыл в Чикаго на два-три года раньше Тома Брауна, рассказал о сенсационных выступлениях в чикагском кафе Шиллера, о том, как затем неблагодарные товарищи покинули его, «забрав все свои вещи», и так далее, но главное в его воспоминаниях – безапелляционность, которая меньше всего убеждает в правдивости сказанного. «Я заявляю, что первым стал использовать само слово "jazz" в связи с каким-либо бэндом», – завершает тираду новоорлеанский ударник Джонни Стэйн, вовсе не чужой в той завидной среде, но так желавший быть в ней первым.[5] 

Невольно вспоминается Джелли Ролл Мортон (Jelly Roll Morton, 1890-1941), в свое время многое наговоривший о своем неоспоримом первенстве, чем вызывал раздражение коллег-музыкантов. Но то был великий Фердинанд! Автор «Black Bottom Stomp» и основатель Red Hot Peppers не так уж сильно привирал, когда утверждал, будто именно он придумал джаз...

Мы никого ни в чем не уличаем, но лишь обращаем внимание на то, что когда «пришло время, чтобы стала известна правда», герои прошлого наговорили столько и такого, что уже, пожалуй, никто не разберет, как оно было на самом деле...

Но все же какая версия ближе к истине?

На мой взгляд, та, которую изложил ещё в 1939 году Чарльз Эдвард Смит в своем исследовании White New Orleans, и эта версия возвращает нас к Алсиду Нуньесу, который к тому времени уже покинул этот свет и потому не мог на эту тему ни возразить, ни высказаться. 

Как пишет Смит, в середине десятых Алсид Нуньес работал в клубе 102 Ranch, располагавшемся на Crozat Street, в самом сердце Сторивилла. В то время он был участником трио, в которое также входили уже известные нам ударник Джонни Стэйн и пианист Хенри Рэгас. В начале 1916 года из Чикаго в Новый Орлеан, по наводке кого-то из местных музыкантов, работавших на Севере, прибыл агент (booker) по имени Хэрри Джеймс (Harry James). Ему предстояло нанять музыкантов для ангажемента в чикагском Booster Club, для чего он прямиком отправился в Сторивилл, где, как считалось, работали лучшие музыканты города, в том числе и упомянутые питомцы Джека Лэйна. Встретившись со старшим из них – Алсидом Нуньесом, Хэрри Джеймс попросил его сформировать бэнд наподобие Tom Brown's Band From Dixieland, успешно выступавшего в Чикаго, и отправиться с этим бэндом на Север. После этого Нуньес собрал оркестр, в который кроме него самого и пианиста Хенри Рэгаса вошли тромбонист Эдди Эдвардс, трампетист Доминик «Ник» ЛаРокка и молодой ударник Тони Сбарбаро, известный также как Тони Спарго (Spargo). Вскоре эти музыканты, составившие квинтет, в первоначальном названии которого, как об этом сообщает Чарльз Смит, фигурировало имя Нуньеса, отправились на работу в Чикаго. [6]

Почему эта версия представляется мне наиболее убедительной и почему именно Алсид Нуньес собрал будущий исторический бэнд?

Во-первых, он был на несколько лет старше остальных участников бэнда; во-вторых, я доверяю авторитету такого исследователя, как Чарльз Эдвард Смит, а он сообщает, что Джонни Стэйн в те дни вообще остался в Новом Орлеане и не отправился в Чикаго вместе с собранным Нуньесом и Рэгасом квинтетом (Johnny Stein, who stayed in New Orleans when the band went North...). Наконец, главный аргумент в пользу этой версии – приведенный Смитом следующий документ, знакомство с которым не оставляет никаких сомнений, кто был лидером нового бэнда, отправившегося в Чикаго в начале 1916 года.

После первого же успеха в Иллинойсе участники Dixie Land Jass Band, как они стали себя называть,  сделали памятный снимок и затем отправили его своему учителю Джеку Лэйну в Новый Орлеан. На обороте снимка именно Алсид Нуньес, как лидер и старший из музыкантов, написал трогательный текст:

«Это бэнд, который навел порядок в Чикаго, Иллинойс, и прогнал всех других парней по домам... Когда мы вернемся домой, этот бэнд станет оркестром Джека Лэйна (Jack Laine's Band) – это то, что мы все друг другу здесь пообещали. Все говорят, что старик был к нам так добр и мы его никогда не забудем...» 

(This is the band that clean up Chi. Ill. and run all the other boys back home... And when we come back home this Band will be Jack Laine's Band, that what all us boys said to each other. All saying that the old man was good to all the boys and they can't forget you. Well Jack I heard that you are big and fat as ever and was good to hear that. from Kid Yellow. Best wishes to family). [7]

Кажется, всё более чем очевидно...

Наша казуистика не лишняя, поскольку речь идет о событиях для джаза исторических, и мы вправе иметь более-менее верные представления о вкладе в эту историю того или иного музыканта, и прежде всего тех, кто, заслонённый событиями более поздними и шумными, оказался обойден должным вниманием. Тем более что, пребывая в царстве теней и безмолвия, сами они не могут за себя постоять...

Итак – Когда мы вернемся домой, – пишет Нуньес своему учителю, – этот бэнд станет оркестром Джека Лэйна...

Однако всё вышло совсем по-другому... Фантастический успех перемешал все планы, включая и добрые намерения благодарных участников Dixie Land Jass Band...

Кстати, раз уж у нас под рукой вышедшая восемьдесят лет назад книга Jazzmen с главой White New Orleans, остановимся кратко и на многозначительном, по сей день не вышедшем из обихода слове Dixieland, происхождение которого имеет множество разных толкований.

Чарльз Эдвард Смит пишет, что в своё время новоорлеанский банк  выпустил десятидолларовую купюру, на одной из сторон которой большими буквами было отпечатано слово DIX, по-французски – десять, из-за чего вскоре и сам Новый Орлеан стали называть «Dixie Land», а еще через какое-то время так именовали уже весь Юг. Отсюда же и название южной «горячей» (hot) музыки, исполнявшейся новоорлеанскими музыкантами, причем это относилось не только к белым (с ними понятие Dixieland стало ассоциироваться после сороковых), но и к чёрным: вся «горячая» новоорлеанская музыка именовалась диксилендом задолго до того, как появилось слово jazz...[8]

...Итак, весной 1916 года пионеры новоорлеанского джаза в Чикаго – музыканты из оркестра Tom Brown's Band From Dixieland отправились в Нью-Йорк, где в течение одиннадцати недель выступали в the Century Theatre, а затем ещё и в одном из популярных бродвейских водевилей. Был успех и признание. Затем бэнд ненадолго возвратился домой, в Новый Орлеан, но уже осенью того же года снова появился в Чикаго. В ноябре Тома Брауна и его коллег вновь пригласили выступать в Нью-Йорке, однако по каким-то причинам ехать на зиму в Нью-Йорк музыканты отказались, предложив вместо себя земляков из Dixie Land Jass Band. И те охотно согласились, заполучив ангажемент в Reisenweber's Cafe у Columbus Circle в самом центре Манхэттена с января 1917 года. Полные сил и надежд, они отправились в Нью-Йорк творить историю, в то время как Алсид Нуньес остался в Чикаго, благо незадолго до того Том Браун предложил ему стать участником своего оркестра, заменив кларнетиста Ларри Шилдса, который, напротив, поехал в Нью-Йорк вместе с Ником ЛаРоккой и Dixie Land Jass Band. Так произошла рокировка, о которой, возможно, Нуньес сожалел всю оставшуюся жизнь... Выступая перед танцующей публикой на втором этаже кафе Reisenweber's, Dixie Land Jass Band тотчас привлекли к себе внимание спецов из ColumbiaVictor и Aeolian-Vocalion,  имевших неподалеку свои студии...

Я уверен, что за лето 1916 года манхэттенскую публику как следует разогрел оркестр Тома Брауна, так что если бы Tom Brown's Band From Dixieland вернулся в Нью-Йорк, то ColumbiaVictor, а затем и Aeolian-Vocalion, несомненно, обратились бы к нему...

Итак, первой на Ника ЛаРокку и его компаньонов вышла Columbia, но записанные её звукоинженерами треки оказались непригодными для прессинга. Эта неудача случилась 30 января... Что ж, в таких случаях время не ждет!

Нью-Йорк, Манхэттен, вид на Коламбус-Сёркл и четырехэтажное здание, где когда-то находилось Reisenweber’s Cafe.26 февраля, в понедельник, Dixie Land Jass Band в полном составе оказался в распоряжении опытного звукоинженера Victor Чарльза Соя (Charles E. Sooy, 1885-1945). Он успешно провёл сессию, записав пару популярных танцевальных мелодий, которые особенно хорошо принимались публикой и были в совершенстве обкатаны бэндом. Уже 7 марта была отпрессована плаcтинка Victor 18255 с «Dixieland Jass Band One-Step» и «Livery Stable Blues». Еще через пару дней (а может, и раньше!) шеллаковый диск поступил в продажу, и первым местом, где его можно было приобрести, было как раз кафе Reisenweber's. 

Пластинка вызвала сенсацию, и особенное впечатление произвел «Livery Stable Blues». На второй этаж Reisenweber's повалила публика, не только танцующая, но и слушающая, диск раскупался с невероятной скоростью, и менеджеры Victor, потирая руки, едва поспевали заказывать новые тиражи, которые достигли нескольких сот тысяч. Стремительно раскупались и нотные издания «Livery Stable Blues». На фоне этого успеха холодное слово jass естественным образом сменилось на более звучное и драйвовое jazz, и уже к осени оркестр, получавший за каждое своё выступление на частных вечеринках по тысяче долларов (очень большие деньги!), стал называться Original Dixieland Jazz Band. Под этим названием он и вошел в историю и как первый джазовый оркестр, объявившийся в Нью-Йорке, и как первый бэнд, записавший джазовую пластинку, и во многом прочем они тоже оказались первыми... Так сошлось! И конечно, им завидовали менее расторопные и менее удачливые новоорлеанские музыканты, среди которых оказались не только Джонни Стэйн, но и Алсид Нуньес и Рэй Лопес. Последние двое не нашли ничего лучшего, как зарегистрировать на своё имя «Livery Stable Blues» и требовать от бывших коллег плату за его исполнение, хотя оба лучше, чем кто-либо, знали, что не они его сочинили. В ответ Ник ЛаРокка и его издатели подали встречный иск на десять тысяч долларов. Последовало шумное судебное разбирательство, а мы заметим, что «Livery Stable Blues» и сотни или даже тысячи других подобных мелодий звучали в Новом Орлеане испокон веков и изначально принадлежали всем, потому что одному только богу известно, кто и когда их сочинил. И эту простую истину, как оказалось, хорошо понимал судья, отклонивший все иски и в конце концов закрывший дело.

Что ж, успех Original Dixieland Jazz Band не только пробудил интерес к новой танцевальной музыке, он открыл двери новому жанру. Широкие двери! Музыканты, и прежде всего новоорлеанские, стали востребованными и желанными как в танцевальных залах больших северных городов, так и в студиях грамзаписи, так что такой мастер, как Алсид Нуньес, с его необыкновенным, по выражению Чарльза Смита, «голубым звучанием кларнета» (Nunez's tone had in it very blue quality), без работы никак бы не остался...

...Это, конечно, отдельная тема, разобраться в которой смогут лишь социальные психологи: отчего так неостановимо потянуло американцев к горячим танцевальным ритмам, ведь в Европе вовсю шла кровопролитная война, в которую Соединенные Штаты вступили как раз в те дни (6 апреля), когда танцевальный зал кафе Reisenweber's, как и другие подобные залы по всей стране (ballrooms), ломились от жаждущих потанцевать?! Загадка!.. 

Но вернемся к Нуньесу.

После нескольких месяцев работы в оркестре Тома Брауна, он сошёлся с Бертом Келли (Bert Kelly, 1882-1968), банджоистом и бэнд-лидером из штата Айова, который успел оставить заметный след на Западном побережье (Сиэтл, Сан-Франциско), после чего, в 1914 году, оказался в Чикаго. Заполучив в партнеры опытного новоорлеанца, каковым был Нуньес, Келли убедил его организовать бэнд и отправиться в Нью-Йорк по следам успеха бывших партнеров Нуньеса. Так Алсид Нуньес и Bert Kelly's Jass Band оказались в Нью-Йорке и играли вместе в продолжение всего 1918 года. В Discography Of American Historical Recordings отмечено, что 8 ноября 1918 года этот бэнд сделал тестовую запись «The Yellow Dog Blues» для Victor, что подтверждает и справочник Брайана Раста (Brian Rust) Jazz Records: 1897-1942, но ни в первом, ни во втором источнике не отмечены имена музыкантов, лишь указано, что таковыми были тромбонист, кларнетист, пианист, банджоист и ударник. По сохранившемуся и опубликованному в Wikipedia рекламному плакату можно предположить, что кларнетистом во время записи «The Yellow Dog Blues» был Алсид Нуньес. Если это действительно так, то это была его первая сессия и самая первая запись, к сожалению так никогда и не изданная и, судя по всему, пропавшая. 

...В биографических статьях о Нуньесе циркулирует любопытный пассаж о том, что Пи Ви Расселл (Pee Wee Russell, 1906-1969), анонсируя появление Алсида Нуньеса в Чикаго и Нью-Йорке, провозгласил новоорлеанца «величайшим джазовым кларнетистом мира». Так и пишут: «Pee Wee Russell announced in Chicago and New York that Nunez was the greatest jazz clarinetist of the world». Что и говорить, Пи Ви из Миссури, замечательный кларнетист-диксилендщик, действительно, мальчиком слышал Нуньеса и под впечатлением от его игры будто бы и взялся за кларнет, но в 1917-1918 годах ему было 11-12 лет – способный ребёнок тихо ходил в школу то ли в Миссури, то ли в Оклахоме... Роль отроков в истории несомненна, но не до такой же степени, чтобы влиять на матёрых владельцев бродвейских болл-румов и прожженных дельцов из звукозаписывающих компаний. Может, Пи Ви говорил нечто подобное уже позже, когда сам был зрелым мастером?..   

В конце 1918 года там же, в Нью-Йорке, Нуньес сошелся с еще одним своим земляком – ударником и бэнд-лидером чешского происхождения Антоном Ладой (Anton Lada, 1890-1944) и помог ему сформировать группу, которую назвали Louisiana Five – с учетом спроса на музыкантов из Луизианы (читай: из Нового Орлеана). В бэнд Louisiana Fiveкроме Нуньеса и Лады вошли тромбонист из Нью-Йорка Чарльз Панелли (Charles Panelli, 1899-?), пианист Джо Коли (Joe Cawley) и банджоист Карл Бергер (Karl Berger). В конце декабря 1918 года, а также в январе и марте 1919-го Louisiana Five участвовали в трех сессиях для Emerson Records, а две неудачные сессии  для Victor состоялись в феврале и марте 1919 года.

1 апреля их записывали в студии Columbia, наконец, 14 апреля состоялась сессия для Edison, во время которой были записаны фокстрот «Foot Warmer» и «B-Hap-E» One Step, вышедшие как на диске, так и на цилиндрах Blue Amberol... Еще раз музыканты из Louisiana Five запишутся для Edison в сентябре – «Clarinet Squawk» и «Yelping Hound Blues», – в обеих вещах кларнет Нуньеса доминирует, ведет за собой весь бэнд...

Звучание раннего новоорлеанского джаза, изданного на цилиндрах, услышать очень важно, потому что подобные записи редки, к тому же Louisiana Five – один из первых, если не первый новоорлеанский бэнд, цилиндрические записи которого дошли до нас, поскольку Original Dixieland Jazz Band на цилиндрах не издавались. В то же время слухи о якобы еще в 1898 году записанном цилиндре Бадди Болдена с годами не находят подтверждения, но лишь возбуждают любопытство: как же звучал бэнд легендарного корнетиста? 

Смею предположить, что звучал он примерно так же, как на нашем цилиндре звучит Louisiana Five с потрясающим Алсидом Нуньесом, одним из лучших новоорлеанских кларнетистов, выходцем из школы Джека «Папы» Лэйна, ученики которого, как мы уже отметили, «были единственными белыми музыкантами в городе, знавшими "местный джаз"».  

В 1919 году у Louisiana Five, ставших одним из наиболее популярных бэндов в Нью-Йорке, было еще несколько сеансов звукозаписи, но после неудачных сессий для Columbia Нуньес покинул бэнд, уступив место еще одному новоорлеанскому кларнетисту – Доку Берендсону (Doc Behrendson, about 1893-?). В начале 1920 года Папа Джек Лэйн с женой. Кадр из видео-интервью 1960 года.Нуньес работал с нью-йоркской танцевальной группой Хэрри Йеркса (Harry A. Yerkes, 1872-1954)  – Yerkes' Novelty Five, и мы можем распознать его кларнет в «Railroad Blues» и «Left All Alone Blues» (слушайте здесь). Сообщается также, что в том же 1920 году Алсид Нуньес на некоторое время вернулся в состав Louisiana Five, совершив с бэндом тур по Соединенным Штатам, а затем покинул группу, уступив место Джонни Доддсу (Johnny Dodds, 1892-1940)... Еще какое-то время Нуньес проработал в Чикаго, но потом, из-за потери зубов и, как следствие, снижения качества игры, – вернулся в Новый Орлеан, где проживал с семьей и работал в полицейском управлении, время от времени поигрывая в полицейском же оркестре. Нуньес был трижды женат, имел ребенка от второй жены и троих от третьей. Скончался Алсид Нуньес от сердечного приступа 2 сентября 1934 года, прожив чуть больше пятидесяти. Последний приют он обрёл в своем родном городе на  Saint Vincent de Paul Cemetery #1... 

Но что же наш учитель, наставник и папаша Джек Лэйн? Он оказался куда более крепким, пережил Нуньеса на целых тридцать два года, дал несколько интервью и даже остался запечатлен на видео вместе со своей женой (см. здесь)... Прохаживаясь изредка по Canal Street, он мог вдоволь наслаждаться тем непостижимым острым гамбо, который они с Бадди Болденом, Биллом Мануэлом Джонсоном и другими великими новоорлеанскими стариками когда-то здесь по молодости заварили... Счастливый дед, что и говорить!  

 

 

 

 

[1] Jazzmen. Edited by Frederic Ramsey, Jr. and Charles Edward Smith. New York. Harcourt, Brace and Company. Second printing, 1940, p.42. 

[2] Нэт Шапиро и Нэт Хентофф: Послушай, что я тебе расскажу. Пер. с англ. Ю.Верменича. –М.: «Синкопа». –2000. –С.64. Здесь и далее мы ссылаемся на русский перевод знаменитой книги Hear Me Talkin’ To Ya: The Story of Jazz by the Men Who Made It с некоторой сверкой с оригиналом.

[3] Smith, Jazzmen, p.46. 

[4] "Papa" Jack Laine Interview , The Hogan Jazz  Archive, Tulane University, New Orleans, LA

[5] Нэт Шапиро и Нэт Хентофф, с.83-84.

[6] Smith, Jazzmen, p.47-48.

[7]  Smith, Jazzmen, p.48.  

[8] Smith, Jazzmen, p.39.