Edison Blue Amberol Record 3966. Harry Raderman's Jazz Orch.

 

«Make That Trombone Laugh» (Fox Trot) 

 

                                     Harry Raderman

Harry Raderman's Jazz Orchestra

 

New York City.  January 9, 1920

 

Хотя в названии оркестра тромбониста и бэнд-лидера Гэрри Рэдермана (Harry Raderman, 1882-1940) фигурирует слово Jazz, в джазовых словарях и справочниках этому оркестру и самому Рэдерману не находилось места, поскольку историки джаза не относили к этому жанру его музыкальное творчество. Даже Джон Чилтон (John Chilton) в своём Who's Who of Jazz (1970) о Рэдермане умалчивает! Сейчас подобная точка зрения меняется, и нынешнее поколение исследователей гораздо внимательнее и благосклоннее относится к музыкантам, стоявшим у истоков джаза или продвигавшим его в музыкальную культуру Америки. И здесь роль Гэрри Рэдермана в утверждении тромбона в танцевальных оркестрах двадцатых годов не менее важна, чем роль Руди Видофта (Rudolph Cornelius Wiedoeft, 1893–1940) или Клайда Доерра (Clyde Doerr, 1894-1973) в продвижении саксофона. Но, как мы уже не раз в таких случаях отмечали, из-за многолетнего ignoring упущено время: интересующие нас музыканты ушли из жизни, их родственники не позаботились о сохранении памяти и сами уже ушли, поэтому сегодня собрать какую-либо биографическую информацию о музыкантах прошлого непросто, хотя в этом отчасти помогают опубликованные данные переписи населения, свидетельства о рождении или смерти. 

Что касается Гэрри Рэдермана, то здесь надежда на ревнивых к своей истории одесситов, потому что именно в Одессе 28 сентября 1882 года появился на свет Odessaбудущий тромбонист и бэнд-лидер. 

В 1893 году Гэрри эмигрировал в Соединенные Штаты вместе со своими родителями – Элиэсом Рэдерманом (Elias Raderman, 1865-?) и Эстер Пеппер (Esther Pepper). Семья осела в Бронксе, Нью-Йорк  (Bronx, New York). Как сообщается в одной из редких статей о Рэдермане, он выучился играть на тромбоне еще в Одессе, а в Бронксе начал выступать в составе еврейских клезмерских оркестров. Именно это во многом определило дальнейший характер его музыкального творчества и пробудило в нём то, что впоследствии вошло в историю жанра как Trombone Laugh (дословно – смеющийся тромбон)... Дело в том, что сама традиция клезмеров неразрывно связана с нескончаемым весельем, праздником, так что смех, в том или ином виде, – неотъемлемая часть этой традиции. Вот что об этом пишет Марк Ковнацкий в своем исследовании о роли клезмеров в жизни еврейского местечка:

«Клезмеры играли на разных празднествах, таких как брит-мила, бар-мицва, но всё же основным направлением их деятельности было и остаётся по сей день Klezmer musicians at a wedding, Ukraine, ca. 1925 (Wikipedia)музыкальное оформление хупы — еврейской свадьбы. Ни одна сколько-нибудь значимая свадьба не обходилась без клезмерской музыки. Хупа начиналась с прихода утром сватов (мехетоним, иврит) и сопровождавших их клезмеров в дом невесты (калэ, иврит, ашкеназское произношение) и жениха (хосн, иврит, ашкеназское произношение) и заканчивалась поздно вечером, когда клезмеры, наигрывая мелодию "Зай гезунд" (будь здоров, идиш) или "Добраночь", провожали последних гостей домой. Но и на этом свадьба, как правило, не заканчивалась: празднество продолжалось ещё в течение двух-трёх дней. И всё это время, с утра и до вечера, звучала клезмерская музыка».

Вот в какой праздничной обстановке оттачивал свой талант начинающий музыкант Гарик Рэдерман! Но вот одно важное обстоятельство, на которое обращает внимание Марк Ковнацкий:

«К началу девятнадцатого века, когда евреи перебрались из городских гетто в поселения-штетлы (а те, кто в поисках лучшей жизни остались в городах, как правило, ассимилировались), на них автоматически перестал распространяться запрет на "громкие" инструменты (духовые и ударные). В результате в составе клезмерских капелл появился инструмент, по своей выразительности ни в чём не уступающий скрипке, а именно — кларнет. Поначалу его появление было воспринято с некоторым недоверием, а кое-где и вовсе враждебно. Но со временем кларнет успешно доказал свою состоятельность в клезмерской музыке, и на сегодняшний день он является одним из лидирующих в клезмер-бэндах инструментов. Одновременно с появлением кларнета в клезмерских капеллах появились такие инструменты, как труба, флейта (в том числе и пикколо), туба и многие другие духовые инструменты...» (Статью Марка Ковнацкого читайте здесь.)

Вот почему в руках у юного клезмера Гарика Рэдермана оказался громогласный тромбон, на котором он выучился мастерски играть, в том числе и задорно хихикать... И это оказалось востребованной новацией!

Америка – свободная страна, а Нью-Йорк – наиболее свободный и самый мультикультурный из городов мира, ни о каких ограничениях в громкости и резвости, тем более на музыкальном поприще, там не могло быть и речи, поэтому громогласный хихикающий тромбон был там в самый раз. И эта веселая и вольная особенность молодого клезмера-одессита счастливо развивалась у Гэрри Рэдермана, невольно продвигаясь навстречу ещё неведомому на Севере тектоническому сдвигу, происходящему в эти же годы в далекой Луизиане, во влажных кварталах, теснящихся между озером Пончартрейн и стремительной Миссисипи. Пройдет ещё целое десятилетие, прежде чем первые посланцы из Нового Орлеана окажутся на Манхэттене, а пока... Пока из отчета переписи населения за 1905 год мы узнаём, что двадцатитрёхлетний Гэрри Рэдерман проживал у своего дяди, профессионального музыканта, и играл в составе одного из оркестров в театрах Бронкса и Большого Нью-Йорка. В одной из статей сообщается, что Рэдерман играл в оркестре Bushwick Theatre в Бруклине, следовательно, к середине первого десятилетия он уже оторвался от клезмерских бэндов и стал, как его дядя, профессиональным музыкантом (см.здесь).

Как развивалась музыкальная карьера Рэдермана после 1905 года и в последующее десятилетие, нам не известно. Его имя всплывает лишь в 1917 году, когда на необычный смеющийся тромбон Гэрри обратил внимание кларнетист и бэнд-лидер Тед Льюис (Ted Lewis, 1890-1971), подыскивавший таланты для Эрла Фуллера (Earl Fuller, 1885-1947) – музыкального менеджера Rector's Restaurant, одного из самых крупных и популярных развлекательных заведений Нью-Йорка, некогда располагавшегося на углу Бродвея и 48-й улицы. Так Гэрри Рэдерман стал тромбонистом в Earl Fuller's Famous Jazz Band. На пару с Тедом Льюисом они настолько усилили оркестр, что на выступления оркестра повалили толпы... Между тем Нью-Йорк и его окрестности сотрясал невиданный успех the Original Dixieland Jazz Band – их первая пластинка (Victor 18255) с «Livery Stable Blues» мгновенно расхватывалась покупателями, к несчастью для менеджеров Victor, которые, не предполагая подобного успеха, на некоторое время переуступили новоорлеанский бэнд Ника Ларокки (Nick LaRocca, 1889-1961) конкурентам из Columbia.

Что делать? Искать замену!  

Так оркестр Эрла Фуллера оказался в нью-йоркской студии, где 4 июня 1917 года были произведены первые записи этого бэнда, в составе которого, кроме Теда Льюиса, корнетиста Уолтера Кана (Walter Kahn), ударника Джона Лукаса (John Lucas) и самого бэнд-лидера, пианиста Эрла Фуллера, присутствует и Гэрри Рэдерман со своим тромбоном. На вышедшей вскоре пластинке  c искромётными «Slippery Hank» (one-step) и фокстротом «Yah-De-Dah» мы отчетливо слышим смеющийся и завывающий тромбон Рэдермана, от которого не отстает кларнет Теда Льюиса, так что мы оказываемся в праздничной атмосфере так называемого Klezmer Feeling, при этом оркестранты стараются не отстать и от захватывающей новизны, привнесенной в бродвейскую среду музыкантами из the Original Dixieland Jazz Band... Victor 18321 – самая первая запись и самая первая пластинка Гэрри Рэдермана! 

В составе Earl Fuller's Famous Jazz Band он участвовал и в последующих сессиях для Victor, Emerson и Edison... Кроме того, с мая 1918 года Рэдерман постоянно записывался для Victor в составе оркестра скрипача, композитора и бэнд-лидера Джозефа Смита (Joseph Cyrus Smith, 1883-1965), отец которого также был выходцем из России... 1 октября 1919 года Joseph Smith's Orchestra записал для Victor «Yellow Dog Blues» Вильяма Хэнди (William C. Handy, 1873-1958), и вышедшая вскоре пластинка Victor 18618 стала необычайно популярной не в последнюю очередь благодаря смеющемуся тромбону Гэрри Рэдермана, так что даже на самой этикетке отмечено имя музыканта. Также фотопортрет тромбониста поместили на обложку нот «Yellow Dog Blues», да ещё рядом с портретом Джозефа Смита! Это таки большая честь и слава, и не только для одессита... И потом, откуда же ещё было взяться смеющемуся тромбону, как не из Одессы! (Слушайте здесь.)

Кроме оркестров Эрла Фуллера и Джозефа Смита, Рэдерман был постоянным участником бэнда Теда Льюиса (Ted Lewis Jazz Band), который набирал вес в музыкальной среде Нью-Йорка, а с сентября 1919 года надолго стал эксклюзивным артистом Columbia Graphophone CompanyТаким образом, к концу второго десятилетия продвинулся и Гэрри Рэдерман: он стал известным и востребованным музыкантом и даже попробовал свои силы в качестве лидера танцевального оркестра. ...Есть замечательная фотография оркестра Эрла Фуллера, на которой Льюис и Рэдерман запечатлены рядом: одетый во фрак Тед (он явно хедлайнер бэнда!) замер в экстравагантной позе, заложив правую руку за голову – его кларнету хватит и одной левой; в то время как более плотный и сосредоточенный Гэрри пытается усидеть на стуле, хотя выдвинутая едва ли не до пола кулиса тянет его за собой... 

Не могу назвать точную дату, когда Рэдерман впервые собрал собственный оркестр (возможно, он это проделывал ещё в десятые годы), но его первый опыт бэнд-лидера в сфере звукозаписи относится к 1919 году, вероятно к ноябрю, когда в Нью-Harry Raderman, Ted Lewis, John Lucas, Earl Fuller and Walter KahnЙорке для лейбла Lyric Records состоялись сессии the Bal Taberin Jazz Orchestra, лидером которого он значится. Имена участников этого оркестра не определены, и в справочнике указаны лишь инструменты: две скрипки, фортепиано, контрабас, ударные и банджо. Впрочем, имя одного из участников оркестра известно. Это молодой альт-саксофонист Бенни Крюгер (Benny Krueger, 1899-1967), в будущем бэнд-лидер, композитор-сонграйтер, участник множества сессий с самыми разными музыкантами, включая и тех, чьи имена золотыми буквами вписаны в историю джаза. Сессия в оркестре Рэдермана, по всей видимости, была дебютом Крюгера. The Bal Taberin Jazz Orchestra исполнили шесть популярных танцевальных мелодий: «Vamp», «You'd Be Surprised», «Dardanella», «Blues My Naughty Sweetie Gives To Me», «The Laugh Song» (Make The Trombone Laugh) и «Yellow Dog Blues», которые, кроме Lyric, затем были изданы на лейбле Concert Records. Вышедшие к концу 1919 года на пластинках, все эти вещи, очевидно, сразу же стали популярными и пользовались большим спросом, потому что уже 9 января 1920 года Рэдерман со своим оркестром вновь пребывали в студии, ещё раз исполнив ранее записанный материал – теперь уже для компании Edison и под своим именем (Harry Raderman's Orchestra). При этом «Make That Trombone Laugh» была первой мелодией, записанной в эту сессию. Фокстрот издан как на эдисоновском диске (с «Dardanella» на другой стороне), так и на цилиндре Blue Amberol 3966, который мы представляем на этой страничке.

К началу двадцатых преимущество дисков перед цилиндрами уже было очевидно, но компания Эдисона всё еще выпускала свою продукцию на двух видах носителей, то ли не веря в исход борьбы, то ли из-за обязательств перед клиентами, накупивших фонографы... В любом случае тиражи цилиндров, в сравнении с дисками, были небольшими, и в наши дни цилиндры с записью джаза можно встретить нечасто.   

К сожалению, кроме самого лидера, нам не известны музыканты, участвовавшие в сессии 9 января и записавшие эту замечательную жизнерадостную Руди Видофт в 1920 годумелодию, в которой, наряду с тромбоном, выделяется тенор-саксофон, звучащий для своего времени беспримерно, – это явно не двадцатилетний Бенни Крюгер... Кажется, только один саксофонист в то время обладал подобной техникой – Руди Видофт!

Так и есть: именно его тенор (скорее всего,  C-melody) мы и слышим на записи «Make That Trombone Laugh», подтверждение чему находим на пятаке пластинки Gennett 9031. Сессия Harry Raderman's Orchestra для Gennett проходила в том же январе и тоже в Нью-Йорке, так что пригласить Видофта в свой бэнд не было для Рэдермана делом таким уж сложным. Таким образом, выдающийся саксофонист-новатор участвовал в сессиях и для Edison, и для Gennett. Отметим, что на цилиндре Blue Amberol 3966 фокстрот звучит почти на сорок секунд дольше! Но, конечно, особую ценность представляет творческая встреча двух ярких мастеров своего времени...

С 1920 года оркестры, руководимые Гэрри Рэдерманом, и сам он, как тромбонист и свободный артист (freelancer), активно записывался ведущими фирмами грамзаписи и выступал на самых престижных танцевальных площадках Америки с самыми разными музыкантами, в том числе и со своим младшим братом скрипачом Лу Рэдерманом (Lou Raderman, 1902-1981), родившимся в 1902 году уже в Нью-Йорке.

Не забывал Гэрри и своих корней, играя с еврейскими эмигрантами из России и, в частности, с известным кларнетистом, лидером клезмер-бэнда Сэмом Бекерманом (Shloimke "Samuel" Beckerman, c.1884-1974), с которым они записывались для Emerson Records как Raderman's and Beckerman's Orchestra – слушайте, например, их «A Europaische Kolomyka», записанную в 1924 году.

Из справочника Брайана Раста (Brian Rust) The American Dance Band Discography, 1917-1942 следует, что в последний раз Гэрри Рэдерман участвовал в сессиях звукозаписи в январе и феврале 1931 года, когда в составе всё того же оркестра Теда Льюиса он записывался для Columbia в Нью-Йорке. Это были совсем другие времена, и рядом с многоопытным тромбонистом уже вовсю блистало новое поколение музыкантов, включая Маггси Спэниера (Muggsy Spanier, 1901-1967), Джорджа Бруниса (George Brunies, 1902-1974) и ещё более молодого Бенни Гудмена (Benny Goodman, 1909-1986). Возможно, были у Рэдермана и более поздние записи, которые остались неотмеченными...

Смеющийся тромбонист Гэрри Рэдерман умер 9 ноября 1940 года в возрасте пятидесяти восьми лет. Его прах покоится на бескрайнем Mount Zion Cemetery во всё том же Бронксе, куда он еще мальчишкой прибыл с родителями из Одессы. Его жена Роза Рэдерман (Rose Raderman) ушла из жизни в 1966 году.